Детишки пошалили?!

№ 2010 / 6, 23.02.2015

Эти стро­ки из сти­хо­тво­ре­ния ка­ли­нин­град­ско­го по­эта Ве­ни­а­ми­на Ан­д­ре­е­ва я при­вёл в ка­че­ст­ве эпи­гра­фа по­то­му, что при чте­нии сбор­ни­ка мо­ло­дых ка­ли­нин­град­ских ли­те­ра­то­ров «Де­ти без­дом­ных но­чей» я не­воль­но к ним не­од­но­крат­но об­ра­щал­ся.

Правительство Калининградской области


финансирует отборный мат



Пишем мы о чём? Не понимая


Жизни глубины иль Мастерства,


И слова, наверно, сочетаем


Может, от тоски иль озорства…


Вениамин Андреев. «Господин Издатель»



Эти строки из стихотворения калининградского поэта Вениамина Андреева я привёл в качестве эпиграфа потому, что при чтении сборника молодых калининградских литераторов «Дети бездомных ночей» я невольно к ним неоднократно обращался.


Чем глубже я уходил в словесные дебри этого издания, тем сильнее меня терзало сомнение: «Только ли ради популярности и самоутверждения группы молодых авторов получил право на жизнь этот сборник?» Наконец, последняя страница книги перевёрнута, взгляд скользит по оглавлению… снова вопрос: «Кто же эти молодые дарования, чьи опусы так любовно собрали редакторы-составители И.Белов и С.Михайлов под одной обложкой книги с эпатажным названием, а областной Минкульт так щедро выделил немалый по сумме грант для публикации их произведений?» Вопросы, вопросы…


Предположим, что в сборнике собраны произведения, в которых, по словам И.Белова, «…размышления обо всех сторонах жизни: от шока до ценностей, проверенных временем», тогда получается, что мы имеем дело с молодыми авторами, «…определяющими литературное настоящее и будущее янтарного края». Следовательно, надо отдать должное авторам и редакторам сборника, т.к. они «герои нашего времени», бросающие обывателям жёстко, по-лермонтовски: «Довольно людей кормили сластями, у них от этого испортился желудок: нужны горькие лекарства, едкие истины», а сам сборник, по словам редактора-составителя С.Михайлова: «…Это то богатство, которым мы располагаем. Именно в этом представлена литература нашего региона».


Авторы и редакторы-составители сборника «Дети бездомных ночей» – люди совершеннолетние, надеюсь, дееспособные и являются гражданами России, следовательно, должны знать и выполнять требования законов страны проживания. Так ли это на самом деле?





Для начала обратим своё внимание на повесть Иннокентия Сергеева «Костры». Как говорили римляне: «DE GUSTIBUS NON EST DISPUTANDUM» – о вкусах не спорят. Для кого-то описанные в повести похождения перманентно пьяного молодого индивидуума – это высокохудожественная литература, достойная занять место в сборнике, который издаётся под патронатом Правительства Калининградской области. Я после прочтения сего «произведения» захотел обратиться к Закону Калининградской области «О защите русского языка на территории Калининградской области», и вот почему. На странице 62 и 64 в тексте повести автором употребляется непристойная (обсценная) лексика, которая в нашем обществе табуирована в той или иной степени. Такое табу многие члены нашего общества рассматривают и как естественную норму, и как достояние культуры, а нарушение табу воспринимается ими как речевая агрессия против их психики и морали.


К слову, статья 57 закона Калининградской области гласит: «В целях сохранения и развития русского языка и языковой культуры на территории Калининградской области запрещается: издание, публикация и распространение, в том числе в средствах массовой информации, произведений художественной литературы и публицистических материалов… иных предназначенных для широкой аудитории источников информации и предметов искусства, содержащих в своих текстах вульгарные, бранные и грубо уничижительные слова и выражения».


Знает ли господин Сергеев о наличии такой нормы в законодательстве нашего региона или он находится в приятном для себя неведении о существовании оной? Если знает, то почему не воспользовался применением эвфемистической замены тех лексических форм, которые запрещены законом?


Да, впрочем, Сергеев и не одинок в этом коллективе молодых авторов, которые не преминули «украсить» матерком свои опусы. В повести «Толстый» автор Анна Остроухова также позволяет себе сдабривать монологи лица, от имени которого идёт повествование о реалиях наших дней, грязной, бранной лексикой.


Некоторые читатели могут меня упрекнуть в ханжестве, незнании специфики литературы такого рода, в которой контент предполагает наличие обсценной лексики. Да и в наше время у некоторых литераторов существует иллюзия, что только ненормативная лексика придаёт, так сказать, глубину и жизненную правдивость их произведениям. А между тем, это явление органически чуждо и губительно для русской литературной традиции. И не только о чистоте литературных традиций необходимо говорить в данном случае.


Если рассматривать в комплексе тексты И.Сергеева, А.Остроуховой, дополнив впечатление, полученное от их прочтения, ещё и жизнеописанием маргиналов из рассказа «Дети бездомных ночей» и повести «Я не помню» Екатерины Ткачёвой, то общий фон от прочитанного остаётся настолько тягостным, что вызывает у читателя состояние подавленности. Невозможно отмежеваться от мысли, что волна «негатива» этих «опусов» накрывает тебя с головой! Да, наша жизнь усложняется, а вместе с этим растёт её непредсказуемость и неопределённость. Да, понятия нравственность и совесть подвергаются девальвации, количество возникающих проблем и препятствий явно превышает человеческие силы. Но нельзя же так спекулировать, господа авторы, на этих трудностях нашей обыденной жизни, сознательно смакуя и выпячивая их. Психика людей не может выдержать такого натиска.


Есть мнение психологов о том, что с помощью словесных мыслеобразов с негативным содержанием человек способен разрушать свой генетический код и, соответственно, нормальную работу организма. Таким образом, человеку подобными словесными мыслеобразами можно нанести психологическую травму, результатом которой станет депрессия. И неясно, какой вариант выхода из депрессивного состояния будет выбран человеком, оказавшимся под таким психологическим прессом.


Так, по данным статистики, основными причинами, приводящими молодых людей к самоубийству, считаются конфликты с родителями (вспомним строки из текстов Ткачёвой – «я ненавижу своих родителей») и сверстниками, страх перед будущим, одиночество. По абсолютному количеству подростковых самоубийств Россия занимает первое место в мире. К сожалению, и наш регион добавил свою лепту в эти страшные статистические данные. Тому подтверждение – волна самоубийств молодых людей, прокатившаяся за последнее время и по Калининградской области. Так стоит ли публиковать и распространять по библиотекам области сомнительные по своему содержанию издания, подобные «Детям бездомных ночей», которые могут нанести психологический вред читателю и, возможно, подвигнуть его к принятию решения, подводящего к роковой черте?!


Кумулятивный заряд «негатива» от прочтения повести «Костры» Сергеева, этой исповеди алкоголизированного морального деграданта и аморальной «чернухи» Ткачёвой, с элементами пропаганды культа насилия и жестокости, обладает настолько огромной «убойной силой», что подавляет у читателя волю и стремление к сопротивлению внешним негативным обстоятельствам.


Далее уже психологически подготовленного читателя ждут тексты А.Остроуховой с наркогенной информацией. С готовыми рецептами и названиями наркотических препаратов, описанием их действия, способа употребления и описанием преимуществ и недостатков одних наркотиков перед другими. Ну и, конечно, рекомендации самого автора играют в этом деле определённую роль. Их смысл сводится к следующему: для того, чтобы хоть ненадолго забыться, укрыться от чёрной, безысходной реальности, нужна всего лишь затяжка сигаретой с наркотиком или «ням-ням» таблеточку – и вот она, долгожданная НИРВАНА… «Никогда мне ещё не было так хорошо… Дверь в этот мир была для меня открыта. Волшебный мир темноты… Эйфория!.. Счастье!.. Приятное погружение в слабость… РАЙ».


У нас действует Закон Калининградской области № 217, в котором прописаны нормы, призванные охранять наше право на защиту от вредного воздействия информации и продукции, создающих угрозу нашему моральному и физическому здоровью, на защиту от «сергеевых», «остроуховых», «ткачёвых» и им подобных «писателей». Разве не расходятся литературные упражнения вышеупомянутых авторов с требованием буквы этого регионального Закона?


Далее. Обратим своё внимание на стр. 229 всё той же повести «Толстый» Анны Остроуховой. Читаем: «…Существует два типа таких мальчиков в нашем городе: RICH BOYS кавказской национальности, эдакие «Вахтанги», султаны, с наглой самодовольной усмешкой на лице и вечно пристающими руками… «Вахтанги» – это особенный тип. Это «семья», Клан, Мафия. Они живут по законам гор. Это у них в крови! Горячие парни! Amigos…. Русские девушки для них – те же шлюхи, и отношение к ним соответственное». Но кто дал вам право, Анна Остроухова, огульно, скопом всех лиц кавказской национальности, которых вы уничижительно и оскорбительно именуете «вахтанги», причислять к мафиозным структурам? Вы – юрист? Вы провели расследование, которое доказало, что ВСЕ «RICH BOYS» кавказской национальности без исключения – члены мафиозных группировок?


Хотелось бы также уточнить, кто же всё-таки эти «молодые калининградские писатели и поэты», работы которых вошли в сборник «Дети бездомных ночей». Кривит душой редактор-составитель сборника С.Михайлов, когда характеризует книгу так: «…Именно в этом [сборнике] представлена литература нашего региона». Это утверждение далеко от истины – как упоминается в информации на сайте Областной универсальной научной библиотеки Калининграда, сборник «Дети бездомных ночей» – «…новая антология авторов-калининградцев, близких к сообществу «Полутона» и группе «Ревнители бренности». По сути, в сборнике представлен не литературный срез, представляющий «литературное настоящее и будущее янтарного края», а работы, в подавляющем большинстве, только членов двух литературных объединений. Хотя в нашей области кроме «Полутонов» и «Ревнителей бренности» достаточно и других литературных групп. Но, увы, произведения их авторов не вошли в сборник. Наверное, что-то помешало: либо «цеховая» корпоративность редакторов-составителей, либо то обстоятельство, что работы не «полутоновых ревнителей бренности» не вписывались в «чернушный» контекст сборника и понижали его «убойную силу».


Другой вопрос, почему бюджетные средства и государственные гранты выделяют лишь «полутоновым ревнителям бренности»? Региональный Минкульт не жалеет денег на реализацию также проектов «D-театра». Хотя постановка калининградского режиссёра Сергея Корнющенко «Рита Шмидт Кто Угодно» оказалась более чем сомнительной.


В 2007 году у нас был ещё один скандал. Минкульт региона подготовил постановление о выделении 300 тысяч бюджетных рубликов на издание порнографического романа Юрия Балабанова, проживающего где-то там в Дойчланде. Но настойчивые протесты общественности сделать это не позволили.


Так что выделение гранта в 200 тысяч рублей на издание сборника «Дети бездомных ночей» только укрепляет сограждан в мысли, что для областных чиновников от культуры, вероятно, не все творческие коллективы области равны в своих правах на финансовую поддержку, есть у них и свои предпочтения.


Управление Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Калининградской области уже отреагировало на данное издание. В предписании областного УФСНК на имя министра культуры Калининградской области Михаила Андреева указывается: «…распространение подобного рода изданий [сборник «Дети бездомных ночей»] нежелательно в школьных библиотеках, так как… может спровоцировать нездоровый интерес к проблеме наркотиков». Но кто ж у нас в стране прислушивается к наркополицейским?



Александр ВОРОНОВ


г. КАЛИНИНГРАД





Редакция готова опубликовать комментарий к этому материалу руководителей правительства Калининградской области. Или губернатор Г.Боос не ведает, что творится у него под боком? А может, ждёт, когда недовольные читатели устроят под окнами его резиденции митинг? Пока г-н Боос, наконец, соизволит отреагировать на массовые акции протеста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *