Палка о двух концах

№ 2010 / 11, 23.02.2015

Российская Академия живописи, ваяния и зодчества имени И.С. Глазунова – единственное в России учебное заведение, которое учит молодых художников согласно классическим традициям Императорской Академии художеств

Российская Академия живописи, ваяния и зодчества имени И.С. Глазунова – единственное в России учебное заведение, которое учит молодых художников согласно классическим традициям Императорской Академии художеств, давшей миру многих великих русских живописцев. Её основатель, а также бессменный ректор, положивший не только душу и сердце, но и колоссальные силы на создание Академии, – великий русский художник Илья Глазунов. Сейчас кажется, что Академия существовала всегда, и лишь немногие знают, как тяжело было создать подобный Храм науки и искусства.



Свершилось чудо






Это был 1986 год. Год рождения нового учебного заведения – Российской Академии живописи, ваяния и зодчества. Казалось, удалось сделать невозможное – «выбить» из-под 22-х советских учреждений баженовское здание, которое они плотно и, казалось, навсегда заселили в послевоенные годы. Здание это Илья Глазунов выбрал не случайно. Ещё до революции здесь находилось Училище живописи, ваяния и зодчества, в котором учились и работали великие русские художники Алексей Саврасов, Аполлинарий Васнецов, Михаил Нестеров, Исаак Левитан


Но пришедшая в страну советская власть распорядилась отдать этот памятник архитектуры, в котором ещё сохранились барельефы и колонны самого Василия Баженова, под «нужды советского народа». Сначала выгнали всех художников. А свято место пусто, как известно, не бывает. Так историческое здание в центре Москвы превратилось в муравейник контор и организаций, весьма далёких от искусства.


Из воспоминаний Ильи Глазунова: «Я решил специально подъехать на улицу Кирова, а ныне на Мясницкую, дом 21, и невольно залюбовался могучей колоннадой здания, построенного по проекту великого Баженова». Тогда-то и было принято твёрдое решение – здание вернуть. Но никто не верил в то, что удастся выселить оттуда хотя бы часть учреждений. Президенты Академии художеств СССР Евгений Вучетич и Николай Томский в разные годы пытались вернуть храм национального искусства, но никому, кроме Ильи Глазунова, это не удалось.



Восстановление исторической справедливости



Итак, в августе 1986 года постановление о создании Российской Академии живописи, ваяния и зодчества подписано. Но Академия не могла начинать работать – здание было разрушено фактически дотла. Требовался не просто косметический ремонт, но и серьёзные реставрационные работы. На это нужны были средства, и немалые.


Только человек, всей душой преданный искусству, смог бы пройти все круги бюрократической системы ради возрождения учебного заведения. Илья Глазунов снова добился своего. Финансирование было выделено, и уже специалисты из Италии бережно восстанавливали интерьеры академии по эскизам Ильи Сергеевича.


В 1989 году состоялся первый набор студентов. Академия, куда ежедневно приходят около 600 учащихся со всей России, стала напоминать скорее не учебное заведение, состоящее из коридоров и аудиторий, а царские хоромы. Огромные мраморные лестницы, величественные статуи и картины, картины…


Ни одна стена в Академии не пустует. Каждую украшает дипломная работа выпускника или «малая картина», о которой стоит рассказать отдельно. Сложно представить, что среди всего этого великолепия можно изучать что-то кроме художественных дисциплин. Но в расписании студентов есть и анатомия (один из самых важных для художника предметов), и химия (её изучают реставраторы). Сегодня в Академии пять факультетов – живописи, архитектуры, скульптуры, реставрации живописи и искусствоведения. Преподают в Академии преимущественно ученики Ильи Сергеевича Глазунова.



День сегодняшний



В последние годы многие учебные заведения вынуждены принимать студентов практически без конкурса – желающих получить высшее образование не так много. Но в Академии И.Глазунова такой тенденции не замечают. Ежегодно молодые люди со всей России, желающие стать художниками, приезжают сюда – сдавать вступительные экзамены. Принять всех невозможно. И тут решающую роль играют не отметки в аттестате, а именно талант. Приёмная комиссия строго оценивает работы юных дарований, и к экзаменам допускаются лишь самые талантливые.


Первые три курса студенты учатся вместе – занимаются преимущественно тем, что пишут копии картин великих художников. Ведь кто, если не мастер, может рассказать обо всех деталях искусства? А делая копии, словно ведя диалог с мудрым наставником, студент изучает композиционные, цветовые и многие другие решения настоящих мастеров своего дела.


Поэтому некоторые залы (язык не поворачивается назвать их классными комнатами или аудиториями) напоминают скорее музейные экспозиции – стены украшают картины художников разных стран и эпох. Все они – из личного собрания Ильи Сергеевича.


Каждый год студенты едут в Санкт-Петербург, чтобы в течение двух месяцев работать над копиями в Эрмитаже. Стоит ли говорить, что эти поездки абсолютно бесплатны?


Удивительно, что работы всех выпускников Академии непохожи друг на друга – у каждого художника свой стиль. В первую очередь, свой самобытный, ни на что не похожий, узнаваемый стиль есть у Ильи Глазунова. В то же время он категорически против того, чтобы в подобной манере писали его студенты. По его мнению, каждый должен найти свой путь. Ведь тот, кто идёт по стопам того или иного художника, может быть лишь вторым, и никогда – первым.


Малая картина



После окончания третьего курса студенты пишут так называемую «малую картину». Понятие «малая картина» существовало во всех Академиях художеств европейских стран с XVIII до начала XX века. Сегодня малую картину пишут лишь в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества.






Великий реалист готовит себе в собственной академии смену
Великий реалист готовит себе в собственной академии смену

После пяти лет обучения студенты должны написать диплом – настоящую, полноценную, масштабную картину. «Малая картина» – это «тренировка» перед выходом на финишную прямую. Студенты учатся, как от маленького эскиза – постепенно и плавно прийти к большому холсту, к готовому произведению, как правильно «сочинить» картину. Именно в процессе работы студента над «малой картиной» определяется его склонность к тому или иному жанру, проявляются сильные и слабые места начинающего художника, над которыми потом можно будет ещё два года работать.


Сначала студентам предлагают одну или несколько тем на выбор, исходя из которых сочиняется сюжет. Студент должен изобразить не просто некое действо по заданной тематике, он должен отразить своё понимание реальности или того или иного исторического процесса, своё видение проблемы, которая должна глубоко взволновать его.


После этого – кропотливая работа в библиотеке. Студенты сами собирают материал, часто выезжают на место событий (если выбранная тема связана с конкретными историческими фактами). Они не просто делают эскизы нарядов, но и изготавливают бутафорские костюмы, в которые облачатся натурщики. Только после создания эскиза и детальной проработки каждого образа можно приступать к написанию холста.


Защита «малой картины», хоть и призвана, в первую очередь, подготовить будущего выпускника к защите дипломной работы, проводится с не меньшей строгостью. Итак, индивидуальные склонности студентов выяснены. По окончании третьего курса учащиеся распределяются по мастерским – исторической, пейзажной или портретной живописи. Кстати, любая защита проходит в Академии в Актовом зале, на сцене которого впору труппе Большого театра выступать. Поэтому и настроение у студентов – особенное, как у актёров, играющих свои лучшие роли.



Есть проблема



К сожалению, большинство выпускников Академии – «художники одной картины». Дипломная работа каждого – это отдельное произведение реалистического искусства, заслуживающее места в лучших галереях мира. Работы поражают не только размерами (такой холст уж точно не назовёшь «малой картиной»), но и глубиной передачи сюжета, композиционными решениями. Даже неспециалисту понятно – одна такая картина может стоить тысячи «Чёрных квадратов».


Учёба подходит к концу, дипломная работа защищена. Она остаётся в галерее – чтобы каждый год первокурсники, затаив дыхание, разглядывали шедевр старшего товарища и думали, что у них так никогда не получится. А через шесть лет писали бы другие картины – не хуже. Вряд ли выпускник Академии когда-либо сможет написать картину подобных масштабов. Судите сами – во-первых, нужно найти мастерскую, которая позволила бы размахнуться кисти творца, материалы (холст, кисти, краски…), а также массу свободного времени. В идеале живопись должна и быть работой художника. Но где найти работодателя, который согласился бы платить за такой труд зарплату. Вот и приходится молодым талантам творить лишь урывками. Только самые удачливые работают по специальности – получают заказы. Например, один из выпускников расписывает храм на Сицилии, ему повезло. Другие трудятся, в лучшем случае, в музеях.


Сергей Михайлович Бородкин, заведующий кафедрой темперной живописи (темперными красками пишутся иконы), учит реставраторов. Причём реставраторы – выпускники Академии – считаются лучшими специалистами в России. Но и они не могут найти работу.


Сегодня храмы, музеи испытывают колоссальную потребность в реставраторах (по нормативам произведения искусства должны реставрироваться каждые 10 лет). Но денег на это никто не выделяет. А качественная профессиональная работа стоит больших денег – порой одну икону можно восстанавливать несколько лет! Поэтому и восстанавливают шедевры иногда случайные люди за небольшие деньги и в крайне сжатые сроки. При таком подходе можно навсегда утратить значительную часть культурного наследия.


Получаем палку о двух концах – с одной стороны, есть высококлассные специалисты, которым нужна работа, с другой – огромный объём работы, который некому выполнять. Решить эту проблему можно только «сверху» – например, организовать государственную программу, которая поддерживала бы профессиональных художников. Или создать систему грантов на реставрацию того или иного объекта. Много чего можно придумать, но, увы, пока это только мечты.


Хотя если четверть века назад одно чудо силами великого художника Ильи Глазунова было совершено, почему бы не продолжить славную традицию чудесного возрождения русского реалистического искусства сегодня?

Любовь ГОРДЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *