Дезорганизация интеллигентской мафии

№ 2010 / 11, 23.02.2015

Пе­ред тем как за­те­вать ин­тер­нет-кон­фе­рен­цию с Все­во­ло­дом Еме­ли­ным, я спро­сил у Сер­гея Шар­гу­но­ва мне­ние о его по­эзии. Сер­гей от­ме­тил до­ста­точ­но точ­но: «Все­во­лод Еме­лин – эс­т­рад­ный по­эт.

НЕПОЛИТКОРРЕКТНЫЙ ГОРЛОПАН



Перед тем как затевать интернет-конференцию с Всеволодом Емелиным, я спросил у Сергея Шаргунова мнение о его поэзии. Сергей отметил достаточно точно: «Всеволод Емелин – эстрадный поэт. У него смешные актуальные стихи, которые особенно хорошо воспринимаются на слух, когда он их распевно читает. Но это не вся правда о Емелине. Да, Емелин – народный, неполиткорректный горлопан, кумир протестных пацанов. Но быть «петрушкой для бунта» – лишь вариант внешнего образа. Главное в Емелине – сильнейший природный талант. Одна из граней этого таланта – интеллектуальная. Ведь Емелин ещё и экспериментатор с рифмой и размером, ещё и элитарный, тонкий автор, изящно играющий со смыслами, фобиями, эпохами».


Вот что получилось из «народного интервью» с этим «неполиткорректным горлопаном».



– Каким вам мыслится герой нашего времени и могли бы вы его описать, скажем, четверостишием?


– Двумя четверостишиями:







В синей стираной


маечке


И спортивных штанах


Вот сижу я на лавочке


С мятой примой в зубах



От ревущего времени


Безнадёжно отстав


Я глазами похмельными


Провожаю состав.







Всеволод ЕМЕЛИН
Всеволод ЕМЕЛИН

– Вы более всего себя реализовали в «нулевые». Можно ли вас характеризовать как поэта путинской эпохи? Вы благодарны властям за то, что благодаря им, их руководству страной, ваша поэзия становится всё более актуальной и востребованной?


– Благодарен, они дезорганизовали интеллигентскую мафию, вследствие чего она проморгала моё появление на дискурсивном поле, а, не будучи дезорганизованы, они бы меня на это поле никогда бы не пустили.


– Насколько вы политизированный человек и могли бы писать без отсылки к политическим темам?


– Я сильно политизированный человек. Писать бы, наверное, мог, но текстов было бы гораздо меньше.


– Если бы вам предложили писать оды, восхваляющие курс партии и правительства, вы бы согласились?


– Оды бы я написал, но, боюсь, заказчикам они бы не понравились.


– Всеволод, разделяете ли вы литераторов на дружеских и вражеских вам?


– Разделяю по очень простому принципу – кто ко мне хорошо относится, тот дружественный, кто враждебно, тот враждебный. Мне всю жизнь не хватало доброго отношения.


– Поэт и критик Владислав Ходасевич, находясь в эмиграции, вёл в одной из русскоязычных газет рубрику «Ниже нуля», куда записывал одновременно удивительные и чудовищные строчки эмигрантских поэтов, типа «Висит Иуда на осине, сперва весь красный, после – синий». Всеволод, есть ли у вас коллекция подобных трогательных нелепостей?


– Стихотворение замечательное, надеюсь, что все мои стихи такие.


– Всеволод, ваш любимый поэт Серебряного века? Любите ли вы стихи Бродского, у которого много подражателей, особенно сейчас? И как вы относитесь к «поэзии писателей», если так можно выразиться – в противовес «прозе поэтов»?


– Как ни крути, но Блок – мой любимый поэт Серебряного века. Стихи Бродского люблю, особенно ранние. Тут я не очень в курсе. Но, например, стихи Быкова мне нравятся меньше, чем его проза и публицистика.


– Как вы относитесь к интернет-поэзии (в ЖЖ, на сайтах и проч.)? Кто ваши фавориты?


– Отношусь очень хорошо. Мой фаворит – Емелин (я).


– Кто из поэтов стоит по четырём углам вашей комнаты?


– Не боюсь показаться банальным: Блок – Маяковский – Мандельштам – Багрицкий.


– Как отличить настоящую поэзию (может, ещё только нарождающуюся, неуверенную) от графоманских прилизанных строчек? Вообще, что такое, по-вашему, графоманство?


– А я не делю поэзию на поэзию и графоманство. Достоевский выводил образ капитана Лебядкина как графомана. А сейчас многие поэты мечтали бы писать, как капитан Лебядкин.


– Какие модные слова (жаргонизмы, канцеляризмы) вызывают у вас неприязнь, неприятие, презрение?


– Почему-то на дух не выношу слово «фотка» вместо фотография. И когда взрослые используют детские названия половых признаков: «налитые грудки» «влажные писи», «округлые попки» и т.п.


– Вас как-то Прилепин назвал «последним народным поэтом России». Как вам такая аттестация? Если бы президент или премьер позвали вас к себе в Кремль, что бы вы им рассказали, что поведали, будучи «народным» поэтом?


– Аттестация мне приятна, если бы позвали в Кремль, не пошёл бы, модно не ходить.


– Работа плотником в храме даёт что-либо для вашего творчества? Пишете ли вы, когда работаете молотком, или ваши строки и есть удары молотом?


– Пишу, когда работаю молотком.


– В чём причина популярности сейчас левых идей? Или это только временная мода, как в своё время ушанки и майки с советской атрибутикой?


– В желании справедливости. Не думаю, что это мода. На Западе это держится уже столетие. А то одним всё, а другим ничего – обидно.


– Если отключить радио, телевизор и Интернет и забраться в глухую деревушку, вы бы стали там писать?


– В деревушке писать бы не стал. Я уже говорил, что душевных сокровищ у меня нет, для продуцирования текстов мне необходим внешний раздражитель.

Подготовил Андрей РУДАЛЁВ,
г. СЕВЕРОДВИНСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *