Пепел вместо мозгов

№ 2010 / 17, 23.02.2015

Се­ри­ал «Шко­ла» вы­звал боль­шие кри­во­тол­ки. Во-пер­вых, силь­ное воз­буж­де­ние вы­зва­ло стран­ное имя ав­то­ра и ре­жис­сё­ра се­ри­а­ла. Гай Гер­ма­ни­ка – нель­зя ска­зать, что это обыч­ное имя для Рос­сии.





Сериал «Школа» вызвал большие кривотолки. Во-первых, сильное возбуждение вызвало странное имя автора и режиссёра сериала. Гай Германика – нельзя сказать, что это обычное имя для России. Да и молодой возраст этой эксцентричной девушки тоже вызывал любопытство. Во-вторых, она уже оказалась титулованном специалистом в школьных вопросах. Лауреат разных премий за свои фильмы о школе. Всё это заставило меня в поздние часы смотреть этот сериал. Показ предварялся таинственными анонсами, о том, что тут будет показана суровая, неприкрытая правда нашей школы. Ну, умеют интриговать, умеют. И сколь велико было разочарование, когда весь этот длиннющий сериал оказался просто бесконечной жвачкой. Безвкусной, навязшей в зубах. Ничего острого и даже клубничного.


Я был уверен, что обязательно кого-нибудь изнасилуют, а учительницу расчленят. Не тут-то было. Обломилось. Тягомотные диалоги, вялотекущие выяснения отношений наподобие «Дом-2». И никакой интриги.


Школьники показаны как какие-то маргиналы, не имеющие вообще никаких устремлений в жизни, никаких интересов. Девушки одеваются как бляди. Да и ведут себя как сучки. В школу приходят, чтобы потусоваться, позлословить.


У нашей, соседней школы, например, введена форма – простая, но дисциплинирующая. Первое, что надо ввести министерству образования – это, конечно, обязательную форму школьной одежды. Форма для школ существовала во всех цивилизациях. И её атрибуты: всякие академические шапочки, мантии, гимназические кокарды – всем хорошо известны и весьма ценятся. То, что в нашей школе нет обязательной формы – это просто диверсия. И министру образования я бы собственными руками открутил бы голову за это. В школе, которую показала Гай Германика, просто очень плохой директор. Ну а то, что у молодёжи нет стремления к знаниям, это злобная клевета.



***



Обаяшка и любимчик, лазоревоглазый Александр Глебович Невзоров, король телевизионного репортажа и эпатажа, порадовал очередным фильмом про лошадей.


Его «600 секунд», – останутся в веках. Его репортажи с питерского мясокомбината, сводки с полей войны, обороны «Белого Дома», обзоры операций рижского ОМОНа – всё это бессмертно. Теперь Невзоров убеждает нас, что лошади умеют читать и писать, причём по латыни. Как тоскливо смотреть на такое падение талантливого человека. И самое странное, что это с учёным видом обсуждают какие-то доктора наук и прочие известные и достойные люди. Фильм «Манежное лошадиное чтение» был представлен в программе Гордона «Закрытый показ».


Невзоров замахнулся на всю христианскую культуру и хочет смести её с лица земли. Да что там христианскую (она и так на ладан дышит), – на всю авраамическую – то есть иудаизм, ислам и христианство. И хочет основать (или возродить) свою – магическую, оккультную. Культуру иллюзии, гипноза и дрессировки.


Так вот и получается панорама наших дней. Лошади читают и пишут на латыни, а школьники ничего не хотят знать.



***



Конечно, стоило посмотреть фильм Леонида Парфёнова об отце телевидения Владимире Кузьмиче Зворыкине, – «Зворыкин-муромец». Если бы его лишить ещё всяких ненужных спецэффектов, то он бы намного выиграл в содержательности и стоил бы на порядок меньше. Ну, на эти парфёновские штучки можно закрыть глаза. Персонаж больно хороший. Русский эмигрант… осуществил свою мечту в Америке. Да разве он один. А Сикорский? Отец вертолётостроения. Даже американский доллар нарисован русским художником-эмигрантом. Доколе мы будем реализовывать себя за границей? А что поделаешь? За один век крах двух империй: Российской и Советской, – это, пожалуй, многовато для любого народа.


Когда, наконец, в редкие минуты Парфёнов сходит с экрана и в кадре появляется сам герой фильма – Зворыкин, то каждое слово этого великого нашего соотечественника ловишь с великим вниманием и почтением. И не зря. Вот последнее телевизионное интервью. Отца телевидения спрашивают о его детище. И что же он говорит? Отец телевидения говорит, что он не смотрит телевизор. Потому что вместо музыки какая-то какофония, которую и музыкой нельзя назвать. А на экране сменяют друг друга кровавые сцены ужасов, насилия и бесконечный секс. От отца телевидения поразительно слышать такие вещи. И он никак не может воздействовать на своё детище, призвать его к ответу.


А Парфёнова лучше вообще не слушать. Отключать звук, когда он появляется в кадре. Он говорит, например, что Зворыкина кремировали, а пепел в церкви не отпевают, поэтому по Владимиру Кузьмичу не служат панихиды. Какая чушь. Конечно, пепел, так же как и песок, камень, воду, воздух – не отпевают. Отпевают людей. Потому что душа бессмертна. Отпевают даже таких никудышных режиссёров, у которых пепел вместо мозгов.

Лев АЛАБИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *