Чтоб жизнь грантом не казалась

№ 2010 / 42, 23.02.2015

Пи­сать что-то про Ши­ря­е­ва, пи­шу­ще­го про Ман­цо­ва или Гал­ков­ско­го – де­ло не­бла­го­дар­ное. На­по­ми­на­ет анек­дот о том, как ев­рей су­дил­ся с ар­мя­ни­ном, а в ито­ге 10 лет да­ли про­ку­ро­ру. Но про Ши­ря­е­ва мож­но пи­сать толь­ко по-ши­ря­ев­ски

«Якове брате, еби лежа, ебехото, аесово»


Берестяная грамота


из Старой Руссы № 35, XII век







Василий ШИРЯЕВ
Василий ШИРЯЕВ

Писать что-то про Ширяева, пишущего про Манцова или Галковского – дело неблагодарное. Напоминает анекдот о том, как еврей судился с армянином, а в итоге 10 лет дали прокурору. Но про Ширяева можно писать только по-ширяевски, т.е. от первого лица с соблюдением присущей стилистики и строя мыслей. Ширяев, конечно, не еврей, как ему этого не хотелось бы – тут он умело косит под писателя из Греции Платона.


Очень хочется, а потому сравню критический текст Ширяева, используя его же троп, «с лавиной о тысяче лезвий»: оглушает до звона в ушах. Однако, разбирая хренопупии текста, оказывается, что мы имеем сходство не с лавиной, а с троянским вирусом. Удовольствие от чтения такое же, как от просмотра картинок на сайтах, где вирусы гнездятся. Читаешь и вроде ролик с соответствующим смотришь (я сам не видел, мне дети рассказывали): всё так живо, понимаешь ли, у него закручено – тут хрен бодрячком посреди строки торчит, там ещё какой матерок задорно выпирает, а вирус тем временем тихой сапой (сапа, кто не знает – подкоп под стену греческой крепости), ага, а вирус, значит, подгружается в культурную матрицу производящего акт чтения, говоря нормальным языком, инсталлируется. Потом бац – читаешь другие тексты уже глазами этого самого Ширяева, т.е. через очки (наверняка у него очки и борода – по почерку же видно), и понимаешь, что тексты эти говно, да и авторы по сути с того же теста, что и тексты. Продолжительность эффекта зависит от используемого антивируса – т.е. объёма культурного багажа.


Вот Базиль пишет: «Критический заряд, наверное, – от детского желания раздербанить игрушку, узнать, как было на самом деле. Анатомия детских игрушек». На самом деле парню хочется вписаться в литературный контекст методом перформативного парадокса – это примерно как граффитчики (настенные живописцы такие) закрашивают ресунки конкурентов и поверх уже мажут свою визуальность, за которую я вам отдельно накажу. В итоге пешеходы видят только их творчество, и вся утка соответственно тоже их – можно билеты в Липки покупать. Слово «творчество» – не от слова «воровать», как ошибочно предполагает Шигяев, а от «мародёрство», как истинно я, Ширяев, вам говорю. Потому приём хоть и несильно кошерный с виду, но диалектичный по своей сути, так как иначе не пробиться. Только война, мира тут быть не может – надо без стеснения жрать этих гадёнышей.


После детонации Васиного критического, как он думает, заряда, т.е. вскрытия текста, не то что читать – цитировать автора с этой поры западло и неохота – охота только ещё чё-нить подобное самому ломать и дербанить. Кстате, у древних скифов так было принято чинить савецки машины: сначала следовало разобрать её, а после этой процедуры запчасти в гараже уже никуда не едут. Раздербанил текст, и он уже никуда не едет, потому что на приколе. Кстате ещё раз: в гараже скифы оказывались оттого, что дома водку было пить некомильфо, так там с ним ещё жил этот баб. Вот тут Базилевс бессознательно запутывает нас в ситуации с бабом: ведь на самом деле нет слаще работы, чем пить водку, а не с бабом лежать. Видно, автор ещё молодой и не искушён в напитках – скоро пройдёт. Есть только одна вещь: слаще, чем хлестать водяру – это п…здить что-нибудь или кого-нибудь, но в идеале надо совмещать.


А вот пример стихийного волюнтаризма.


Вообще русский формализм – оттого, что чем восточнее, тем большие количества информации приходится обрабатывать. Информация прибывает как снежный ком или, скорее, как лавина. Кстати, лавина – это бритва с тысячью лезвий.


Во-первых, уважаемый забыл, как он сам открыл, что земля – блин. Это нормально, потому что свойственно. Поэтому никакого востока нет, а если что и есть, так это другая, не исключено, что и подгоревшая (хреновая), сторона. Во-вторых, лавины случаются в горах, а посёлок хоть и Волканый, как известно, находится на равнине между холмом и оврагом. Как известно, обоим вольным поселениям скоро придёт писец от извергающегося пока по тихой волкана-изверга Коряка, потому географическая диалектика для нас неактуальна, потому пренебрегаем. (Лично я переезжаю в Липки.) К вулканам, которые Вася видит из посёлка, гораздо ближе добираться из города, хотя в принципе понятно, что нефиг там делать. Вся фигура про лавину приведена исключительно красоты ради. Т.е. лавина – это красивая, причём в экваториальном поясе непонятная, барочная метафора, а вовсе не аргумент. Цунами было в данном случае всем понятнее и уместнее. Кстате, бывалые человеки – из породы горцев – умеют избегать лавин. Некоторым помогают собаки породы святого Бернара из отряда МЧС. Информация же – это вовсе не лавина, как пытается запутать вас Вася, которая куда-то там прибывает и какой она мерещится с бодуна в деревне, а самый что ни на есть настоящий шум, а точнее – нойз. Шумы не появляются – они всегда есть. Так вот, шумы, кроме который с бодуна и который реликтовый шум вселенной, можно фильтровать, подавлять, отсекать ненужные попсовые на определённых частотах. С лавинами давно работают на опережение, обстреливая склоны из пушек. Но почему же нашему пациенту нужна лавина? Только ли ради форсу? Конечно же, нет. Писатель Шигяев осознательно культивирует на песьме эффект лавины: так в кунг-фу пьяный монах копирует стиль богомола, вызывая этим у противника взрыв мозга, или проще – когнитивный диссонанс. К примеру, живёт себе заслуженная фрондёрша Латынина поживает, покусывает своих друзей писателишек, чтоб жизнь им грантом не казалась, и тут на тебе – открывает журнал, а оттуда на неё вываливается лавина текста. Конечно, редакторы и прочее околожурнальное жульё её оттуда извлекут, снег разгребут, но пару дней она ещё точно прорыдает над пепельницей. Надо будет кстате самому проредить её жежечку. А лавины вниз могут «прибывать» не только комом, а ещё и доской отрываться. Это когда мокрый свежий снег упал на старый лежалый сухой, и потом его ветром и морозом за ночь заполировало. Бзднул медведь в берлоге – она хлесть вниз. Рубит ноги, что комбайном. А ты – ком, ком… Серп!


«Как прочёл бы Манцова «маленький человек»?» – У меня встречный контрапункт: а сам Василий мог бы, кстати, сказать ему – Манцову – в глаза, что, дескать, ты, мил человек, того, извини уж… чота маленький какой-то? Интересно, из какого, нахрен, дискурса он таким видится? Где инстанция вопрошающего? А я объясню – таким он видится из дверного глазка, а не в микроскоп, как хотелось бы. Пафос обладателя оптики с таким фокусным расстоянием состоит лишь в том, что он этому маленькому человеку может не открыть дверь и не открывает. Не пригласит к себе, не скажет: ешь, мол, пей, веселись… почитай у меня Манцова, стань больше и выше, поправь свой дегенерирующий генетический фон… Но в Липках если не будешь за маленьких людей печься, могут и не пригласить на следующий год.


Вот автор риторически вопрошает: «Почему я не люблю «Морфологию волшебной сказки» Проппа?» – А я отвечу: потому что её все читали, вот он и не любит. По этой же эдипальной причине, скорее всего, он не навидит Гаспарова.


А здесь стоп машина, как сказал классик.


Известный факт: самая лучшая память зафиксирована на зоне. Объясняется сей факт тем, что любые феномены окружающей реальности данная категория людской биомассы легко перекодирует на свой лад, обильно скрепляя слова некошерной, т.е. хреновой лексикой. С Васиных слов, он сам не сидел (видать, статью ещё не выбрал), но очевидно, что, используя приёмы заточённых в казематы кандальников по укреплению ассоциативной памяти, Вася неплохо разогнал свою память, что ему и мешает при написании текстов. Память Ширяева, как записная книжка Тома Уэйтса – транслитерированная кунсткамера, мир в миниатюре. Но в подкидном дурачке нельзя все козыри сразу выкладывать – кунштюки надо экономить. Потому ставим ему на вид с поощрением.


Точка зрения автора может не совпадать с точкой зрения автора.

Денис ПИКУЛИН,
г.ПЕТРОПАВЛОВСК-КАМЧАТСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *