Закат Большой книги

№ 2010 / 49, 23.02.2015

Уже, по-мо­е­му, толь­ко ле­ни­вые не пи­шут о про­ва­ле про­ек­та, но­ся­ще­го гром­кое на­з­ва­ние «Боль­шая кни­га». А ведь как всё хо­ро­шо на­чи­на­лось. Пять лет на­зад груп­па оли­гар­хов ски­ну­лась по мил­ли­о­ну-дру­го­му и уч­ре­ди­ла мас­штаб­ную пре­мию

Провал якобы общенационального проекта



Уже, по-моему, только ленивые не пишут о провале проекта, носящего громкое название «Большая книга». А ведь как всё хорошо начиналось. Пять лет назад группа олигархов скинулась по миллиону-другому и учредила масштабную премию для поощрения современных отечественных писателей. А дальше начались одни проблемы.


Очень скоро выявились две тенденции: премии стали получать в основном одни либералы и в фаворе оказались не остросоциальные романы, а рафинированные жизнеописания классиков русской литературы. Соответственно пошли всякие нехорошие разговоры о коррупции, о запрограммированности проекта и о давлении на экспертов и жюри со стороны высокопоставленных государственных чиновников. Но насколько обоснованными были все эти слухи? Попробуем в этом разобраться на примере событий уходящего года.





Рабочий комитет премии, управляемый Георгием Урушадзе, постоянно везде и всюду твердит: якобы «Большая книга» – самая честная премия, где всё определяет тайное голосование членов «Литературной академии». Это так и не так.


Во-первых, сначала все произведения, номинируемые на премию, проходят предварительный отбор. На этой стадии всё решает узкая группа экспертов. Но кто отбирает этих судей? Олигархи? Нет. Они в этом плане честны. Банкиры дали миллионы, а дальше предоставили право действовать специалистам. Похоже, экспертов отбирали не институты гражданского общества, а их назначало государство. Неслучайно сразу после пятой церемонии определения лауреатов «Большой книги» заместитель руководителя федерального агентства по печати Владимир Григорьев в узком кругу, не для печати провёл ещё одно награждение, вручив грамоты своего ведомства, видимо, самым послушным экспертам. К слову: работа экспертов в проекте «Большая книга» небескорыстна, она очень хорошо оплачивается.


Второй момент. Да, лауреатов премии определяет тайное голосование членов Литературной академии. Но кто и как эту академию формирует? Правильно: государственные чиновники. Во всяком случае, пять лет назад предложения писателям войти в данную академию рассылались за подписью всё того же Григорьева. Неудивительно, что в состав Академии попали преимущественно люди, близкие по своим взглядам именно этому госчиновнику. В прошлом году дело дошло до скандала: критик Сергей Куняев, поняв, что стал заложником нехороших игр, в знак протеста против тенденциозных решений публично вышел из состава ангажированной академии.


Третий фактор связан с подсчётом голосов. В этом году счётную комиссию, которая определяла победителей премии «Большая книга», возглавляла Ирина Барметова. Что это за личность, мало кто знает. Если верить мемуаристам, она в 1980-е годы после возвращения из Америки быстро научилась наливать чашечку кофе главному редактору журнала «Октябрь» Анатолию Ананьеву. Видимо, этого оказалось вполне достаточно, чтобы потом занять кресло бывшего шефа. Говорят, теперь эта молодящаяся дама частенько за счёт федерального бюджета формирует писательские делегации для поездок за рубеж. Так вот, кто объяснит, почему в счётную комиссию всегда включаются лишь очень проверенные кадры и каждый раз игнорируются «почвенники»?


Кстати, о вечном споре западников и славянофилов. Помнится, после первых обвинений в ангажированности премии «Большая книга» (в пользу, естественно, одних либералов) кто-то из организаторов данного шоу срочно предложил дополнить проект ещё одной номинацией – спецпризом «за выдающийся вклад в литературу». Первыми обладателями этого спецприза, оценённого почти в полтора миллиона рублей, стали, если я не ошибаюсь, деревенщик Валентин Распутин и его антипод горожанин Андрей Битов. Однако в прошлом году игры с почвенниками прекратились. Спецприз достался одному Борису Васильеву (видимо, за то, что не возражал против утопления в унитазах крамольных книг опального Владимира Сорокина взамен на переиздание своих лояльных власти романов). А в этом году современникам и вовсе ничего не обломилось. Спецпризом жюри отметило Антона Чехова. Так безопасно. Вряд ли кто-то будет возражать против классики. Что же касается денег, то их можно отдать на финансирование полумёртвого альманаха «Чеховиана». В итоге и волки сыты, и овцы целы. Но, следуя этой логике, тогда и Первую премию следовало бы отдать не обозревателю главного рупора правительства – «Российской газеты» Павлу Басинскому за книгу о последних днях жизни Льва Толстого, а самому Льву Толстому (соответственно, 3 млн. рублей передать не Басинскому, а какой-нибудь толстовской комиссии на издание материалов очередной занудной научной конференции).


Не поддаётся логическому объяснению и выбор организаторов ведущего церемонии награждения победителей премии «Большая книга». Ведь Михаил Швыдкой уже скомпрометировал всё, что только можно. Когда он возглавлял российское телевидение, при нём пустили в эфир позорную плёнку с утехами голого человека, похожего на Генерального прокурора. Министр культуры из него тоже получился ещё тот. Все запомнили, как ректор Московской консерватории Александр Соколов, приняв у Швыдкого дела, сразу заговорил о процветавших на всех этажах этого ведомства «откатах». А какую трусость г-н Швыдкой продемонстрировал не так давно на церемонии вручения премии «ТЭФИ»?! Разве это не он, испугавшись реакции Кремля, хотел умолчать факт присуждения главного спецприза телеакадемиков Манане Асламазян? Так кто же позвал этого перепуганного горе-деятеля в ведущие? Ответ на церемонии дал сам Швыдкой: Григорьев.


Похоже, для Григорьева тенденциозная премия «Большая книга», подкармливаемая кучкой российских олигархов, стала делом всей его жизни. Ради неё он запустил всё что только можно по основному месту своей работы в Федеральном агентстве по печати (в частности, уже два месяца у него нет времени подписать документы на гранты для СМИ по социально значимым проектам). И как долго это будет продолжаться? Тогда надо честно объявить, что «Большая книга» – это не частная премия русских капиталистов, а личная лавочка безответственного высокопоставленного государственного служащего Владимира Григорьева, сеющая рознь внутри творческой интеллигенции.

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *