Образец честности

№ 2011 / 35, 23.02.2015

Сер­гей Ма­ка­шин – об­ра­зец че­ст­но­с­ти и бес­ко­ры­с­тия в на­уке. Его мно­го раз пре­да­ва­ли, но он так ни ра­зу ни под ко­го не про­гнул­ся. Иде­а­ла­ми для учё­но­го бы­ли Сал­ты­ков-Ще­д­рин и Гер­цен.

Сергей Макашин – образец честности и бескорыстия в науке. Его много раз предавали, но он так ни разу ни под кого не прогнулся. Идеалами для учёного были Салтыков-Щедрин и Герцен.






Сергей Александрович Макашин родился 16 (по новому стилю 29) января 1906 года в Казани. Его отец был доцентом Казанского университета и имел своё небольшое землевладение (он умер в 1918 году), а сын собирался стать музыкантом, даже поступил в Восточную консерваторию, но которую так и не окончил из-за повреждённой руки.


Осенью 1923 года Макашин на свой страх и риск отправился в Москву, где поступил в Высший литературно-художественный институт им. В.Я. Брюсова. Однако спустя два года институт был переведён в Ленинград. Но Макашин менять одну столицу на другую не захотел, и подал документы на этнологический факультет в Московский университет, параллельно устроившись секретарём в отдел литературы и языкознания Большой советской энциклопедии.


В 1929 году Макашин блестяще защитил у академика А.С. Орлова диплом «М.Е. Салтыков-Щедрин в его отношениях к утопическому социализму и революционному народничеству». А уже через год Зильберштейн предложил ему поучаствовать в созданной академической серии «Литературное наследство».


Правда, вскоре его научная карьера чуть не оборвалась. В марте 1931 года он был арестован. Его обвинили в причастности к выдуманному делу «Союзное бюро ЦК РСДРП меньшевиков». Следствие продолжалось два с половиной месяца. Однако никаких улик против молодого филолога чекисты так и не нашли.


Выйдя на свободу, Макашин вернулся к Зильберштейну, одновременно продолжив свои занятия Салтыковым-Щедриным.


Второй раз за учёным пришли сразу после начала войны. Как говорили, настучал на него специалист по Герцену Яков Эльберг. Чекисты в тонкости уже не вникали, и 12 октября 1941 года Особое совещание приговорило талантливого исследователя к пяти годам лагерей. Но Макашин отсидел чуть меньше двух лет.


После досрочного освобождения учёного тут же призвали в армию. Впоследствии он писал в своей автобиографии: «Я был мобилизован в армию в октябре 1943 г., сразу же после досрочного – по болезни – освобождения из лагерей заключения. В них я попал в результате ареста в первые дни войны, по необоснованному обвинению, впоследствии снятому… После краткого обучения в 67-м артиллерийском полку получил специальность наводчика войсковой артиллерии (противотанковой). В составе 1349 стрелкового полка 52-й дивизии участвовал в боях на 3-м Прибалтийском фронте. Летом 1944 г., тяжело раненый под городом Остров, в бессознательном состоянии, попал в плен. Находился в немецких лагерях для военнопленных в Латвии (Саласпилс) и в Германии (Мюльберг на Эльбе). Весной 1945 г. был освобождён наступающими частями Советской Армии. Вновь участвовал в боях – под Шпрембергом, Дрезденом, в Судетах, под Прагой – в составе 34 гвардейского Силезского полка 13-й Полтавской дивизии 1-го Украинского фронта. За бой под Дрезденом был награждён орденом Красной Звезды. В этом бою и в одном из последующих был ещё дважды ранен».


К этим строкам из автобиографии, написанной 21 сентября 1965 года, надо добавить, что в плен Макашин попал после тяжёлого ранения в обе ноги при неудачном штурме города Остров. Наши войска тогда вынуждены были отступать, а наводчик Макашин остался лежать без сознания на поле боя. Потом его захватили в плен. Освободился он лишь в марте 1945 года при конном рейде армии Белова в тылу врага и сразу был отправлен в войска.


После демобилизации в ноябре 1945 года из армии Макашин вернулся к своим довоенным исследованиям и уже через месяц защитил в Пушкинском Доме кандидатскую диссертацию «Молодые годы Салтыкова-Щедрина».


За книгу о великом сатирике учёному 8 марта 1950 года была присуждена Сталинская премия второй степени. Узнав о награде, учёный подал документы в Союз писателей. Рекомендации ему дали Иван Сергиевский и Н.Бродский.


Кроме Салтыкова-Щедрина, Макашин много занимался также Белинским, Герценом и Тургеневым. Он, в частности, отредактировал в 1955–1957 годах для «Литнаследства» три тома, посвящённых Белинскому. За это президиум Академии наук СССР потом присудил ему премию имени Белинского первой степени.


В 1961 году Макашин по совокупности работ, без защиты диссертации стал доктором наук.


Умер учёный 21 октября 1989 года в Москве.

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *