КРОЛИКИ ИГРАЮТ В ЖМУРКИ

№ 2006 / 9, 23.02.2015


Комический театр «Квартет И» с премьерой «Быстрее, чем кролики» засел в топе по рейтигу популярности. Разобраться, почему, отправилась Ксения Крохина.

«Квартет И» – предприятие успешное и не страдающее проблемой самоидентификации. То есть этой проблемой мучаются театралы – как оценивать и к какому жанру отнести то, что делают «очень смешные парни» из «Квартета И». Как правило, серьёзная критика степенно обходит этот тусовочный театр, в котором авторы пьес сами себе режиссёры, исполнители, промоутеры и вообще шоумены, без стеснений обыгрывающие имена своих спонсоров на сцене. Кроме того, из-за кулис того и гляди могут появиться рок-музыканты, а их фанаты в зале будут подпевать и прихлопывать. В общем, для художественного критика на этом факте всё заканчивается, тогда как на самом деле всё только начинается. И я расскажу, что именно.
Чтобы быть готовым к последнему спектаклю «Квартета И» «Быстрее, чем кролики», критику нужно улыбнуться без ехидства и, забыв как минимум о двухтомнике Мейерхольда, вспомнить, о чём сегодня пишут газеты и говорят люди в метро. Тогда, пожалуй, его смех присоединится к смеху зала, не стихающему на протяжении всего спектакля. Над чем смеяться будем? Немного над политиками, немного над шоу-бизнесом. И, разумеется, в духе классического гоголевского смеха, над самими собой.
Главные весельчаки, авторы пьесы – Леонид Барац и Ростислав Хаит (играющие просто Лёшу и просто Славу), а также Сергей Петрейко (по совместительству режиссёр) придумывают такую сюжетную канву: герои, поочерёдно появляющиеся на сцене, мучаются тремя проклятыми русскими вопросами: Где я? Что пили? Как отсюда выбраться? В эту похмельную тематику как нельзя лучше вписываются абсурдные диалоги и все мыслимые в этой ситуации шуточки. Компания складывается весьма разношёрстная: Лёша и Слава – сценаристы, проснувшиеся почему-то в одной постели, продюсер Гарик (очень колоритный в исполнении актёра МХТа Игоря Золотовицкого), Транссексуал в соответствующем прикиде (Александр Демидов), Мент с предательской надписью на спине: ГБДД (Камиль Ларин, которому пришлось героически выносить всю народную любовь к этой профессии на протяжении спектакля).
Наткнувшись на траурные венки с ленточкой «Ребятам, безвременно ушедшим от Жанны», компания переориентируется на другой вопрос: а живы ли они вообще? Собственно, здесь «юморочек» начинает отдавать экзистенциональной драмой и самыми философскими вопросами – пусть и в кухонном исполнении. Чем жизнь, шмыгнувшая под носом героев, отличалась от кроличьей?
Предположения, которые выдвигают герои с начисто отбитой памятью насчёт того, как же случилось, что они умерли, одно другого живописнее. Появившийся одноклассник Эдик (Артём Смола) и «лёгкая» девушка Лена (Вера Воронкова) картину дополняют, и хроника прошлого вечера наконец выстраивается. Итак, получив долгожданный гонарар, Лёша и Слава устраивают с Гариком вечеринку в клубе, затем, сняв лимузин и Лену, прихватив с собой для веселья транссексуала, едут встречать в Шереметьево Эдика из Америки, на обратной дороге подбирают для сопровождения пьяного мента, который продолжает пить с водителем и в результате – бах! – герои оказываются в «шереметьевском отделении чистилища».
Дальше в своей очень смешной истории Квартет замахивается на Страшный суд, который разыгрывается в не менее смешных декорациях – над глыбами стен под самым потолком подвешены гигантские силуэты людей. Суд превращается в разбирательство мелкой махинации продюсера Гарика, обделившего сценаристов (его фраза в свою защиту: «Да, взял. Ну я же работал!» вызывает единодушную овацию зала, ровно как и фраза: «Кто вообще мента Богом назначил?»). Жена Гарика сожалеет, что не подкупила судей, в то время как огромный кролик зачитывает приговор. Вся эта череда нелепиц – на самом деле апогей кроличьих представлений о самом существенном, об основах жизни, которая не мыслится героями за пределами родной клетки с опилками. Так что, смеяться или плакать – в духе классиков предоставляется на личное усмотрение зрителей.
В потустороннем мире Квартет находит ещё немало комического. Загробная трапеза, на которой при свечах собираются все герои, даёт им прекрасную возможность поговорить о наболевшем. Наболевшим оказывается антисемитизм («И вовсе я не антисемит, а даже очень семит!» – оправдывается мент, на что ему возражают: «Ага, а что тогда Эдика евреем обозвал?» и проч.). А также гомофобия («Пидера чур не обижать!») и ГБДД-фобия. В прощальных надгробных речах, которые герои репетируют друг перед другом, смешна и жалка всё та же кроличья душа: кто-то укоряет друзей, которые никогда не отдавали мелкие долги, кто-то досадует на плохие цветы.
Надо признать, что, балансируя в очень невесёлой теме на грани фола, Квартет в этот фол не впадает. Даже на самом опасном вираже – когда решает подбавить драматического пафоса в финале. Дело обстоит так: вроде бы сюжет загробной фантазии на тему злободневных будней заканчивается буднично и реалистично. Некто в костюме угадайте какого животного ставит всё на свои места, объясняя, что массовая галлюцинация была вызвана наркотиками. Однако авторам, очевидно, захотелось-таки жертв, и поэтому они решают всю вышеизложенную феерию поместить в голову Гарика, умирающего от инсульта, перед глазами которого проносится вся прожитая жизнь. А что в ней было? – то, над чем весь спектакль надрывали животики зрители.
Всё это подытоживается комментариями действующих лиц, которые транслируются на большом экране и очень напоминают реалити-шоу. «Надо любить жизнь, каждое мгновение!» – пародийно лепечет Транс самые, казалось бы, важные слова спектакля. В то время как Гарик безвременно уходит со сцены под развесёлые звуки настоящего духового оркестра.
Вот такой незатейливый трагифарс разворачивается на благодатной почве пародии и, главное, самопародии, пускаясь в которую не страшно в упор задать зрителю самый важный вопрос: а живём-то зачем?
Кстати, в честь весенних праздников «Кроликов» навещают с живыми выступлениями братья Самойловы. Их музыкальные номера, неожиданно вклиненные в действие, как нельзя лучше соответствуют мистически-эсхатологическому настрою одного очень смешного спектакля комического театра «Квартет И».
Ксения КРОХИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *