Счастье кающегося грешника

№ 2011 / 49, 23.02.2015

Ни­кто не зна­ет все­го о сча­с­тье», – ска­же­те вы и бу­де­те пра­вы. Или не­пра­вы. По­то­му что Вла­ди­мир Че­по­вой – ус­пеш­ный ук­ра­ин­ский пред­при­ни­ма­тель, биз­нес-тре­нер, в про­шлом – со­вет­ский раз­вед­чик, а в на­сто­я­щем – на­чи­на­ю­щий пи­са­тель

Счастье жизни – в искрах алых,


В просветленьях мимолётных,


В грёзах ярких, но бесплотных,


И в твоих очах усталых.


Игорь Северянин


«Никто не знает всего о счастье», – скажете вы и будете правы. Или неправы. Потому что Владимир Чеповой – успешный украинский предприниматель, бизнес-тренер, в прошлом – советский разведчик, а в настоящем – начинающий писатель нашёл ответы на все вопросы касаемо счастья, по крайней мере, для себя. И даже учредил «Институт изучения счастья». Своими секретами он делится в новой книге «Перекрёсток», за которую его уже окрестили украинским Коэльо. Справедливо ли – судить читателю. А мы поговорили с Владимиром о новой книге.







Владимир ЧЕПОВОЙ
Владимир ЧЕПОВОЙ

– Ваша формула счастья совпадает с формулой Коэльо?


– Начнём с того, что я себя украинским Коэльо не считаю. Какой-то конкретной формулы счастья в его книгах я не встречал.


– Можно ли быть счастливым ежедневно?


– Можно очень часто в жизни чувствовать себя счастливым. Я недавно читал книгу Далай Ламы об экономике. И меня приятно удивило, что он считает, что смысл жизни – в счастье.


– А место жительства человека имеет значение? Можно ли сказать, что в той или иной точке нашей планеты человек более счастлив, чем в другой? Многие говорят о том, что в нашей стране огромное количество выдающихся талантливых людей, но среди них мало нобелевских лауреатов…


– Нет никакой гарантии, что нобелевский лауреат, в какой бы он стране ни жил – счастлив. Ведь счастье – это когда правильно сбываются мечты.


– Кто ваши учителя?


– Это моя семья: жена и трое детей.


– Счастье – не в деньгах?


– Деньги – это очень важная составляющая, финансовая энергия необходима, в моей формуле счастья деньги присутствуют обязательно, но не на первом месте.


– Что же тогда главное?


– Я вижу некие три уровня самореализации. И если есть реализация человека на всех трёх, то и счастье реализуется полностью. Первый уровень «Я есть» – уровень семьи. Реализация меня как мужчины, меня как сына, меня как мужа, меня как отца. В моей формуле это 77% траты энергии. Второй уровень – 21% энергетических затрат – профессиональная реализация, какой след мы оставим после себя на планете. И всего 2% – денежная составляющая. Потому что если свершается первый уровень, он выталкивает второй, и тот за собой ведёт третий. Идёт саморазвитие. Некоторые бросаются либо во второй уровень, либо сразу в третий, забывая о первом. Считают, что сначала нужно накопить капитал, а потом уже реализовать себя на первом уровне. Я стараюсь всё делать на личном примере, пробовать на себе и только потом делиться с вами.


– Бомж может быть счастливым?


– Я не мог дать ответ – разные ли счастья у бомжа, миллионера, простого человека, убийцы, наркомана… и я вывел ещё одну формулу. К счастью можно добраться через два осознания – это серьёзный мыслительный процесс. Удовольствие может быть от совершения или симуляции некого действия. Если оно неосознанно, то только со стороны кажется, что человек счастлив. Но к счастью приводит лишь осознанная радость.


– Вы совершали в жизни поступки, за которые вам стыдно?


– Конечно, все мы грешны. И я – кающийся грешник. Никому не рассказываю.


– А на исповеди?


– Да, тут нужно напрячься. Но мне проще – мои однокашники – бывшие советские разведчики теперь иереями служат, я хожу к ним, мне им проще исповедаться.


– Нуждаются ли звёзды нашей эстрады в вашей книге?


– Я не пытаюсь никого осчастливить. Даже когда я веду мастер-классы – не тренинги, не консультации, я не рассказываю, как нужно сделать, я рассказываю, как сделал я, и что из этого получилось. Кто хочет, тот делает так же. У меня нет амбиции научить мир быть счастливым, но как у технолога, бизнесмена и медийщика у меня есть методики правильного вбрасывания информации. Я считаю, что она добрая, светлая, и я над этим работаю, чтобы она правильно вошла в жизнь и сделала своё доброе дело.


– Вы сказали о том, что ваша книга найдёт своё выражение в нескольких социальных проектах. Расскажите о них.


– Да, проекты есть. Институт изучения счастья – это один из социальных проектов. Я придумал медиахолдинг, который может сослужить важную социальную роль, но пока он в расчётах на бумаге. Смысл заключается в том, что очень много в мире зависит от энергии денег. Мир подвинут на деньгах, и это нельзя недоучитывать. Я, как бизнесмен, очень хорошо отношусь к деньгам. В этой области у меня есть интереснейшие находки. Я их потренирую, а потом расскажу, что получилось. В проект медиахолдинга входят книги, мастер-классы, клубная работа. Например, у нас есть клуб «Социальный капитал» – мы изучаем энергию новой экономики. А социальный капитал в теории – это способность каждого из нас делать некие позитивные действия, которые изменяют жизненное пространство к лучшему. В практике – это совершение позитивного действа. Мы изучаем эти вопросы, их совместимость с бизнесом. Как заставить бизнес-сообщество начать пользоваться новым капиталом – таким же абстрактным, как и финансовый. А абстрактность финансового капитала мы с вами прочувствовала в кризис. Это интереснейшая работа, ей нужно заниматься.


– Какая модель экономики может спасти мир?


– Есть гипотезы, мы над ними работаем. До конца лета этого года многие мои коллеги, с которыми я был в бизнесе с начала 90-х годов, обсуждали со мной гипотезы счастья. Но чаще они считали меня сумасшедшим. А кризис всех загнал в философский тупик. И, честно говоря, я очень обрадовался, когда узнал, что с 1972 года страна Бутан не считает ВВП, а считает валовое национальное счастье. Но я к этому относился с большим уважением, но со скепсисом европейца. Когда в 2008 году на каком-то достаточно серьёзном форуме Саркози поднял вопрос о дополнении экономических показателей некими индексами счастья, я обрадовался. Оказалось, что для Саркози готовили доклад два нобелевских лауреата по экономике. Они специально изучили вопрос – если бы коэффициент индекса счастья присутствовал бы в ВВП, то Франция потеряла бы намного меньше (в каких-то пропорциях), чем США, потому что французы чувствуют себя намного счастливее, поэтому с территории Франции ушло бы меньше денег. Это шкурный вопрос – экономика. А в конце июля этого года Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию о счастье. Она касалась экономики мира, индекса счастья – это попытка взглянуть на мировую экономику с другой стороны и придать ей какой-то смысл. До сих пор смысл глобальной экономики не очень хороший – это доказал нам кризис. А резолюцию приняли с подачи страны Бутан – значит, наступил такой философский тупик, что пришлось прислушаться к этой маленькой стране более чем 60-ти странам, которые подписали рекомендательную резолюцию. Теперь каждая страна должна проработать индекс счастья для своей территории, включить его в формулу ВВП страны, чтобы найти большую гармонию между материальным и духовным. ВВП не отражает интересы граждан стран.


– И как должна измениться наша экономика?


– Нужно вовлечь деловое сообщество в игру с социальным капиталом. Смысл проблем наших территорий заключается в том, что люди не вымирают, а уезжают. Потому что как только у человека начинает что-то получаться, то перед ним появляется граница – здесь он не может самореализоваться. И тогда он уезжает, потому что если он не может самореализоваться, он не может быть счастливым. Задача территорий – обеспечить людям возможность самореализации здесь.


– А церковь вам не конкурент?


– Нет, конечно. Церковь – это хранители. Мы не претендуем. Мы деятели, они – хранители.


– Социально успешные люди более счастливые или счастливые люди более успешные?


– Я думаю, что люди идут разными тропинками, и если они приближаются к пониманию, зачем заниматься социальными технологиями, и они получают от этого удовольствие, то они на пути к счастью. Главная мотивация – чтобы человек через удовольствие добрался к счастью. В принципе, он изменяет собственное жизненное пространство. В клубе «Социальный капитал» мы наблюдаем и исследуем интересные проекты, разбиваем их на составные части и пытаемся понять мотивации людей, смысл их действий. Самое интересное, что в Украине где-то тысяча шикарнейших интересных социальных проектов. Но о них никто не знает, кроме людей, которые в них задействованы. Мы находим этих людей, расспрашиваем, и узнаём, что люди делают это для себя. Здесь наша задача научиться мультиплицировать, вовлекать, потому что люди светятся от счастья, воплощая в жизнь социальные проекты.


– Приведите пример таких социальных проектов.


– Одному моему другу, 40-летниму бизнесмену Роберту дали вдруг порисовать. И ему это так понравилось, что он стал консультироваться с художниками и рисовать свои картины. Ему сказали, что получается очень неплохо, и посоветовали выставиться. Он мне рассказал, что найти помещение для выставки очень трудно. Я ему рассказал, что во Львове есть проект – бизнесмен сделал галерею для начинающих художников. И за десять лет его узнали и в Европе, и в Америке, проект стал приносить деньги, которые он реинвестирует в молодых художников. Я их познакомил, и через два месяца Роберт пригласил меня в свою галерею для начинающих художников. Конечно, он выставил и свои работы. Я знаю его бизнес, не очень большой, и знаю, что деньги на такой проект нужны немалые, которых у него не может быть просто: галерея в шикарном торговом центре, шикарные залы площадью по 200 метров – а аренда там стоит минимум 100 долларов за квадратный метр. И он мне рассказал, что сначала хотел открыть в этом торговом центре свой магазин, но денег у него не хватило, и он поделился своей мечтой о галерее с арендодателем. И он сказал, что если Роберт потянет организацию галереи, то он ему бесплатно залы отдаст. Фантастика! В торговом центре, который олицетворяет прошлую экономику и философию потребления. Жизненное пространство изменяется, и торговый центр превращается в галерею. Сейчас у них и курсы для детей, и новые экспозиции – наверняка магазину это выгодно, наверняка эти площади пустовали. Но для меня это очень хороший симптом. Я точно знаю, что Роберту звонят из других городов и спрашивают, как он это сделал. И если в каждом городе появятся такая галерея, то жизненное пространство изменится к лучшему.


Кто-то болеет галереями, а кто-то – чем-то другим. И если набрать таких пакетов сотню и размножить по нашей стране, то их будет несколько тысяч!


– Как бы вы могли прокомментировать ситуацию с Юлией Тимошенко? Она счастливая женщина?


– Не могу сказать. Я очень желаю ей крепости духа. Она попала в очень странную ситуацию. Это борьба мужской части с женской. Мужская победила, ещё и надавила. Наверное, мамы где-то недолюбили, недообнимали своих сыновей, потому что так не должно быть. С женщиной так не должно быть никогда. Надо об этом задуматься и найти выход.


– Может быть, она великомученица?


– Да не дай никому Бог быть великомученицей. Она не хочет ею быть. Я много читал об опыте людей, которые в концлагерях ставили над собой эксперименты – быть счастливым несмотря ни на что. Я изучил Библию, Новый завет. И Новый завет стал для меня отличной поведенческой нерелигиозной инструкцией – как чаще быть счастливым в любой ситуации.


– Как связаны счастье и духовность?


– Элементарно. Счастье = вера, надежда, любовь. Там обязательно есть духовность, надежда – настолько духовна, насколько мы её наполним, а любовь – очень сложная штука. Всё можно осознать, кроме любви. Это нечеловеческая, божественная вещь, энергия вселенной. Это неземная вещь, и её нельзя ни измерить, ни осознать. Мы её даже накопить не можем, а только пропустить через себя. И если мы были любимы с детства, то у нас открыт этот канал, нас с детства научили пропускать энергию любви. Если с этим было сложно, то нужно научиться пропускать через себя любовь.

Записала Любовь ГОРДЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *