Письмо рассерженного /обиженного автора/ читателя

№ 2011 / 52, 23.02.2015

Глу­бо­ко­ува­жа­е­мый Вя­че­слав Вя­че­сла­во­вич!
Не мо­гу удер­жать­ся от со­блаз­на ука­зать Вам на не­ко­то­рые до­пу­щен­ные Ва­ми, мяг­ко го­во­ря, не­точ­но­с­ти и пре­уве­ли­че­ния в ста­тье о Б.Я. Бух­шта­бе [«Страх ис­ко­ре­нил стыд», «ЛР», 2011, 2 де­ка­б­ря].

Глубокоуважаемый Вячеслав Вячеславович!


Не могу удержаться от соблазна указать Вам на некоторые допущенные Вами, мягко говоря, неточности и преувеличения в статье о Б.Я. Бухштабе [«Страх искоренил стыд», «ЛР», 2011, 2 декабря]. И прежде всего, позволю себе заметить, что нехорошо писать о том, чего Вы толком не знаете, да, по-видимому, и не понимаете. Мне, как человеку, близко знавшему Б.Я. Бухштаба со своих отроческих лет (хотя дело, конечно, не в этом), некоторые моменты Вашей статьи показались не совсем верными и не совсем приятными. Вы с лёгким сердцем пишете, что Бухштаб якобы «надломился» после ареста (кстати, его арестовывали дважды – в 1928-м, а не в 1927 году, как у Вас написано, а затем в 1933 году) и стал «трусом и лизоблюдом». Очень хорошо и удобно, вполне комфортабельно писать об этом теперь, в наше время всеобщей вседозволенности, и всё это приводить к общему знаменателю, как Вы это любите делать. А вот если бы Вы сами попали в «каталажку», я бы хотел посмотреть, не надломились ли бы Вы? Поэтому я полагаю, что все Ваши постулаты совершенно неубедительны. Тому, что Бухштаб на склоне лет способен был «петь осанну» Брежневу и сравнивать его приснопамятные произведения с прозой Пушкина – как хотите, но я этому не верю. Лидия Яковлевна Гинзбург, которая для Вас, как я понимаю, – истина в последней инстанции – в период написания своих очередных мемуаров была уже очень стара и больна и вполне могла что угодно спутать и исказить. Я ещё раз повторяю, что я этому не верю. Конечно, спору нет, Бухштаб был, как и многие другие, напуган своим временем, но не до такой степени, чтобы упасть так низко. А Вы поднимаете руку на людей, которые Вас к себе бы и в переднюю, скорее всего, не пустили бы.





Теперь перейдём к фактической стороне дела. Вы пишете, что Бухштаб «связал свою судьбу с Публичной библиотекой» – верно. Но помимо этого он был ещё профессором Ленинградского библиотечного института, который потом стал называться Институтом культуры, где преподавал библиографию и историю русской литературы второй половины XIX века.


Эвакуирован он был во время войны не в Омск, как Вы пишете, а в Магнитогорск*, а перед этим, будучи больным тяжёлой дистрофией, находился на лечении в стационаре для дистрофиков, устроенном тогда в Публичной библиотеке. С А.А. Ахматовой Б.Я. Бухштаба связывали долголетние очень хорошие отношения, что бы там она ни говорила под влиянием каких-то временных впечатлений Л.К. Чуковской. Есть фотография (теперь опубликованная, а раньше когда-то бывшая у моего отца, П.А. Руднева), где они сняты вместе в 1965 году возле комаровской дачи-«будки», которую занимала Ахматова.


И неужели действительно Бухштаб, как Вы изображаете, только и делал, что для заработка писал «комментарии к плохим стихам Добролюбова»? А куда же делись его многочисленные статьи, исследования, публикации, книги о Тютчеве, Фете, Козьме Пруткове, Некрасове, Лескове, Салтыкове-Щедрине? «На-на, возьми её скорей!», по известной строчке Пушкина. Ведь Вы не назвали ни одной книги Бухштаба, кроме повести о Степняке-Кравчинском «Герой подполья», а между тем вот они – «Библиографические разыскания о русской литературе» (1966), «Русские поэты» (1970), «А.А. Фет. Очерк жизни и творчества» (1974), «Литературоведческие расследования» (1983), посмертно вышедшая книга «Н.А. Некрасов: проблемы творчества» (1989), где собрано самое значительное, что он написал о Некрасове (кроме того, к Вашему сведению, в молодости он был некоторое время секретарём у К.И. Чуковского).


Или, по Вашему просвещённому мнению, это тоже – «халтура для заработка», так же, как и превосходно подготовленное и прокомментированное издание Фета в Большой серии Библиотеки поэта (1986)? Вот это и есть высший класс литературоведения, именно это (неслучайно ведь Бухштаба очень высоко ценили такие люди, как К.И. Чуковский (невзирая на частные разногласия), В.А. Каверин, его сверстник и товарищ по университету, Ю.Г. Оксман и другие), а не какой-нибудь Кожинов, которого «облизывает и обсасывает» с поистине маниакальной настойчивостью Ваш экс-редактор Илья Колодяжный! Это Вам, позволю себе заметить, не литература народов Севера и не какой-нибудь там выпендрёжник Бойко или что-нибудь в этом роде. Хотя, конечно, «где уж нам, дуракам, чай пить!» Да и как я, такой-сякой, посмел делать Вам замечания! Но, прошу прощения, иначе я поступить не мог. Искренне хотел бы, чтобы всё это навело Вас на какие-то не совсем праздные размышления. Но, конечно же, не сомневаюсь, Вы не захотите тратить на это драгоценное время. Вы мне сказали когда-то, чтобы я бросил «свои придумки» – но вряд ли, согласитесь, можно считать «придумками», что Вы берёте статьи и не печатаете их, говорите, что Вам нужны только материалы о современной литературе, и тут же печатаете что-нибудь этакое о Белинском, допустим, или о Гончарове. А о Каткове и Краевском Вы не хотите. Ну что же, «хозяин – барин». Ну, да и не в этом дело. Это всё может показаться каким-то сведением счётов, но зачем мне сводить с Вами счёты? Просто, как Вы сами изволите говорить, у Вас своё мнение, а у меня своё. И больше ничего.


Очень был бы Вам признателен, если бы Вы сочли возможным поместить это письмо (разумеется, с сокращениями, о том, что касается Б.Я. Бухштаба) в Вашей достоуважаемой газете. Тогда бы я очень стал Вас уважать за последовательность, беспристрастность и готовность предать гласности даже нелицеприятное о Вас мнение.



* Уважаемый коллега! Вы сделали «открытие», эвакуировав Б.Я. Бухштаба в Магнитогорск. Читайте внимательно словарь «Сотрудники РНБ – деятели науки и культуры». Кроме того, обратитесь к переписке Б.Я. Бухштаба с В.С. Баевским за 1968 год. А главное – есть автобиография самого учёного. Стоит ли после этого комментировать другие ваши, скажем так, суждения?! Хотя, каюсь, вы правы: первый раз Бухштаба действительно арестовали не в 1927 году, а в ночь на 8 февраля 1928 года по подозрению в причастности к Космической академии (он же в реальности был участником «Сосьете – О-ва удовольствий»). – В.О.



Александр РУДНЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *