Чтобы от ясности болели глаза

№ 2012 / 50, 23.02.2015

Синтезируется ровным счётом всё: власть и образование в госсписках, коммерция и творчество в культуре, заграничные бренды и русская хитрость на рынках, и даже зверьё из народных сказок

Синтезируется ровным счётом всё: власть и образование в госсписках, коммерция и творчество в культуре, заграничные бренды и русская хитрость на рынках, и даже зверьё из народных сказок с экзотическими представителями флоры и фауны на символике олимпиады. А в видеопоэзии синтезируются художественный визуальный ряд и поэтический текст.

Парадоксально – историю видеопоэзии можно проследить с появления русского кинематографа: великий Всея Кино Сергей Эйзенштейн широко использовал поэтические приёмы в своём творчестве. В сборнике статей по монтажу о поэзии говорится не меньше, чем о театре и живописи, а вторая серия «Бориса Годунова» написана практически белым стихом. В журнале «Киносценарий» был приведён отрывок из письма, в котором Эйзенштейн просил соблюсти короткую строку сценария, ибо строка – это отдельный кадр. Одним из колумбов современной видеопоэзии можно считать Дмитрия Пригова с его видеоперфомонсами. Попытки монтажа стиха делал и продолжает делать Александр Горнон. В 2000-х видеопоэзия популяризируется органически: вместе с повальными симптомами к стихотворчеству и маниакальным желанием его осветить люди, пишущие сами, начинают снимать и монтировать видео на основе собственных текстов. Подобные работы стопроцентно соответствовали ожиревающей тенденции нулевых по принципу «всё включено» – искусство во всех его проявлениях тяготеет к концентрации. Поэту необходимо искать своё место уже не на страницах сборников и альманахов, а в робо-мире нового человека, чьё восприятие адаптируется рамками мейнстрима. Так новое искусство становится неким курсом лечения от нарушенного пищеварения интеллекта, гастрита мышления.

Разделять видеопоэзию на жанры пока так же нелепо, как слышать о вновь поднимающихся ценах на поездки в плацкарте в 2013-м. Однако, по материалам сайта видеопоэзии, классификация этого искусства всё-таки возможна. Текстографическая видеопоэзия – это изображение письменного текста на экране. Различные графические приёмы открывают подтекст стихотворения, расширяют рамки психологического восприятия слова. Пёстрым примером текстографической видеопоэзии является работа Александра Горнона «Быть-ё-моё», построенная на трансформации букв в слова, а слов в смыслы. В иллюстративных роликах видеоряд калькой вторит образам стихотворения – в работе Анны Ованесовой на стихи Дмитрия Румянцева «Корабли», получившей приз на конкурсе «Очевидно 2012», экспресссия слова и кадра становится единым импульсом. Концептуальная видепоэзия – это ряд ассоциаций, связанных нитью авторской идеи. «С начала и до конца» Петра Соловьёва на стихи Льва Рубинштейна – в чистом виде поэтический видеоконцептуализм. Впрочем, восприятие стихотворения здесь зависит сугубо от режиссёрского воплощения текста на экране. Если поэт не является непосредственным автором видео, зритель принимает образы из «вторых рук», уже осмысленные и воплощённые, – получается эдакий сэконд-хэнд чувства.

Текст в каком бы то ни было виде в рамках современной культуры не должен терять своих прав. Суд за такое дело вряд ли возьмётся, адвокатов и вовсе не найти. А кем, предположим, будет видеопоэзия – истцом или ответчиком? Время маякнет.

Екатерина НЕНАШЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *