Правда о Конце света

№ 2012 / 52, 23.02.2015

20 декабря, накануне Конца света, в кафе «Чай & КоФский» на Чистопрудном бульваре состоялся поэтический перфоманс с участием одних из самых сокрушительных поэтов наших дней

Фото: Ванда НИКОЛАЕВА
Фото: Ванда НИКОЛАЕВА

20 декабря, накануне Конца света, в кафе «Чай & КоФский» на Чистопрудном бульваре состоялся поэтический перфоманс с участием одних из самых сокрушительных поэтов наших дней – Максима Лаврентьева и Павла Быкова. Мероприятие было посвящено как раз этому самому Концу света и поэтому совершенно не случайно носило название «Воспоминания о Конце света». В программе мероприятия значилось: «Балет мертвецов», «Спор планет», «Женщины вне творчества», «Что такое электричество?», «Тренинг – что делать на краю света» и многое другое, напрямую связанное с Концом света. Все это, заявленное в афишах, расклеенных по всему миру, было исполнено поэтами точь-в-точь: был и балет мертвецов, и спор планет, и тренинг, и женщины тоже были! Но, подробнее – как же всё происходило?

В полутёмном зале кафе, в дыму, тысячи людей напряжённо ждали начала, которое, согласно афише, должно было произойти в 21.22. Хотя, конечно, не тысячи, иначе кафе провалилось бы под землю, но и не важно, главное, что там были избранные (для Конца света). Периодически по залам проносились звуки страшной музыки, как бы предвещая нечто невообразимое и заставляя души присутствующих трепетать. Обстановка нагнеталась достаточно долго, и когда часть людей уже стали паниковать, вдруг ворвались два ангела. В белых балахонах с капюшонами и с чёрными бородами. Все, понятное дело, испугались – ведь известно, что ангелы – это посланники небес, причём далеко не всегда к добру, а чаще наоборот. «О боже, о боже, – раздались возгласы, – что теперь будет, неужели нам всем п…?» Но, после непродолжительного волшебного танца, ангелы заговорили, и оказалось, что это Максим Лаврентьев и Павел Быков.

Далее началось чтение стихов и прозостихов, перемежаемое прозой. Чтения сопровождались перевоплощениями и разговорами со cвятым Георгием. Причём, как и полагается ввиду близкого Конца света, все преграды были сняты, барьеры поломаны и ширмы раздвинуты, то есть условности забыты и восторжествовала прямота. Это значит, что из уст поэтов порой вылетали такие слова, что дамы краснели, а некоторые ранимые старики прятали взоры, как будто их застукали за неприличным! И эти слова звонко били прямо в цель, как молот по наковальне.

Содружество Лаврентьева и Быкова вышло прелюбопытным. Если поэзия первого правильна и точна, размеренна и возвышенна, одухотворена и глубока, как, скажем, хороший старый выдержанный коньяк, то прозостихи второго ударны и пронзительны, как портвейн «777». Причём в самом лучшем смысле – как старый добрый идеальный (в смысле Платона) портвейн «777», сногсшибательный и божественный. Я хотел было добавить, что он тоже выдержанный, но вообще страшно подумать, что это такое.

Вечер завершился незадолго до Конца света. И, как вы уже, наверно, догадались, Конец света не наступил. Многие недоумевают – почему? Но некоторые (те, кто были в ту ночь на Чистопрудном бульваре) знают – благодаря поэзии.

Иван ГОБЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *