Март – царский месяц

№ 2013 / 11, 23.02.2015

В 90-е годы прошлого века, в преддверии канонизации святых царственных страстотерпцев, вышло семь книг протоиерея Александра Шаргунова со статьями, посвящёнными им

27 марта – посвящение на царство Михаила Романова,

15 марта – отречение от престола царя Николая II

В 90-е годы прошлого века, в преддверии канонизации святых царственных страстотерпцев, вышло семь книг протоиерея Александра Шаргунова со статьями, посвящёнными им, и свидетельствами о чудесной помощи по их молитвам. В год 95-летия со дня убиения царской семьи и 400-летия Дома Романовых в издательстве «Златоуст» выходит большая новая книга отца Александра «Царь».

В эту книгу включены некоторые материалы из прежних книг, а также новые статьи с богословскими размышлениями автора о значении православной монархии и подвига последнего русского царя. Мы обратились к отцу Александру с вопросами о святом царе-страстотерпце Николае II, с мученической смертью которого прекратилась династия Романовых.

Священник Александр ШАРГУНОВ
Священник Александр ШАРГУНОВ

– Некоторые говорят, что мученичество царя Николая Александровича и его семьи – стечение обстоятельств. Можно ли рассматривать сатанинское убийство православного поэта и учёного Людмилы Крюковой, которая мечтала приобщиться подвигу мучеников, как дело случая? Или то, что произошло с воином Евгением Родионовым, который никогда и не помышлял о христианском подвиге, как случайность?

– Христианский мученик – не случайность. Тем более мученичество христианина не может быть следствием его желания стать мучеником. В отличие, например, от того, когда человек напряжением воли и стараниями становится начальником. Мученик, святой – всегда рождается советом Божиим, любовью Бога к людям, чтобы вести их Его путями. Мученичество никогда не может быть осуществлено замыслом человека, ибо подлинный мученик – тот, кто стал орудием Божиим, который погубил свою волю в воле Божией. Но он не погубил её, а приобрёл, потому что нашёл свободу в послушании Богу. Мученик не желает уже ничего для себя, даже славы принять мученичество.

Никто своей собственной волей не может стать мучеником или святым. Это печать Бога на человеческой жизни, Его всецелое овладение человеком, Его благословенное избрание и Его вечное предопределение. Как невозможно мыслить о мученичестве вне эсхатологической перспективы Пришествия во славе Христа распятого и воскресшего, так невозможно мыслить о нём вне Промысла и Совета Божия о каждом человеке в отдельности. Кто не видит в истории ничего, кроме событий, последовательно сменяющих друг друга во времени, не видит в ней и Божественной мудрости, управляющей миром и историей. Однако в жизни и смерти мучеников присутствует всесильная десница Божия, Его благодать, зримая тем, кто имеет очи, чтобы видеть.

– Слышится проповедь, что наша Церковь и русский народ должны покаяться в грехе цареубийства. В то время как это преступление совершено известно кем. Что это за демонизация русского народа, попытка загнать его в угол? Какое может быть покаяние в чужих преступлениях, к тому же совершённых против нас?

– Русский народ в значительной части виновен в этом преступлении – если не прямым действием, то равнодушием или одобрением. Революционеров была горстка – несколько тысяч человек. И что они смогли бы сделать, если бы многомиллионный русский народ им воспрепятствовал!

И в последующие годы – большинство благосклонно принимало все клеветы на царя. Заразившись ложной идеологией, принимали участие в строительстве «новой жизни». Почти все поздравляли друг друга с «днём Великой Октябрьской революции». И почти все отдавали своих детей в организации «юных ленинцев». А сегодня отдают их на «обучение» ещё более безбожным программам.

И в последнее десятилетие почти все равнодушно смотрели на разрушение нашей страны, которая столетиями собиралась воедино под водительством российских царей.

Царство Божие – крестный путь. И Церковь в мире, но она не от мира. И постольку, поскольку она терпит скорби от мира, она свободна от мира, она избавлена от него. Наш народ оказался пленником этого мира. Он попал в ловушку, он не знал, что он делал. Но его соблазнители, ставшие новыми его руководителями, знали прекрасно, что они сделали сознательно выбор против Христа, против Бога.

В Священном Писании сказано, что если священник, имеющий помазание, согрешит, он делает таким образом виновным народ (Лев. 4, 1-3). Скажем в более общих понятиях и на языке менее страшном, чем священный язык Библии, о том, что связывает неизбежно (в земном временном или духовном вечном плане) весь народ с грехом его руководителей.

Например, идёт несправедливая война, и весь народ участвует в этом зле. Даже если все и каждый в отдельности составляющие народ невиновны в нечестии, о котором идёт речь. – например все, обманутые своими руководителями, считают эту войну (или эту революцию) справедливой, не есть ли это коллективная вина? Вина народа, всего тела, зависит в данном случае от вины руководителей – как тело зависит от головы. Каждый виновен лично в той или иной степени. И если будет побеждён этот народ в этой несправедливой войне, то последует наказание всем, хотя все как будто невиновны.

В свободном акте, который определил судьбу богоизбранного народа, первосвященники Израиля, злые хранители виноградника, убийцы пророков, искушённые в политической мудрости, предпочли «мир сей» Богу. И весь народ оказался связанным этим предпочтением, пока он не переменится, не покается. Наказание – дело Промысла Божия.

Это преступление – прототип всех подобных преступлений. «Никакой другой народ не согрешил так против Бога» – это тема относительно Израиля постоянно звучит в Писании. И никакой другой народ не согрешил так против Бога, как русский народ, – постоянно повторяет в своих проповедях святой праведный Иоанн Кронштадтский.

Все согрешили, но каждый получает то, что хочет – либо предпочитая мир Богу, либо продолжая идти во мраке этого мира своей дорогой – к покаянию. Бог желает «всем человекам спастись», и перед этим явлением любви Божией мы не можем не трепетать. До пришествия Христа в мир в течение всей истории богоизбранного народа, его сопровождают не гнев, а жалость и любовь, которые хранят его как зеницу ока среди всех скорбей, крови и слёз, выпадающих на его долю.

Ибо Бог Авраама, Исаака и Иакова, Тот, Кто послал Сына Своего Единородного на Голгофу для спасения мира, – Бог, до ревности любящий и «воздающий за нечестие отцов до третьего и четвёртого рода». Но также Бог милостивый и сострадательный, медленный на гнев, прощающий заблуждения и грехи, хотя и не оставляющий без наказания (Исх. 34, 6-7, 14). И «творящий милость до тысячи родов любящих Его и соблюдающих заповеди Его» (Исх., 20, 6). Эти священные слова Исхода, основанные на недвижимом камени Закона, исполняются во все времена до скончания века.

Из этого можно сделать только один вывод.

И сегодня по-прежнему очень многое зависит от Церкви, от каждого из нас, от нашего покаяния. Историческая судьба русского народа, да и всего мира, решается прежде всего здесь.

Мы слишком хорошо знаем, что произошло с богоизбранным иудейским народом после отвержения им Христа. И что произошло с нашим народом после убийства помазанника Божия.

– Отец Александр! Вот вышли у Вас несколько лет назад два объёмистых тома «Чудеса царственных мучеников» почти в тысячу страниц, где собраны лучшие из них. Первый вопрос: почему так много чудес? Где Вы видели их столько у какого-нибудь святого? Второй вопрос: насколько прочны исцеления, которые описаны в Ваших книгах? Не возвращается ли снова после некоторого времени к исцелённым их прежняя болезнь?

И самое главное. Мне кажется, духовная жизнь должна заключаться не в искании чудес, а в том, чтобы научиться всё смиренно принимать, как из рук Божиих. Несомненно, чудеса помогают нам, когда мы делаем первые шаги в вере. Но вообще они более убедительны для простых людей, и потому, как правило, распространены среди них. Не превращает ли такой подход Бога в магического целителя? И если мы надеемся на чудо, для чего же тогда медицина? Сейчас все помешаны на чудесах, всюду ищут чудесное. Не превратится ли от этого наша вера в глазах многих в своего рода утопию? Поймите меня правильно, я знаю, что с самого начала было много чудес в Церкви, но ведь это нужно было для язычников, приходящих в неё. Разве не важнее для нас внутреннее благодатное просвещение?

Священник Александр ШАРГУНОВ
Священник Александр ШАРГУНОВ

– Разумеется, самое великое чудо – благодать Божия, заповеди Христовы и таинства Церкви. Но все пишущие о чудесной помощи святого царя-мученика как бы говорят: «Мы пишем вам о том, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши». Свидетелей этих чудес тысячи. И часто неверующие врачи восклицают: «Мы ничего не понимаем! Медицински это необъяснимо. Действительно, здесь должна быть Божия рука».

Конечно, это не значит, что все получают помощь и исцеление, как только они обращаются к святому царю-мученику. Просто иногда это даётся здесь или там, но как знамение для всех: мы носим жизнь в наших телах, предназначенные к славе.

Может быть и так, что исцеления эти временные. Это не отнимает от них подлинности. Я знаю многие случаи исцелений, медицински засвидетельствованных, которые длились от нескольких месяцев до нескольких лет, когда Господь давал здоровье этим людям, чтобы они могли исполнить определённое им служение. Ну и что, что болезнь снова возвращалась! Если слепому даётся видеть в течение нескольких месяцев, даже нескольких дней, разве это не радость? В принципе в любой медицине излечение даётся только на время. Что бы ни было, приходит для каждого время смерти – вхождение в вечное исцеление. И может быть, благодаря этой болезни, от которой человек так чудесно на время избавился, будет дано ему вечное исцеление.

Вопрос не должен бы стоять: почему так много чудес, но почему так их мало? Почему не явлена нам Божия милость и сила через этого святого? Из-за его строгости или по нашим грехам? О святом царе-мученике Николае собрано столько свидетельств, потому что память и молитва православных людей сосредоточились в этот период на его имени. А так Господь не только о Себе, но и о всех Своих святых говорит: «Если бы писать о том подробно, то самому миру не вместить бы написанных книг».

Веруем ли мы действительно, что Бог может так чудесно войти в нашу жизнь? Когда Христос приходит в Свою страну, Он удивляется неверию всех и в результате не может совершить там чудес. Неужели мы сегодня уподобимся жителям того Назарета? Неужели Вы думаете, что болезнь нужно принять «как из рук Божиих», ничего не делая? Но в таком случае не надо принимать аспирин и анальгин, и не надо делать операции.

Вы утверждаете: «Это хорошо для простых людей, для примитивного сознания». А у нас разве не гораздо более примитивное сознание, если оно закрыто для Бога? И не надо говорить, что искание чудесной помощи превращает Бога в магического целителя. Наоборот, здесь ты начинаешь понимать, что всё зависит от твоего участия – от твоей молитвы и твоей веры. И Бог только ждёт того, чтобы ты не был безучастным. А ты в свою очередь исполняешься доверия к Богу.

Странно звучит Ваш вопрос: «Для чего же тогда медицина?» Через медицину разве не Тот же Бог действует?

И слишком категоричен Ваш вывод: «Все помешаны на чудесах, всюду ищут чудесное». Да, Церковь постоянно предупреждает об опасности ложных чудес, в особенности в наши последние времена. Но жизнь невозможна без чуда. На самом деле, она возможна только на уровне чуда. Отказаться от такого видения жизни – значит, потерять детское восприятие. Но только дети имеют доступ в Царство Христово.

Вы говорите: «Это своего рода утопия». Но нет ничего менее утопичного, чем чудеса, совершённые благодатью Божией. Это факты, физические факты, химически констатируемые, медицински засвидетельствованные.

«Это было хорошо в начале Церкви, для язычников, приходящих в неё». Но сегодня наш мир разве не более языческий, чем в первые века христианства? Такой отупевший, что нужны ослепительные чудеса, чтобы открылись глаза у всех. И Бог всегда даёт это для обращения неверующих, каковыми и мы являемся в какой-то части нашего сердца.

«Внутреннее обращение – вот что существенно». Конечно! Но почему же уничижать внешние знаки очищения сердца, дарования Богом прощения? Для чего разделять то, что Бог соединил? Для чего быть более «духовным», чем Сам Бог? Если бы на месте исцелённого был твой брат или сын, или лучше – ты сам, стал ли бы настаивать на такой духовности? Больной, которого оставляет недуг, тебе безразличен? Пусть так, но не Богу.

На самом деле, всё просто. Как говорит слово Божие: «Прииди и виждь». В нашем храме чудотворная икона святого царя и доныне время от времени мироточит. Что делает Христос, когда к нему приходят с вопрошанием от Иоанна Предтечи: «Ты ли Тот, Который должен придти, или другого ожидать нам?» (Лк. 7, 19). И что же Он отвечает: «Пойдите, скажите Иоанну, что вы видели и слышали: слепые прозревают, хромые ходят, прокажённые очищаются, глухие слышат, мёртвые воскресают, нищие благовествуют». Так нищие духом воспринимают благую весть о спасении. Они имеют право на такие чудеса. Они имеют нужду в том, чтобы видеть, ощущать, слышать, касаться. И милосердие Божие отзывается. Господь любит даровать им видеть, слышать и касаться глазами, ушами, руками и сердцем, прежде всего, чуда новой жизни. Не надо отнимать у Бога право являть Своё милосердие. В особенности сегодня, когда в мире столько жестокости и равнодушия. Не надо отнимать у нищих духом чудесное знамение, что они Богом любимы. Те, кто не может радоваться радостью нищих духом, как они могут услышать: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство небесное?» (Мф. 5, 3).

Беседу вёл Юрий АРХИПОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *