Контора пишет, но вот дела не идут

№ 2013 / 12, 23.02.2015

– Участвуете ли вы в московской городской программе книгоиздания?
– Да, я знаю про эту программу, звонила туда недавно. Я в ней пыталась участвовать

Мария БОГДАНОВИЧ,

генеральный директор и главный редактор издательства «Инскрипт»

НУЖЕН ЦЕЛЫЙ ОТДЕЛ, ЧТОБЫ ПОДГОТОВИТЬ

СПРАВКИ ДЛЯ СТОЛИЧНОГО ДЕПАРТАМЕНТА СМИ

Рисунок Алексея КУСТОВСКОГО
Рисунок Алексея КУСТОВСКОГО

– Участвуете ли вы в московской городской программе книгоиздания?

– Да, я знаю про эту программу, звонила туда недавно. Я в ней пыталась участвовать – издать книжку про Москву. Но не справилась тогда с документами. У меня автор сейчас дописывает книжку, и я с этой книжкой туда пойду. Я посмотрела: вроде как попроще сейчас стало. Раньше такой список был – ох! – с личными характеристиками исполнителя проекта и т.д. А сейчас этого нет… Там много всего по-прежнему, но раньше было ещё больше, потому что тогда мне казалось, что я никогда этого не одолею, а сейчас у меня уже не было такого ощущения.

– Не кажется ли вам, что механизм участия в этой программе выстроен таким образом, чтобы в ней участвовал лишь небольшой круг издателей?

– Я вам могу рассказать про трудности потом, когда автор напишет книгу, и я окунусь в это всё… Некоторые книжки мы издали на гранты Федерального агентства по печати, там попроще. У Федерального агентства тоже было раньше тяжко. Была же история с Федеральным агентством, кажется, год или два назад, когда настолько было сложно, что к ним просто никто не пришёл. И у меня есть подружка из другого издательства, она рассказывала, что можно было подавать на две книги – они подали на пять, и в итоге дали всем пяти книжкам, потому что больше просто никого не было, никто не дошёл до конца, все «умерли» по дороге.

– По силам ли вообще мелким издательствам правильно оформить весь пакет документов для участия в городской издательской программе?

– В принципе, да. То, что трудно – это правда. Кажется, нужен целый отдел для подготовки всех этих бумаг. Но когда сквозь это пробираешься – дальше проще. Проблема в другом. Если вы мелкое издательство, у вас нет трёх миллионов на счету, вам надо сдать книжку в декабре, а деньги вам переводят на типографию в ноябре. И всё – вы попали. Либо вы берёте откуда-то свои полмиллиона, либо всё задерживается… А отчитаться надо в декабре – либо вернуть деньги. Вот это колоссальная проблема, на мой взгляд!


Сергей ДМИТРИЕВ,

главный редактор издательства «Вече», Секретарь Правления

Союза писателей России, член Правления Ассоциации книгоиздателей России

ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ БЮДЖЕТНУЮ ПОДДЕРЖКУ,

ИЗДАТЕЛЬСТВО ДОЛЖНО СОДЕРЖАТЬ СПЕЦИАЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА

Сергей Николаевич, издательство «Вече» уже много лет участвует в Московской программе книгоиздания. Как вы её оцениваете?

– Мы действительно участвуем в программе московского книгоиздания с 1998 года. У нас огромный опыт. Когда было 850-летие Москвы, мы издали несколько очень хороших книг, например, «Москва глазами живописцев». В общей сложности по этой программе мы издали не меньше 25 книг, причём, самых разных. От художественных до альбомов.

В целом программу я оцениваю положительно, потому что нам вообще мало кто помогает. Это только Московское правительство и Федеральное агентство по печати. У правительства Москвы субсидии выше, но есть своя специфика. Они выбирают только книги, которые относятся непосредственно к Москве. Если в Федеральном агентстве я могу получить дотацию на издание книги, скажем, о Ломоносове, то городская программа просит привязки к московской тематике. Это несколько ограничивает.

С другой стороны, позволяет придумывать какие-то интересные книги. Например, недавно мы издали книгу о Манеже, о его археологии, о том, как Москва зарождалась в самом центре города. Автор – бывший главный археолог Москвы. Книга интересная и уникальная. Только-только мы получили дотацию на книгу «Края Москвы» – о Пушкине и Москве. Я считаю, очень хорошая вещь.

– В чём вы видите недостатки городской программы?

– Сейчас очень усложнилась процедура оформления субсидии. По каждому лоту необходимо подготовить 21 документ, нужно пройти экспертизу, заранее представить оформленную по всем ГОСТам рукопись, оригинал-макет и прочее Может быть, это и правильно. Но очень непросто. У нас даже есть специальный человек, который только этим занимается. Он должен ездить, согласовывать документы, проверять. Постоянно находятся ошибки, приходится переделывать.

– А кто заинтересован в такой сложной системе? Издатели или всё-таки чиновники?

– Честно вам скажу, что некоторые книги я бы сам не издавал. Например, я никогда не стал бы делать книгу об археологии Манежа как коммерческий издатель. Я бы эту книгу не продал. Да и материал бы не собрал. И даже тема Пушкина и Москвы – некоммерческая.

– Но если была бы более простая система участия издательств в конкурсе, это позволило бы большему количеству маленьких издающих организаций предлагать больше книг, появились бы новые темы, было бы из чего выбрать.

– Система, правда, очень сложная. Но она сложная везде. То же самое с аукционами на государственные контракты. Там нужно платить огромные залоги и многие миллионы на обеспечительные заявки. То есть сейчас получить бюджетные деньги всё сложнее и сложнее. Говорят, это должно помочь в борьбе с коррупцией.

– Но в итоге получается, что маленькие издательства не могут даже близко приблизиться к участию в программах правительства Москвы.

– Если у вас будет хорошая заявка, нужная для Москвы, вы точно пройдёте. Дело в том, что я сам в эту комиссию входил, а наш директор входит в неё уже несколько лет. Я на трёх-четырёх заседаниях комиссии был. Когда появляется хорошая и интересная заявка, то неважно, какое издательство её представляет, она проходит.


Позвольте с последним утверждением Сергея Николаевича Дмитриева не согласиться. Наша газета ещё при Лужкове подавала заявку на выпуск книги «У нас была великая литература». Первое заключение экспертов, с которыми нас ознакомило столичное правительство, было просто замечательное. Единственно, рецензент высказал свои пожелания – подать материалы о писателях не в алфавитном, а в хронологическом порядке, и добавить библиографию. Оба пожелания носили рекомендательный характер. Тем не менее к части необязательных советов мы прислушались. А что получили на выходе? При повторном рецензировании мы столкнулись уже с откровенной ложью. Нам написали, будто мы не указали даты жизни писателей. Хотя в каждом материалы были приведены точные даты рождения и смерти писателей. И как на эту ложь отреагировал руководитель департамента СМИ Москвы г-н Черников? Мол, идите в суд. А с чем идти, если нигде невозможно найти ни положения о городском экспертном совете, который подписывает лживые заключения, ни список с составом этого совета. Расчёт, видимо, на то, что юридически обжаловать действия завравшихся людишек будет невозможно. Так, может, пусть лучше г-н Черников уйдёт в отставку?!


Александр ИВАНОВ,

директор московского издательства «Ad Marginem»

ПОЛУЗАКРЫТЫЙ ХАРАКТЕР

– Участвует ли ваше издательство в московской программе книгоиздания?

– Нет, мы в ней не участвуем.

– Не кажется ли вам, что механизм участия в этой программе рассчитан на то, чтобы допустить к участию лишь небольшой круг издательств?

– Наверное, так и есть.

– Нужна ли многоступенчатость – особая дирекция программ, департамент СМИ, городская экспертная комиссия, городской совет книгоиздателей? Не слишком ли много для манипуляции издательствами и авторами?

– Да, ступеней многовато.

– По силам ли мелким и средним издательствам правильно оформить весь пакет документов для участия в городской программе?

– Оформить по силам, но вопрос, скорее, в том, что эта программа носит полузакрытый характер – мало информации, нет чёткой и простой экспертизы заявок и так далее…

– В чьих интересах выстроен столь сложный механизм – писателей, издателей или чиновников?

– Не знаю наверняка, в чём тут проблема – скорее, тут всё было когда-то выстроено под ОЛМА-пресс, руководитель которого был, насколько я знаю, братом крупного московского чиновника. Наверное, под него эти финансовые потоки и были предназначены. А сейчас, думаю, хоть родственник и ушёл, но каналы уже прорыты и чиновникам неохота что-то менять.


Надо полагать, что Александр Иванов имел в виду братьев Ткач: один стал членом Совета Федерации и до сих пор, судя по всему, контролирует издательство Олма, а другой был во времена Лужкова заместителем председателя столичного комитета по массовым коммуникациям.


Павел ПОДКОСОВ,

директор издательства «Альпина нон-фикшн»

ЛУЧШЕ ОБХОДИТЬСЯ СВОИМИ СИЛАМИ

«Альпина нон-фикшн» никогда не участвовала в городской программе книгоиздательства.

Мне кажется, без крайней необходимости брать гранты у государства не стоит. Это налагает на издательство определённые обязательства. Возможно, даже включает самоцензуру у издателей.

Моя позиция в том, что помощь государства должна заключаться в невмешательстве в книжные дела, за исключением пропаганды чтения, поддержки независимых книжных магазинов и снижения налогового бремени. Может быть, если бы у нас планировались какие-то книги о городе, мы бы обратились к московскому правительству. В этом случае это было бы логично. В других случаях мы предпочитаем обходиться своими силами.

ИНТЕРВЬЮ У ИЗДАТЕЛЕЙ ВЗЯЛИ

ЕВГЕНИЙ БОГАЧКОВ, ЛЮБОВЬ ГОРДЕЕВА И РОМАН СЕНЧИН


И КТО В СОСТОЯНИИ ПОДГОТОВИТЬ ЭТУ БРОШЮРУ?

П Е Р Е Ч Е Н Ь

документов*, необходимых для представления

предложения на включение Издания в

план издательско-информационных

программ, поддерживаемых Правительством Москвы

1. Титульный лист (форма № 1).

2. Сведения о Заявителе и описание Издания (формы № 2–5).

3. Авторский оригинал** или распечатанный оригинал-макет Издания в двух экземплярах, (комплектные авторские оригиналы соответствующие требованиям ОСТ 29.115-88 «Оригиналы авторские и текстовые издательские. Общие технические требования» и ОСТ 29.106-90 «Оригиналы изобразительные для полиграфического репродуцирования. Общие технические условия»), причём один экземпляр остаётся в Городской экспертной комиссии книгоиздания и возврату не подлежит.

4. Копия авторского договора (договоров).

5. Копия Устава (Положения) организации-заявителя.

6. Копия свидетельства государственной регистрации.

7. Копия лицензии на издательскую деятельность (если имеется).

8. Копии баланса и формы 2 за предыдущий год и последний отчётный период.

9. Справка из ГНИ об отсутствии задолженности организации-заявителя перед бюджетом.

10. Сведения о партнёрах, рекомендательные письма, публикации и т.д. (прилагается по усмотрению организации-заявителя на отдельных листах).

С Перечнем и условиями представления документов ознакомлен

Руководитель организации-заявителя

___________________ _____________ /____________________/

(должность) (подпись) (Ф.И.О.)

«___» _________ 201__ г. М.П.

_______________________

* Все документы представляются в Московский городской совет книгоиздания сброшюрованными в отдельную папку.

** Авторский текстовой оригинал – текстовая часть произведения, подготовленная автором (коллективом авторов) для передачи в издательство для последующей редакционно-издательской обработки.

Авторский текстовой оригинал включает следующие элементы:

* титульный лист издания по ГОСТ 7.4 — 95;

* основной текст издания с заголовками, иллюстрациями, таблицами, формулами, и т.п., включая авторское предисловие, введение, а также аннотацию;

* тексты справочного характера и дополнительные тексты (указатели, комментарии, примечания, приложения);

* библиографические списки и ссылки по ГОСТ 7.1 — 84;

* подрисуночные подписи;

* оглавление (содержание).

Примечание. Наличие или отсутствие перечисленных выше и других видов текстовых элементов определяется содержанием авторского текстового оригинала.

Авторский текстовой оригинал должен быть подписан автором на титульном листе с указанием даты подписи и пронумерован в правом верхнем углу страницы без пропусков и литерных добавлений. В сплошную нумерацию должны быть включены все элементы авторского оригинала. На титульном листе должны быть указаны общее число страниц, объём вставок и выкидок, а также количество иллюстраций.

Авторские оригиналы иллюстраций должны быть выполнены в соответствии с требованиями, изложенными в приложении к настоящему перечню.


СТОЛИЧНЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ ТО ЛИ СМИ, ТО ЛИ ЛЖИ

ПЛОДИТ ЛИШЬ ОДНИ БУМАГИ, А ЭФФЕКТИВНОСТЬ ОТ НЕГО – НОЛЬ

НАШ КОММЕНТАРИЙ

1. Все участники московского издательского рынка сходятся во мнении о том, что механизм городской издательской программы чрезвычайно сложен. Сам чёрт ногу сломает, но так и не поймёт, чем занимается столичный департамент СМИ, дирекция издательских программ, городской совет книгоиздателей и городская экспертная комиссия. Видимо, и вправду кто-то выстраивал сию пирамиду под конкретные издательства, может, под тех же братьев Ткач или под близкое Лужкову издательство «Московские учебники».

2. Мы специально публикуем перечень документов для участия в городской издательской программе. Тысячу раз прав главный редактор издательства «Вече» С.Дмитриев: для заполнения этих документов надо держать в штате даже не одного, а трёх специалистов.

Вопрос сейчас и в том, насколько этот перечень соответствует действующему законодательству. Неужели в столичном департаменте СМИ не знают о том, что, к примеру, лицензирование издательской деятельности отменили ещё лет десять назад?

3. Более всего у издателей вызывают недоумение формы №№ 1–5 (мы их не публикуем только потому, что нам жаль под это отдавать шесть (подчёркиваем – шесть!) газетных полос. Кто их утвердил? Насколько они обязательны для заполнения?

Судя по официальным документам правительства Москвы, формы заявок должен регламентировать якобы городской экспертный совет. Но мы нигде, ни на каком сайте не смогли обнаружить ни положение об этом экспертном составе, ни список этого совета. Сотрудница департамента Ирина Тафинцева сообщила, что положение и список совета есть только у заместителя руководителя ведомства Юлии Казаковой. Но, простите, Казакова приём издателей не ведёт и на электронные письма, как правило, не отвечает. Получается, что все сведения об экспертном совете носят секретный характер и издателям недоступны.

4. В прошлом году руководство столичного департамента СМИ не стало даже рассматривать наши проекты под предлогом неправильного заполнения форм №№ 1–5. Мол, это бланки строгой отчётности и никакая отсебятина не допускается. Мы попытались выяснить, кто утвердил эти формы. Г-жа Тафинцева заявила, что все формы утвердил лично руководитель столичного департамента г-н Черников. Так почему же его не устроил на форме № 1 наш постскриптум о прозрачности всех процедур? Неужели, простите за фольклор, кошка почувствовала, чьё мясо съела?

Потом – если все бланки строгой отчётности, то почему издатели должны в обязательном порядке заполнять графы о гонорарах, если по воле г-жи Казаковой субсидии на авторские вознаграждения не распространяются. Г-жа Тафинцева со ссылкой на плановиков департамента заявила, что теперь графы о гонорарах можно и не заполнять. А оставили эти графы, мол, для того, чтобы плановики имели общую картину проекта. Вас устраивают такие объяснения? Нас – нет.

5. Так в чьих же интересах работает г-н Черников: издателей, писателей или самого себя? Вот недавно он слетал бизнес-классом на Кубу. Но никто не понял: чиновник ездил искупаться в море или поучаствовать в международной книжной выставке? Если он в выставке участвовал, то что почерпнул для себя, точнее – для своего департамента?

6. В общем, некомпетентность руководства столичного департамента СМИ в издательских делах видна за версту. Так почему же это руководство никто не отправляет в отставку? Кто покрывает непрофессиональных горе-чиновников, научившихся только одному – плодить ненужные бумаги?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *