Классический Моцарт и модернистский Вагнер

№ 2013 / 17, 23.02.2015

Камерный музыкальный театр имени Б. Покровского бережно хранит творческое наследие основателя театра (столетие со дня рождения которого было отмечено в минувшем году)

Волшебная флейта. Камерный музыкальный театр имени Бориса Покровского. Режиссёр-постановщик Борис Покровский. Дирижёр Но Тэ Чол (Южная Корея).

Камерный музыкальный театр имени Б. Покровского бережно хранит творческое наследие основателя театра (столетие со дня рождения которого было отмечено в минувшем году) и в то же время вносит в эти спектакли новизну, сберегая и возобновляя ощущение свежести и современности.

На пороге весны «Волшебной флейтой» Моцарта – одним из лучших оперных спектаклей, поставленных Б. Покровским, дирижировал известный южнокорейский маэстро Но Тэ Чол, получивший музыкальное образование в Германии, Австрии и России.

Приглашённый дирижёр продемонстрировал редкостную слаженность и с оркестром, и с исполнителями вокальных партий, и сумел представить классическую постановку в превосходном виде.

Постановка Б. Покровского отличается от многих современных интерпретаций моцартовского шедевра тем, что режиссёр точно и мастерски следовал в своей постановке замыслу композитора, не внося в представление отсебятины и искусственного осовременивания. Единственный нестандартный приём – флейтистка (Светлана Горзальчик) выступает не в оркестровой ям, а прямо на сцене наряду с другими действующими лицами. Исполнители достойно воплощают свои партии. Главные партии Царицы ночи (Екатерина Ферзба), Папагено (Андрей Цветков-Толбин) и Тамино (Игорь Вялых) доверены молодым певцам, а опытная Юлия Моисеева, со своей стороны, воплощает принцессу Памину как юную, по-детски непосредственную и наивную девушку. Сдержанные декорации (художник Виктор Вольский) придают оперному спектаклю камерность, хотя режиссёр и использует в мизансценах всё пространство театрального зала: герои поют в проходах между зрительскими рядами, а хор – с галёрки.

Спектакль может служить образцом бережного и в то же время творческого отношения к классике.


Рихард Вагнер. WWW.Nibelungopera.ru. Геликон-опера. Режиссёр-постановщик Дмитрий Берман. Музыкальный руководитель постановки Владимир Понькин. Дирижёр Валерий Кирьянов.

Спектакль-попурри, как и недавняя “Кальмания”, поставлен к юбилею композитора, на этот раз Рихарда Вагнера, двухсотлетие со дня рождения которого отмечается в этом году.

Исполняются отрывки из целой дюжины (кажется, даже чёртовой) опер великого немецкого творца, но главным образом, разумеется, популярнейшие арии, дуэты и сцены из тетралогии «Кольцо Нибелунгов» («Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид» и «Гибель богов») и других зрелых опер («Летучий голландец», «Тангейзер», «Лоэнгрин», «Тристан и Изольда» и др.).

Соединены они подобием внешнего сюжета, отдалённо связанного с мифологической основой музыкальных драм Вагнера. У композитора действующие лица – боги, небожители, на сцене «Геликона» тоже своего рода «небожители» — работники авиации.

Декорации решены просто: это салон самолёта (сценография и костюмы Игоря Нежного и Татьяны Тулубьевой, художник по свету Дамир Исмагилов). Соответственно, мизансцены – ходьба героев – стюардесс и пилотов по этому салону. Реквизит – кресла и их спинки, которые можно опускать. Иногда в этих креслах спят, даже занимая по три места. Во время «Полёта Валькирий» стюардессы и стюарды проводят предполётный инструктаж: показывают зрителям, как пользоваться спасательными жилетами и кислородными масками. Выдают публике кислые леденцы в обёртках (от некой авиакомпании – спонсора постановки). После этого с чувством исполненного долга засыпают в мягких креслах, укрывшись уютными пледами. Потом их будят бодрствующие бортпроводники, катящие тележки с кофе и завтраками.

Все до одного получают завтраки и с аппетитом едят, жуют. В финале хор поёт, заглядывая снаружи через иллюминаторы в салон самолёта.

Хорошо, что в труппе есть настоящие Брунхильды-Зиглинды (Елена Михайленко и Светлана Создателева), они придают спектаклю монументальность и солидность, а вот Зигфрид в спектакле не белокурый, а брюнет (Дмитрий Пономарёв). Это – объективно невыигрышный ход, в остальном театр в существующих условиях (тесная оркестровая яма, неудобный зрительный зал) с честью справляется с трудным содержанием отрывков из творчества гениального композитора.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *