Облегчённый Достоевский

№ 2013 / 25, 23.02.2015

Вышедший в свет роман Антона Понизовского «Обращение в слух» за короткое время успел вызвать большой резонанс: книга заняла второе место в рейтинге книжного магазина «Москва»

Вышедший в свет роман Антона Понизовского «Обращение в слух» за короткое время успел вызвать большой резонанс: книга заняла второе место в рейтинге книжного магазина «Москва», а также была включена в «длинный список» национальной литературной премии «Большая книга».

«Обращение в слух» является своего рода документалистикой: большая часть текста состоит из интервью с простыми русскими людьми, взятое на московских рынках и в лечебных учреждениях. Каждый из нас не раз слышал подобное от попутчика в поезде, или же от случайного собеседника в какой-нибудь забегаловке. Несколько десятков реальных историй: голодные годы войны, алкоголизм, смерть родных, несчастливый брак, жестокое обращение, безработица.

На эту документалистику «накладывается» незамысловатый сюжет: молодой учёный Фёдор вот уже несколько лет живёт в Швейцарии, расшифровывая материалы исследований (эти самые интервью) о русском народе. В отеле, где живёт молодой человек, поселяется семейная пара – представители высшего класса Белявские. Между новоиспечёнными соседями завязывается разговор, в ходе которого прослушиваются жизненные истории, содержание которых заставляет столкнуться взгляды консервативного и глубоко верующего Фёдора и человека либеральных убеждений – Белявского.

Записанные истории внимательно прослушиваются, а после горячо обсуждаются представителями русского буржуа. Здесь особенно сильно видна разница между слоями общества: одна национальность, одна вера, одна Родина, но в то же время – ничего общего. Состоятельным и сытым обитателям швейцарской гостиницы кажется отвратительным услышанное, в то время как действительно отвратительными являются их обсуждения: говорящий для них – не личность, а предмет изучения, объект. Уровень полемики героев заставляет усомниться в образованности и превосходстве «высшего класса». Неясно также, каким же тогда считать народ? Плохим? Или хорошим? Ответ на этот вопрос в романе Понизовского, как ни старайся, найти не удастся.

На протяжении всего романа Белявский и Фёдор в перерывах между прослушиванием записей горячо дискутируют о феномене русской души, о Боге, о браке, о Достоевском (примечательно и то, что главный герой назван в честь русского классика). Последнего и вовсе обсуждали три главы подряд.

К слову, по форме роман Понизовского весьма напоминает романы Достоевского (совпадают некоторые элементы сюжета и типажи персонажей, присутствуют пространные монологи и диалоги). Но это чисто внешнее сходство. Говорить о сопоставимости Понизовского и Достоевского, как художников слова, конечно, не приходится. «Обращение в слух» – это занимательная документалистика с претензией на художественность, и не более того. Надо отдать должное чутью Понизовского, который один из первых уловил моду на «задушевные» разговоры о русском человеке и его душе в стиле а ля героев Достоевского. Эта мода, этот литературный заказ идёт со стороны влиятельного слоя нашей интеллигенции, которая ещё вчера при слове «русский» презрительно фыркала, а сегодня готово сутками напролёт рассуждать об особенностях русского менталитета. Именно этим идеологическим поворотом и объясняется, на мой взгляд, такой ажиотаж, такое повышенное внимание в прессе к роману «Обращение в слух». Нетрудно предположить, что это произведение, прошедшее «обкатку» в «Новом мире», станет финалистом премии «Большая книга».

Дарья СЕМЕИНА,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *