Император «империи соблазна»

№ 2013 / 40, 23.02.2015

Первый знаковый и массовый продукт компании, логотипом которой является надкушенное яблоко, – персональный компьютер «Apple 2».

ДЖОБС: ГЕНИЙ ИЛИ ЛОВЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУШ?

Первый знаковый и массовый продукт компании, логотипом которой является надкушенное яблоко, – персональный компьютер «Apple 2». В привязке с подзаголовком фильма «Империя соблазна» всё это очевидно отсылает к эдемской истории, к искушению змеем первочеловека и последующему глобальному изменению мира – грехопадению. Предложенное яблоко, как известно, переформатировало мир Адама и Евы, после чего им пришлось облекаться в одежды и быть обречёнными на изгнание из райских кущ.

Компания «Apple» со своим первоначальным девизом-стратегией, с помощью которой она покоряла рынок-мир – доступный домашний персональный компьютер, изгнала человека из посюстороннего мира, реального измерения в мир виртуальный, принуждая его то и дело прикрываться новомодными гаджетами.

Собственно, фильм о Стиве Джобсе, который недавно вышел в кинопрокат, – рассказ о князе мира сего – императоре «империи соблазна». Конечно, рассуждения о том, что Джобс – злой гений далеко могут завести, но в экранизации его биографии сложно не найти инфернальные черты, а в самом герое – если не образ Мефистофеля, то уж Фауста, заложившего всё ради ожидания наивысшего счастья и восторга, сопровождаемого конечной фразой: «Остановись мгновенье, ты прекрасно!» Кстати, сам Джобс, которого играет Эштон Кутчер, внешне в фильме практически не меняется. Новый Дориан Грей?.. Аналогий можно найти массу, но все они связаны с сюжетом купли-продажи души.

Джобс умеет отлично играть с внешней формой – дизайном, который он стремится довести до совершенства. Но не это, не гигантские продажи и бешеные выручки являются самоцелью, ведь не даром один из поводов его удаления из компании, по фильму является большие финансовые затраты на новинки, необходимость которых неочевидна всем кроме Джобса. Его цель – душа человеческая, его задача – проникнуть как можно ближе к ней и попытаться овладеть ею, соблазнить, подчинить. Он не копирует, не старается догнать и обогнать своих конкурентов – он нацелен на создание принципиально нового продукта, произвести альтернативу всему существующему – поставить себя на место Творца.

Изобретение становится бесценным, когда может затронуть чью-то душу, – говорит в картине герой Кутчера. Продукция компании Джобса – продолжение человеческой личности, определённая ловушка для неё.

Джобса изгоняют из его компании, но через годы, когда она находится уже на грани банкротства, его возвращают, и он приходит уже во славе, и никто уже не сомневается в его непререкаемости во всём, что не касается простых человеческих качеств. Не обошлось здесь и без его интриг, когда он выбрасывает на рынок свой пакет акций «Apple». Причём он интригует всегда, часто кажется, что невинно, походя, будто невзначай. Ни о какой честности речи быть не может.

Человеческое у него слишком нечеловеческое. И это даже не вопрос целеустремлённости гения. Маркс тоже был нацелен перевернуть весь мир, писал свой «Капитал», а в это время у него от голода умирали дети. Вопрос даже не в циничной максиме: «бизнес и ничего личного», после произнесения которой считается, что возможно практически всё. Джобс на самом деле не видит вокруг себя людей. Для него все они, начиная от собственной матери, матери его будущего ребёнка, которую он изгоняет из дома, заканчивая людьми, которые считали его своим другом, подчинённых, членов совета директоров – простые тени, функции, элементы электронной платы, над которой он дирижирует. Когда какой-то модуль на ней сгорает – его просто выбрасывают. Он выбирает из человека всё, оставляя его полностью опустошённым. Собственно, Джобс даже нацелен не на то, чтобы создать совершенно уникальный продукт – он собирается создать нового человека.

Люди уже давно подсажены на электронные гаджеты, поэтому теперь необходимо отделить зёрна от плевел. Если в начале стратегия компании Джобса – доступность, но после «второго пришествия» она меняется, и новинки становятся метой элитарности, избранности, обозначением своего.

«Перфекционизм – это всегда фашизм» – сказала как-то в интервью «Эхо Москвы» Ирина Хакамада. В этом ей можно поверить. Джобс со всей страстью создавал не идеального человека, но идеальный продукт, который, по его задумке должен был являться продолжением человеческой личности. Но ведь каждый продукт устаревает, становится неактуальным. После Айфона-3 ждали вожделенную «четвёрку», потом очереди сметали «пятую» модель и так далее. Таково и отношение к человеку – на каком-то этапе он перестаёт быть актуальным. Такого киношный Джобс может просто перестать замечать либо моментально уволить или испепелить яростным взглядом. Так и задумываешься ненароком: а что если прибавить ему чуть власти, что бы он делал с людьми, которые ему не нужны, с теми, кто становится у него на пути, не разделяет взгляды? Быть может, получился бы новый неудавшийся художник, наподобие того, который перевернул мир и залил его кровью в середине 20-го века?

«Хвала безумцам, одиночкам и бунтарям. Лишь безумец верит, что может изменить мир и меняет его» – вещает в фильме Джобс. Легко назваться безумцем и за это вроде как многое списывается, попускается тебе. Страсть Джобса – душа, а это уже не душевная болезнь, а скорее новый человекобожеский проект, в рамках которого возможно всё ради достижения своей цели. Даже реки младенческих слёз не должны остановить.

«Бизнес и ничего личного» – мог бы сказать современный люцеферианский извод. Собственно, с Джобса уже идёт не цивилизация потребления, а мир подчинения души, её тотальной деформации. Хотя сейчас его и записали в безусловные авторитеты и пророки.

Андрей РУДАЛЁВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *