Не фильм, а только название…

№ 2013 / 42, 23.02.2015

Фильм «Сталинград» Фёдора Бондарчука становится в один ряд с такими безумствами времени, как дела «Pussi Riot» или узников Болотной, как запрет собираться больше двух, как переименование милиции в полицию…

Фильм «Сталинград» Фёдора Бондарчука становится в один ряд с такими безумствами времени, как дела «Pussi Riot» или узников Болотной, как запрет собираться больше двух, как переименование милиции в полицию… И всё это – за наши с вами деньги. Кто нам их вернёт?

При замечательных работах художников, операторов, актёров сценарий фильма высосан из пальца, и ты это понимаешь с самого начала, когда история начинается с катастрофы в современной Японии, где рассказчик вытаскивает из-под завалов немку и рассказывает историю о пяти «отцах». Если, к примеру, в «Титанике» чётко работает приём закольцовки основного сюжета современностью – ружьё стреляет, то в «Сталинграде», кроме ощущения, что ты ошибся залом и провисания, ничего не возникает.

Но и этого мало. Кажется, что режиссёр не читал сценарий, по которому он работал: фильму явно недостаёт истории, коллизий, зато количество неточностей и абсурда просто поразительно. Русский снайпер за весь фильм (2 часа 15 мин) при том, что всё разворачивается на одной небольшой территории, убивает (в кадре) только русскую девушку – «фашистскую подстилку», вынужденную жить с немецким офицером. Зачем убивать фашистов, если можно стрелять по русским?

Рассказчик – русский спасатель в Японии – почему-то утверждает, что его отец – один из пяти русских, которые отбили от немцев его мать. В то же время чётко обозначено, что до этого счастливого избавления она жила с немцами. Весьма сомнительная уверенность. Кроме того, весьма неправдоподобно и дико выглядит эпизод, где эту будущую мать, только отбив её от немцев, спрашивают, расскажи, мол, как ты тут жила с фашистами, чем ты с ними занималась. Зато прямо как в мультфильме – влюблённые герои сидят в доме без крыши и воркуют под свист и мелькания снарядов и пуль, которые почему-то в этот дом не попадают. Такой остров спасения – как в фильме Балабанова «Я тоже хочу». Однако в «Сталинграде» такое место никак не объясняется, дом стоит на рубеже, идёт постоянная бомбёжка… Сцена, где немецкий офицер рвёт одежду на русской, затем созерцательно рассуждает, что пришёл-то он сюда человеком, а эта русская женщина сделала его «зверем».

Что к чему, зачем, откуда? Раньше в фильмах были консультанты, может, в этом проблема? Но ведь тут явная недоработка самого сценария, мало истории, действия, что замазывается весьма примитивной музыкой, звучащей на протяжении почти всего фильма.

Я был на фильме вместе с узником фашистского концлагеря Василием Демидовичем Жевновым. Его мнение было таково: «Пусто, пусто, ничего тут нет – ни нового, ни старого». Зато Василий Демидович первый раз смотрел кино в 3D и отметил, что это интересно и здорово, и благодарил меня именно за это…

Отдельно в фильме много интересного, здорово снятого, но в целом – это только очки 3D, прав Демидыч. Вот так, наверно, и на «Оскар» отправили не сам фильм, а только название.

Павел БЫКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *