Запад воспитает нам молодых писателей?

№ 2013 / 49, 23.02.2015

В последнее время, особенно в связи с Российским литературным собранием при президенте Путине, много говорилось о всеобщем объединении писателей России.

В последнее время, особенно в связи с Российским литературным собранием при президенте Путине, много говорилось о всеобщем объединении писателей России. Но есть ведь, как многие знают, и международные объединения писателей мира. Самое, пожалуй, авторитетное из них существует ещё с 20-х годов XX века под названием ПЕН-клуб и имеет свои структурные подразделения в разных странах (языковых регионах). Есть и «Русский ПЕН-центр», который ныне возглавляет известный писатель Андрей Битов. А вспоминаю я об этом к тому, что на днях в рамках выставки «Нонфикшн-2013» нашу страну посетили самые что ни на есть главные руководители и функционеры всего этого Международного ПЕН-центра. Чем же мы обязаны столь высоким гостям? И о чём они поведали нам на встрече с коллегами писателями, журналистами, издателями?

Андрей Битов, Людмила Улицкая и Джон Рэлстон
Андрей Битов, Людмила Улицкая и Джон Рэлстон

Как я узнал чуть позже, решение о том, что российскому подразделению ПЕН-центра нужна поддержка и совет, было принято на прошедшем в этом году в Рейкьявике всеобщем конгрессе этого Международного союза писателей. В столице Исландии международное писательское сообщество, как говорится, «выразило озабоченность» ситуацией с правами человека в нашей стране (принятый в июле 2012 года закон о введении уголовной ответственности за клевету, пресловутая история с «Пусси Райот», а также закон о запрете «гей-пропаганды») и пообещало прислать на помощь свой «десант». И вот первый визит «старших братьев» в Россию (в том числе президента всего Международного ПЕНа – Джона Рэлстона Сола) состоялся на прошлой неделе, на ежегодной московской ярмарке интеллектуальной литературы.

Официальным поводом стало представление в нашей стране новой премии Международного ПЕНа для молодых писателей – «Новые голоса».

Как сказано в официальном пресс-релизе, премия «поощряет молодых писателей в тех странах, где ПЕН осуществляет свою деятельность, и предоставляет молодым, ещё не публиковавшимся литераторам столь необходимую площадку для демонстрации своих творений». На встрече в итоге объявили состав жюри 2014 года, в который вошли пакистанская романистка, живущая в Лондоне (Камила Шамси), индийская писательница, проживающая в США (Киран Десаи), китайский поэт и эссеист, работавший внештатным профессором в Нью-Йоркском университете (Ши Чуань), канадский романист, родившийся в Аргентине и живущий во Франции (Альберто Мангель) и парижанин, лауреат Гонкуровской премии Александр Постель… Сама премия существует только второй год – в сентябре нынешнего года 1000 $ было присуждено представителю Южно-Африканского ПЕН-центра Масанде Нчанга за рассказ «Пространство». Наблюдая всю эту пестроту, с трудом верится, что простой талантливый парень из российской глубинки, не склонный плясать на церковном амвоне, изрыгая проклятия Путину, и не теряющийся в «ориентациях», может получить поддержку Союза писателей мира… Но тем не менее, для тех наших молодых писателей, кто питает большие надежды, на всякий случай сообщу, что тексты могут быть в любых жанрах – «рассказ или нон-фикшн, журналистика или поэзия»; на премию могут претендовать авторы в возрасте от 18 до 30 лет, у которых ещё не было опубликовано произведений в виде книги; тексты должны быть представлены на английском, французском или испанском (три официальных языка Международного ПЕНа), и, что важно, молодые писатели должны быть номинированы своим национальным (то есть, в данном случае – русским) ПЕН-центром (не более двух в год). То есть вам, скорее всего, придётся вступить в «ложу» (шутка).

Вообще, надо заметить, что издалека ПЕН-центр у меня всегда романтически ассоциировался с некими тайными организациями масонского типа. Поэтому любопытно было посмотреть и послушать верховных (пусть воображаемых) «магистров» из-за рубежа.

Самый главный из них – канадский писатель и эссеист Джон Рэлстон Сол – пожилой (далеко за шестьдесят), но довольно бодрый, суховатый и несколько саркастично-надменный, как мне показалось, человек, пояснил, что ПЕН-центр является прежде всего «организацией гражданского общества», они стараются защищать права и свободы писателей, помогать тем из них, кто оказался за решёткой. Он рассказал, что помимо множества ПЕН-центров в странах Запада, существуют и такие героические подразделения, как, например, в Афганистане, где члены ПЕНа реально рискуют жизнью. По убеждению Д.Р. Сола, у возглавляемой им ныне организации «есть серьёзные мышцы» и для многих стран и континентов она является «единственной организацией, которая действительно защищает свободу выражения».

По-моему ощущению, гораздо более острым и вызывающим (несмотря на всю внешнюю скромность и интеллигентность) прозвучало выступление более молодого представитель шведского ПЕН-клуба:

«К счастью, у нас в Швеции коррупция не является большим злом, но мы работаем со странами, где коррупция процветает. Через наши шведские компании, которые работают в других странах, где коррупция является проблемой, мы пытаемся на это влиять тем, что призываем такие компании разоблачать подобного рода грязные дела. В результате проведения таких мероприятий, скажем, президент одной из компаний был вынужден уйти в отставку. У нас есть электронный журнал, который называется «блог диссидентов», где мы публикуем тексты, как на родных языках, так и в переводе на английский. Мы рассматриваем такое онлайн издание как платформу для выражения представителей тех стран, где свобода выражения ущемляется. Недавно мы вручили премию нашего клуба Маше Гессен, тем самым продемонстрировав нашу солидарность с притесняемым ЛГТБ-сообществом…».

Тут явно кивок в нашу сторону, это именно с нашей страной, где «процветает» коррупция и ущемление меньшинств, «работают» шведские коллеги. Кстати, тут же на встрече, с просьбой о защите к высокопоставленным коллегам по ПЕНу обратилась писательница Людмила Улицкая:

«Дело в том, что я в течение 12 лет была редактором серии книг для подростков по культурной антропологии (толерантности). Мне недавно сообщили, что на меня подали заявление в прокуратуру (на меня, на издательство, а также на авторов книги «Семья у нас и у других»). Нас обвиняют в том, что мы, и я, в частности, пропагандируем гомосексуализм, инцест и педофилию. Так что я прошу вас в тот момент, когда меня начнут брать за известное место, чтобы вы меня защитили…».

Представительница финского ПЕНа, помимо достижений, поделилась и проблемами, к которым приводит тотальная свобода выражения:

«Мы, конечно, страна демократическая, у нас нет цензуры, у нас свобода печати и слова обеспечены. Но что нас сейчас беспокоит – это то, что по-английски называется «хэйт-спич» – свобода выражения ненависти. Имеется в виду неограниченное выражение отрицательных оценок и мыслей в отношении мигрантов, приезжающих в Финляндию, прежде всего в социальных СМИ. Это нас очень беспокоит, и в борьбе с этим нам очень помогает международный ПЕН». Впрочем, у нас в социальных сетях можно услышать и увидеть вообще всё что угодно…

Спокойный и ироничный Хори Токиаки, секретарь национальной японской организации ПЕН и своего рода завхоз всей международной сети ПЕН-клубов, отметил, что Россия – одно из тех государств, где «усилия по защите свободы выражения как основы человеческого достоинства должны быть, пожалуй, более серьёзными, чем где бы то ни было». Не знаю, до какой степени японец шутил, но он высказал мнение, что «если говорить о каких-то крупных международных событиях, которые я бы поставила на самую высокую планку для России по уровню и значению, то на сегодняшний день это Олимпийские игры в Сочи и конгресс ПЕН-клуба».

О состоянии и перспективах деятельности российского ПЕН-клуба высказались Андрей Битов и уже упомянутая Людмила Улицкая (соответственно, президент и вице-президент).

Битов назвал главным событием последнего времени то, что ему удалось свести писательницу Ольгу Славникову со «спустившимися с небес на землю» нашими «верховными властителями» (очевидно, речь идёт о встрече Путина с писателями на недавнем, нашумевшем, Российском литературном собрании). Именно «соединение канала с каналом», по мнению старейшего нашего писателя и деятеля ПЕНа, является самым главным и трудным.

Людмила Улицкая в свою очередь призвала обратить внимание не столько на писателей сколько на журналистов:

«Дело в том, что в нашей стране цензуры литературной на самом деле нет. Пока… Но есть очень жёсткая цензура в области журналистики и масс-медиа. И именно по той причине, что наибольший удар цензуры у нас направлен на журналистику, мне представляется именно это главным направлением сегодняшней работы: мы должны больше работать с журналистами, потому что у нас не так много журналистов в ПЕН-клубе. Ведь у нас большая часть людей, если посчитать средний возраст, очень старые. Надо пригласить в ПЕН-клуб молодёжь, причём скорее журналистскую молодёжь, потому что они в большей степени страдают от цензуры. По количествую убитых журналистов, как вы знаете, Россия впереди планеты всей… Поскольку расширение цензуры идёт несомненно, надо остановить это движение, защищая сегодня в первую очередь журналистов. Потому что писатели живут в зоне внутренней цензуры в гораздо большей степени, чем в области политической газетной цензуры, которую мы сегодня по всей стране наблюдаем каждый день».

Об опасности писательского и журналистского дела ещё раз говорил Джон Рэлстон Сол. Сначала шутливо: «Сколько сегодня в тюрьме находится президентов и премьер-министров? Парочка. Сколько генералов? Один, два, три. Сколько бизнесменов? Ну, несколько в России и, скажем, пять в мире. Экономистов? Ноль. Писателей? Восемьсот пятьдесят! То есть, другими словами, мы очень успешно работаем». А потом и жутковато:

«Мы недавно были с делегацией Мексике. А эта страна по опасности для писателей занимает второе место в мире. Писателей, в основном журналистов, там не арестовывают, они просто рубят им голову и насаживают её на шест…

Я просто к тому это всё говорю, что не стоит недооценивать то, какой вес и влияние может оказывать такая странная вещь как слово. Если бы слово не было столько опасным и весомым, то, наверное, и драконовские законы по этому поводу бы не издавались в России…»

Представление о немалой силе и опасности слова (как для тех, на кого оно направлено, так и для тех, кем направлено), особенно в нашей многострадальной стране, проходило на встрече российских и зарубежных деятелей ПЕН-клуба красной нитью. И это, пожалуй, было приятно слышать всем, имеющим к работе со словом непосредственное отношение. Но осталось всё-таки и какое-то неприятное ощущение от того, что русские как бы жалуются на родную страну и выслушивают упрёки ей от высокопоставленных иностранцев, от этой навязчивой помощи, которую нам хотят оказать в защите сомнительных порою «прав и свобод». Даже в случае с той же попросившей помощи Людмилой Улицкой… Или с «Машей Гессен»… Я не уверен до конца, кого от кого надо защищать. Её от государства или наоборот…

P.S. Кроме всего прочего в заключение встречи мы узнали (вопрос, в какой мере это заявление было дипломатическим), что для лидеров Международного ПЕН-центра (то есть Мирового союза писателей), Андрей Битов и Людмила Улицкая являются величайшими писателями современной России. Соглашайся не соглашайся, а к сведению примем…

Евгений БОГАЧКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *