Закономерные странности

№ 2013 / 50, 23.02.2015

Президент России В.В. Путин посетил посольство ЮАР, где назвал покойного Нельсона Манделу величайшим гуманистом, а также «одним из выдающихся мировых деятелей

Президент России В.В. Путин посетил посольство ЮАР, где назвал покойного Нельсона Манделу величайшим гуманистом, а также «одним из выдающихся мировых деятелей, который по своим масштабам безусловно сопоставим с такими гигантами, как Махатма Ганди и Александр Солженицын».

Странные сравнения…

Известно, что Манделу посадили в тюрьму в начале 1960-х за то, что он пришёл к выводу: ненасильственная борьба с режимом «не принесла и не могла принести ожидаемого результата» и возглавил вооружённое крыло Африканского национального конгресса.

Да такого бы, появись он сегодня у нас в России, закатали бы точно так же. И торчал бы отечественный Мандела в «Чёрном дельфине» или «Белом лебеде» без тех привилегий, какие были у Нельсона, типа встреч раз в году с соратниками…

Или президент РФ считает, что там, в ЮАР, был тогда режим, против которого можно было вооружённо бороться, а у нас тут всё нормально и относительно справедливо?

Да что там вооружённые борцы. У нас и за дрыганье ногами не в том месте, за кухонный трёп под бутылку вина уже сидят.

Эх, было время – сотни тысяч людей, сидя на диванах и стульях в своих советских квартирах, читали «Архипелаг ГУЛАГ» в «Новом мире» и в виде книги, изданной тем же «Новым миром» и были уверены, что больше такого не повторится. Не будут хватать, сажать за слова, за мысли, мучить, бить, издеваться, искать запрещённые бумажки… С тех пор «Архипелаг…» переиздавался десятки и десятки раз, фрагменты его, я слыхал, введены в школьную программу, а тюрьмы по-прежнему переполнены, людей хватают, бьют, сажают, список запрещённых бумажек растёт и растёт…

Сажают не только убийц и воров, но и тех, кто сказал не то, не выполнил приказ представителя органов правопорядка, вышел туда, куда не согласовали… Да и сидящих вообще неизвестно за что немало, может, и не меньше, чем в те времена, о которых повествуется в книге Солженицына, с которым Путин сравнил Манделу.

Но вот, странное дело, вдова Солженицына и продолжательница его дела сидит на режимно-культурном мероприятии рядом с президентом, при котором наши тюрьмы переполнены, зоны забиты, почти каждый активный оппозиционер ходит под уголовной статьёй. Сидит и, хоть и сдержанно, но улыбается главе довольно строгого режима, кивает его словам, а потом заявляет журналистам, что тех, кто не принял приглашения прийти и послушать слова президента, значит, не волнуют проблемы в стране…

Многие из отбывших срок потом говорят, что годы за решёткой не прошли даром. Большинство вспоминают, что очень много читали. «На воле никогда бы столько не прочитал!»

Но и чтение, похоже, уходит в прошлое. Точнее, наши тюремщики возвращаются ко временам «Архипелага…», когда книга в камере или бараке была преступлением.

Вот что я прочитал недавно в газете «Известия»:

«…Согласно новой редакции Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, подготовленной Минюстом совместно с ФСИН, под официальный запрет на получение, хранение и распространение заключёнными попала литература, пропагандирующая войну, революции и разжигание национальной и религиозной вражды.

– В последнее время случаи возникновения экстремизма и радикализма во ФСИН участились, а поскольку перевоспитание заключённых – одна из главнейших задач системы, то искоренение массовых прецедентов данного явления ставится также во главу угла, – пояснил «Известиям» зампред Общественного совета при ГУ МВД РФ по городу Москве Антон Цветков.

Вместе с тем собеседник «Известий» отметил, что стоит выработать чёткие алгоритмы, по которым книга будет определена в категорию опасных. Однако он не исключил, что можно пожертвовать некоторыми безопасными, но сомнительными изданиями в пользу пресечения распространения экстремистских.

– Если запрет на конкретную книгу заключённый посчитает ошибочным, то он всегда может обратиться в ОНК, которые образованы при колониях и призваны защищать права заключённых, – говорит Цветков».

Ну да, если кому-то что-то не нравится, он легко может обратиться куда-нибудь. Президент, к примеру, частенько рекомендует обращаться в суд. Некоторые мои знакомые последовали этому примеру, и часть из них из истцов стала ответчиками…

Но вернусь к сообщению газеты «Известия».

Это, конечно, может показаться, демагогией, перегибанием палки, но, если поразмышлять, то любая книга вполне вписывается в запретительные рамки. Вплоть до Нового Завета. Не говоря уж об «Архипелаге ГУЛАГе».

Вряд ли Солженицын, пиша свою книгу, рассчитывал лишь на то, что прочитавший её поохает, покачает головой и будет жить по-прежнему. Уверен, что он хотел от читателя действия. Но действия по крайней мере в сегодняшней России – недопустимы. И значит, книга, побуждающая к ним, пропагандирующая свободу, должна быть запрещена.

Но когда надо, когда требует момент, о Солженицыне можно вспомнить, как о «выдающемся мировом деятеле». Козырнуть им, как говорится. Странно, конечно, всё это наблюдать. Но это закономерные странности.

Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *