Моменты жизни самоцветны и пестры

№ 2013 / 52, 23.02.2015

В Екатеринбурге вышла весьма объёмная книга о Павле Петровиче Бажове. Казалось бы, об этом незаурядном русском писателе написано немало, однако как это ни парадоксально звучит

В Екатеринбурге вышла весьма объёмная книга о Павле Петровиче Бажове. Казалось бы, об этом незаурядном русском писателе написано немало, однако как это ни парадоксально звучит, «Павел Бажов» В.Сутырина – это первый по-серьёзному исследовательский труд, посвящённый биографии уральского сказочника. Особая ценность его в том, что в этом случае о писателе пишет писатель, то есть человек знакомый с природой художественного творчества, и отсюда он выстраивает своё повествование о коллеге-классике с расчётом поиска первых россыпей сказовых сюжетов и образов в его художническом миропонимании.

Откуда же они родом, эти небиблейские Золотой Полоз и Хозяйка Медной горы, Данило-мастер и Огневушка-поскакушка? Наверняка многим кажется, что это персонажи местного уральского дохристианского фольклора. А вот и нет. Отсутствуют эти образы в фольклоре финских и тюркских народов. А находятся частью в мировом профессиональном (горняцком) фольклоре, а частью… являются вымыслом самого сказочника. И отсюда ценность его литературной деятельности как художественного творчества неизмеримо выше. В.Сутырин показывает, что Бажов – не фольклорист, не обработчик устного народного творчества, а создатель во многом автохтонных образов, которые, конечно же, имеют определённую перекличку с фольклором.

Сам Бажов долго мучился, пытаясь определить своё место в литературе. Страхуясь от гнева критиков, он поначалу прячет своё авторское имя под личиной литзаписчика, а автором указывает народного сказителя деда Слышко из Полевского завода, от которого мальчиком слышал эти горняцкие (по-уральски – горщицкие) сюжеты. Но те же истории «литзаписывали» и другие сборщики фольклора, однако что-то ничего подобного бажовским сказам у них не вышло… Только после того, как этого седобородого скромника «уличили» в самобытном творчестве, он и сам поверил в волшебство своей камышовой ручки с ученическим пёрышком…

К П.П. Бажову всецело подходит идиома «проснулся знаменитым». Однако В.Сутырин справедливо показывает, что этого триумфа могло бы и не произойти, если бы писатель-сказочник попробовал выступить со своими сказовыми опусами хотя бы пятью годами раньше, когда в стране ещё торжествовали идеи мировой революции, всемирного братства и проявление в литературе сугубо национальных черт воспринималось едва ли не как проявление классового сопротивления. И трети бажовской славы не досталось другим замечательным русским сказителям – С.Писахову и Б.Шергину, опубликовавшимся в начале 1920-х, а П.Бажов стал едва ли не жупелом патриотизма в советской литературе конца 1930-х и в 1940-е гг.

Особый интерес читателя должны вызвать начальные главы книги, где В.Сутырин показывает, как его герой робко, но обстоятельно и осмысленно делает каждый свой шаг в литературном творчестве, зная как учитель словесности цену подлинной литературе, на которой воспитал не один выпуск учеников екатеринбургских духовного и епархиального училищ. Подробно автор биографии писателя-сказочника исследует слалом политических воззрений молодого Бажова в годы развития революционного движения в России на рубеже ХIX–XX веков. Скрупулёзен он и в рассказе о журналистской деятельности будущего писателя в 1920-х гг.

Пожалуй, впервые В.Сутырин объединил известные, но разрозненные факты о становлении советской литературы на Урале, начиная буквально с первых лет большевистской власти. Получилась поучительная картина некомпетентного руководства литературным процессом в пролеткультовские, а потом РАППовские годы, когда из передовиков производства, пытались сделать и передовиков словесного творчества. Не отсюда ли выросли все наши будущие литгенералы, авторы многостраничных эпопей о рабочем классе и покорении сибирских просторов?

И хотя автор утверждает, что писал эту книгу, ориентируясь на молодого читателя, практически не знакомого с исследуемым вопросом, лучшей оценкой его труда может служить мнение директора мемориального дома-музея сказочника в Екатеринбурге бажововеда Г.Григорьева, прозвучавшее на презентации книги в Музее литературной жизни Урала ХХ века, что этой книгой он будет пользоваться в своей работе как справочником.

Тамара ЛИТВИНЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *