График в любой момент может заскользить вниз

№ 2014 / 48, 23.02.2015

С Михаилом Стрельцовым, поэтом, председателем красноярского отделения Союза российских писателей, мы заочно знакомы давно. Его статьи не раз

МИХАИЛ СТРЕЛЬЦОВ


С Михаилом Стрельцовым, поэтом, председателем красноярского отделения Союза российских писателей, мы заочно знакомы давно. Его статьи не раз публиковались в «Литературной России»… Познакомились лично в Зеленогорске на фестивале «Встречи в провинции». Надеюсь, наш разговор будет интересен читателям.

– Михаил, за два дня общения с вами и с директором Дома искусств Татьяной Шнар у меня создалось твёрдое впечатление, что культурная жизнь Красноярска бьёт ключом. Много делается, много планов на ближайшее будущее. Действительно ли в культурной политике если не всего края, то его столицы что-то существенно поменялось к лучшему?

– В порядке шутки, в которой только доля шутки: то, что молодые люди, Татьяна и я (в 35 лет), стали руководителями организаций, отвечающих за культурную жизнь в крае, связанную с творческими союзами – это и есть существенные изменения. Хотя в целом эта ситуация в рамках общих тенденций в нашем крае. Отчёт можно начать с 2008-го года, когда произошла местная административная реформа, а руководителем красноярского министерства культуры стал Геннадий Леонидович Рукша. Если рассматривать на большем историческом промежутке времени, то с этой должности Геннадий Леонидович был снят генералом-губернатором Лебедем, и «культурная жизнь» заморозилась. Ещё более обще: под влиянием новых веяний российского министерства культуры и в крае начали формироваться новые проекты в области культуры, грантовая и отчасти – книгоиздательская политика, начался переход к прямому диалогу с творческими союзами, которые в первые восемь лет нулевых просто не замечали.

Изменения к лучшему, разумеется, наглядны. Несколько лет краевая власть стабильно финансирует наши уже исторические литературные издания: журнал «День и ночь», реанимирован альманах «Енисей» (закрытый ей же в 2001-м). Работает грантовая программа «Книжное Красноярье», имеющая несколько номинаций, но две из них: «Детская литература» и литературные сборники красноярских авторов помогают нашим поэтам и писателям не просто издаваться, но получать при этом гонорары, пусть скромные, но тем не менее. Конечно, хотелось бы, чтобы подобная книжная политика распространялась и на индивидуальные книги, но честно скажем – раньше и того не было. Дом искусств при поддержке Клуба кураторов литературных фестивалей дважды провёл фестивали на красноярской земле, и уже точно, что это будут ежегодные мероприятия. Недавно возникла местная литературная премия имени Игнатия Рождественского, опять-таки курируемая Домом искусств. Ранее красноярцы, в отличие от наших соседей в других регионах, подобной возможности были лишены.

У Дома искусств множество проектов и в отношении художников, композиторов, за половиной из которых я даже следить не успеваю. Что же касается красноярских филиалов Союза российских писателей и Литфонда, то у нас слаженная работа с головными организациями в Москве. Порой их финансовая поддержка в рамках тех или иных программ для красноярских авторов – единственная возможность издавать собственные книги и получать материальную помощь при проблемах со здоровьем. Тем не менее, нахлебниками себя не считаем, изыскиваем ресурсы «на местах» для книгоизданий и помощи нуждающимся товарищам, выигрываем гранты, организуем конкурсы и литературные события.

Но в целом, на мой взгляд, отношение к красноярским (впрочем, как и везде у нас – к писателям) заставляет желать лучшего. В каждом регионе есть какой-либо свой подход в рамках отношений власть-писатели. И в идеале мне бы хотелось, чтобы в Красноярском крае были сосредоточены все положительные наработки по стране в этом вопросе. И вот тогда бы начал говорить, что «жизнь поменялась к лучшему». Пока же есть опасность, что с приходом новых руководителей, что в писательскую организацию, что в Дом искусств, что в Министерство культуры, «график может заскользить вниз».

– Видел очень неплохо изданные книги в красноярской типографии «Буква», но не обнаружил избиен, который является паспортом книги и без которого она не может поступить в магазин, быть учтённой. Сталкивались с такой проблемой?

– По специальности и профессии я – библиотекарь. Потому для меня ISBN – почти святое. В прошлом году на общем собрании красноярского представительства Союза мы приняли решение, что при первичном приёме в члены организации книги без ISBN рассматривать только в исключительном случае. Здесь всё же больше психологии, чем осознанной политики организации. Если книга для автора как дитё, то нельзя же сознательно производить на свет уродцев. Пренебрежение библиотечной атрибутикой усложняет доступ к книге читателей библиотеки. А значит, автор издаёт книгу не для того, чтобы её прочитали, а для выпячивания себя любимого, и для товарищества, которым является творческий союз, такой человек неподходящий. А если это делает издательство, значит, его задача не публикация художественно-значимых произведений, а обыденная «рубка бабла», на которую клюют, в своём большинстве, чистой воды графоманы. По этой теме в «Литературной России» уже был мой большой материал «Издания вскладчину – деградация?» (№ 45–46 от 15.11.2013).

– Прошлой осенью я оказался на презентации первого за долгое время номера альманаха «Енисей». А как альманах поживает сейчас?

– Реанимированный «Енисей» в качестве альманаха-ежегодника в начале этого десятилетия выходил по упомянутой программе «Книжное Красноярье», сейчас его выпуск (два номера в год) – задача Дома искусств. Формирование редакции проходило трудно, нестабильно, даже с эксцессами. В настоящее время главный редактор альманаха – Михаил Тарковский. Я же с 2012-го года к изданию отношения не имею никакого, поэтому о деталях издательского процесса ничего сказать не могу.

– Там же на презентации с удивлением отметил, что в зале рядом члены и Союза писателей России, и Союза российских писателей. Шло дружеское общение. У нас в Москве такое увидишь тоже, но очень нечасто. Действительно ли в Красноярске барьера межу разными Союзами не существует?

– До 2001-го года у нас была единая красноярская организация. Принимающийся в неё сам выбирал, куда ему потом подавать документы: в СРП или СПР. Раскол же был спровоцированным действием, своими истоками уходящими в администрацию губернатора Лебедя. С тех пор нельзя сказать, что трений нет, ещё какие бывают! Чего я лично никогда не понимал. Поскольку был чудовищно молод при распаде СП СССР, ответственности за это не несу, а приходится работать с тем, что есть. Опять-таки у нас уже давно не идеологические «разборки», а всё же разница в индивидуальных подходах к конкретным делам отдельных типов личности. Опять-таки весьма балансирующую миссию в этом направлении держит красноярское отделение Литфонда России, и много лет желающие перекрыть этой организации кислород в итоге ведут линию продолжения этого нелепого раскола. Произошедшего почти четверть века назад.

– В Москве часто можно услышать, что Союзы писателей не нужны, дескать, всех разогнать, помещения отдать под другие учреждения. Но в провинции, знаю, отношение к Союзам другое. Почему, на ваш взгляд?

– Шариковы всегда хотят что-либо поделить и раздать. При том: созданное не ими. Причина – жадность и глупость. Да и мы, прямо скажем, порой для местной власти – лишь бельмо на глазу, а ещё чего-то трепыхаемся. В провинции есть замечательный дух – запаздывания. В некоторых малых городках по инерции до сих пор верят в могущество Союза писателей, и ходатайство от него на какой-либо завод помогает найти спонсора на книгу. А большинство даже краевых чиновников до сих пор уверено, что Союзы писателей финансируются из бюджета, оттого должны как-то перед ними отчитываться и уже точно – с чего ради им тогда помогать? Это ужасное – по закону – приравнивание исторически сложившихся творческих объединений к любой, даже новообразованной общественной организации (клуба любителей бабочек, к примеру) и является основным препятствием для конструктивных отношений власть-писатели (художники, композиторы, архитекторы и так далее). На попытку напомнить, что Дума ещё когда обещала создать и рассмотреть закон о творческих союзах, остаётся только глупо улыбаться. Особо после серии всевозможных «запретительных» законов, которые не только не выполняются, но и никогда выполняться не будут.

– Кого из молодых, или – новых прозаиков, поэтов Красноярского края можете отметить. Есть ли в крае литературные критики?

– С критикой сложно везде. Причины банальны: её негде особо публиковать. Книги на местном уровне издаются мизерными тиражами, да и те продавать почти негде и даже опасно, не имея статус предпринимателя. Выставил книжку в магазин – ожидай налоговую и плати штраф. Оттого все желающие что-либо почитать с целью покритиковать пасутся в Интернете… Из молодых: давно и серьёзно работает Иван Клиновой. Так давно и серьёзно, что и молодым-то назвать стесняюсь. Особо в последние годы подававшие надежды – быстренько упархивают в Москву, где так же быстренько становятся известными и заметными. Сейчас я пристально присматриваюсь к таким поэтам, как Сергей Цветков и Ольга Кошка. Уже делает первые серьёзные шаги (публикация в «Воздухе», скажем) своеобразный Василий Алдаев. И запомните пока почти никому неизвестное имя – Анна Карбаинова. Ещё могу назвать Оксану Горошкину, однако ей пока вредит застенчивость и повышенная самотребовательность. Справедливости ради могу сказать, что не все авторы попадают в мой круг зрения, и мои коллеги могли бы назвать ещё с десяток фамилий, я в этом совершенно уверен.

– В Красноярске выходит, по моему мнению, немало литературных периодических изданий. Это и журнал «День и ночь», и альманахи – «Енисей», «Енисейский литератор». А кто-то из авторов вышел на общероссийский уровень? В смысле публикаций, изданий…

– Охватил все эти издания, вырос из них, пожалуй, единственный на этот день человек – Рустам Карапетьян. Пока по стране (да и в Белоруссии) его знают больше как детского поэта, но это – удивительнейший ироничный лирик. На днях у него вышла серьёзная по объёму книга… Необходимо отметить также недавно вышедшие в издательстве «Эксмо» книги красноярцев Дарьяны Антиповой и Сергея Кузнечихина.

– Вы несколько раз упоминали Литфонд России в положительном плане. Почему же большинство известных писателей давно и упорно выступает за смену его руководства?

– А кто ругает? Не специально, а в силу служебной надобности мониторя этот многолетний вопрос, составил личное мнение. Ругают бывшие руководители этой организации, не успевшие приватизировать переделкинские дачи. При этом – за Красноярск могу сказать точно – ни разу не организовавшие нам, периферии, материальную помощь и оставившие организацию с огромными долгами. Нынешнее руководство мало того, что погасило эти долги, но и начало работать с прибылью, из которой формируется в том числе и материальная помощь живущим в отдалении от столицы писателям-ветеранам войны, да и просто подхватившим недуг. По-сибирски прямолинейно скажу: дела весят больше слов.

– Интересно, буду изучать этот вопрос… Михаил, а вы разделяете утверждение некоторых литераторов, что существует некая мафия, не пускающая настоящие таланты в издательства и журналы?

– Если бы такой мафии не было, то её надо было бы придумать. Только не мафия это. У нас после распада СП СССР даже мафии приличной не выросло. Обычные мелкие кланы. А вот была бы мафия – появилась бы ясная цель. Либо вступить, либо бороться.

– Ещё о начинающих авторах. На Форум молодых писателей в Липках каждый год приезжает немало ребят из Красноярского края. Знаю, что в некоторых регионах России случаются трудности с выделением денег на проезд, местные отделения Союзов писателей возмущаются, что приглашение на Форум по итогам конкурса получает молодой автор, «не согласованный» с ними. Как с этим у вас? Бывает ли, что приглашённый на Форум остаётся за бортом, потому что не удаётся найти денег на билет?

– В первые годы Липок у нас тоже были проблемы с этим, чиновники не спешили помогать с оплатой проезда, добывали деньги на это где только можно. Затем с 2006-го ситуация нормализовалась, Министерство культуры через Дом искусств начало оплачивать проезд. Из Министерства в 2008-2011 гг. мне звонили, спрашивали: достоин тот или этот или не достоин? И даже если я не знал человека, то говорил: конечно! это прекрасный поэт! пусть едет! Поскольку в отборочной комиссии форума не дураки же сидят, они же выбрали уже людей, а я не в «мафии» зажимающей молодёжь. Или этот мой трюк в министерстве раскусили, или ещё по какой причине, но вот что-то не звонили давненько, года три как. И как обстоят дела сейчас с финансированием поездок в Липки от нас – не знаю. А что у меня «не спрашивают разрешения» чиновники или молодые поэты – нисколечко не переживаю. Как говорится: у нас своя свадьба, там где-то – своя.

– Согласны ли, как участник одного из Форумов, с мнением некоторых литераторов, что там готовят писателей с прозападным мышлением, «либералов»?

– Я был на самом первом Форуме, а больше – зачем? В смысле – зачем занимать место, перегораживать дорогу молодёжи? Одного раза достаточно, чтобы получить, что ожидал: ответа на вопрос – писатель ты или нет. С 9-го по 11-й годы я несколько раз звонил организаторам Форума – в Фонд Сергея Филатова, предлагая вернуть мастер-класс журнала «День и ночь», поскольку журнал жив, нормально себя чувствует и может работать на Форуме. Ежегодно мне обещали подумать и одаривали тишиной. Оттого интерес к Липкам я давно потерял, и что там происходит – совершенно не в курсе. Единственное, что могу сказать – деньги на мероприятия с молодёжью искать сложно, и если Фонд Филатова это делает, то хорошо. А писатель, если он писатель, сам должен определиться: либерал он или ещё кто. Был у меня в биографии забавный эпизод – встреча с Егором Лигачёвым, как известно, ярым коммунистом. Было то в 2000-м в Томске, где проходил всесибирский семинар молодых литераторов. Лигачёва тогда спросили: одобряет ли он, что мероприятия организованно при поддержке Фонда Сороса? Остроумнейший наш политик ответил: «Ничего страшного. Ленин тоже брал деньги у буржуев на борьбу с ними».

Беседовал Роман СЕНЧИН,

КРАСНОЯРСК – МОСКВА


Печатая этот материал, мы одновременно хотим напомнить, что великий земляк Михаила Стрельцова – Виктор Астафьев, невзирая на свою страшную нелюбовь ко всем литературным функционерам, до самой своей смерти сопротивлялся разделению красноярских авторов на два отделения Союза писателей – Союза писателей России и Союза российских писателей, считая, что Союз писателей должен быть один. Прав ли был Астафьев, трудно сказать. Но это была его позиция. В Красноярске отделение СРП появилось, если мы не ошибаемся, уже после смерти Астафьева.

А теперь по существу. Предлагаем читателям высказаться: нужны ли сейчас те или иные Союзы писателей и, если да, то какие. Подтверждает ли хоть кто-нибудь пользу от существования Союза российских писателей, или при Светлане Василенко этот Союз превратился в фикцию? Кстати, кому всё-таки достались квартиры в построенном (на выделенном в самом центре Москвы по поручению Лужкова специально для СПР земельном участке) доме. Как всё-таки вы оцениваете деятельность Литфонда? Судя по интервью Михаила Стрельцова, нынешнее руководство Литфонда просто замечательное. «Дела, – утверждает Стрельцов, – весят больше слов». Давайте уточним, какие дела. Раздача в Переделкине дач почти всему руководству всех Литфондов (в частности, Ивану Переверзину, Станиславу Куняеву, Юрию Коноплянникову, Светлане Василенко и т.д.)? А как объяснить выделение переделкинских дач другим литфункционерам – Николаю Переяслову, Льву Котюкову, Владимиру Бояринову, Владимиру Силкину и пр.? За какие заслуги? Или это Стрельцов не мониторил? И правильно ли это, что некоторые писательские семьи имеют по нескольку дач (как Куняев и Бояринов)? Не жирно ли?

И давайте обсудим самое главное: как писателям быть дальше? Очиститься от балласта? Объединяться? Бороться за свои права в одиночку? Или на всё плюнуть?

Ждём Ваши отклики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *