ПОСЛЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВА НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

№ 2014 / 29, 23.02.2015

Исследователи наконец получили

доступ к фондам Андропова и Хрущёва

 

Несколько лет наша газета, занимаясь наряду с другими темами историей советской литературы, не могла понять, почему в Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ) исследователям был закрыт доступ ко многим документам Политбюро и Секретариата ЦК КПСС, касавшимся советских классиков. Мы всё время от архивистов слышали: мол, всё засекречено. В РГАНИ даже было запрещено знакомить исследователей с названиями хранящихся у них фондов. Из почти ста фондов в перечне для исследователей были перечислены названия лишь двенадцати фондов. А названия восьмидесяти с лишним фондов якобы считались большой тайной.

Парадокс. В 2009 году РГАНИ издал двухтомник из документов, хранящихся в фонде Хрущёва. А исследователям не выдавались даже описи этого фонда, не то что сами документы. Почему? Один из руководителей архива сослался на нерадивость Администрации Президента Российской Федерации. Мол, Администрация не так давно передала в фонд Хрущёва ещё несколько материалов, и по актам значилось одно число документов, а в РГАНИ оказалось другое число. Якобы в ожидании сверки кто-то решил на всякий случай закрыть весь фонд Хрущёва.

Но в некоторых периодических изданиях прозвучали другие версии. Якобы существуют договора с университетами Европы и Америки на эксклюзивное право публикации партийных документов. Мол, сначала всё должно быть напечатано на Западе и только потом может быть открыт доступ к источникам российским исследователям.

Наверное, многие вопросы мог бы прояснить заместитель руководителя Росархива Олег Наумов. Наш сотрудник имел две беседы с этим чиновником. Но сложилось впечатление, что чиновник не заинтересован в выяснении истины. Странным, на наш взгляд, выглядел и его совет редакции помнить об уголовной статье за клевету. Помилуйте, как мы можем клеветать на наш замечательный Росархив, изумительный РГАНИ или на сверхзаслуженных руководителей этих ведомств? Чиновники от архивного дела сами, по нашему мнению, чуть ли не каждый день демонстрируют то ли свою некомпетентность, то ли несостоятельность (если не покровительство наглым неумёхам из архивных контор).

И тем не менее кое-чего наша газета смогла добиться. Буквально в понедельник, 14 июля, в РГАНИ, наконец, обновили не менявшийся с 2002 года перечень фондов, доступных исследователям. В него попали, в частности, фонды Хрущёва, Андропова, Черненко, других руководителей компартии, материалы Политбюро конца 1950 – начала 60-х годов, другие документы. Правда, исследователи смогут заказать их только в середине августа, ибо читальный зал архива в самый наплыв иногородних исследователей срочно на несколько недель закрылся на санитарный, нет, не день – полумесяц.

Появилась надежда, что прояснится, наконец, и вопрос с картотеками РГАНИ. В 2011 году представители архива в беседах с нашими сотрудниками утверждали, будто никаких картотек в их хранилище нет. Теперь они говорят, что якобы есть, но всё засекречено. Чему верить?

Ну и, возможно, будет пересмотрено крайне важное для неизбалованных деньгами исследователей решение о ценах на ксерокопирование. С 1 июля Росархив поднял для всех федеральных архивов цену за ксерокопирование одного листка с 15 рублей до 40 рублей, то есть почти в три раза, хотя инфляция не превысила десяти процентов в год (для сравнения: в уникальной Ленинской библиотеке эта услуга стоит без нескольких копеек всего 7 рублей). Как говорят, в составлении нового прейскуранта поучаствовала малокомпетентная, по нашему мнению, бухгалтерия пресловутого РГАНИ, которая ещё весной 2014 года пыталась со многих исследователей брать за ксерокопирование одной странички не 15, а сразу 46 рублей. Грабёж осуществлялся среди белого дня. А Росархив спокойно на это взирал. Такое у нас во всяком случае сложилось мнение. Мы специально внесли эту оговорку, сослались на имеющееся у нас мнение, чтобы заместитель руководителя Росархива Олег Наумов не обвинил потом нас в клевете (эх, лучше б г-н Наумов попытался искоренить беззаконие хотя бы в стенах РГАНИ).

 

Подробности мы расскажем в одном из ближайших номеров газеты

 


  

В коллаже использована продукция РГАНИ. Она местами не выдерживает никакой критики; особенно неясны принципы отбора материалов; но это – тема отдельного разговора. В самих книгах содержатся сотни ссылок на фонды архива. Но большинство этих фондов под флагом секретности российским исследователям недоступны. Почему? Ждём объяснений от руководителя Росархива Андрея Артизова и от министра культуры РФ Владимира Мединского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *