ДЛЯ ЧЕГО МИНИСТР МЕДИНСКИЙ СОБИРАЛ СОВЕЩАНИЕ ПО АРХИВАМ

№ 2015 / 29, 06.08.2015

Кого из них оправдает история?

 

30 июля 2015 года в ходе беспрецедентного для новейшего времени совещания в Министерстве культуры России с руководителями архивной отрасли министр Владимир Мединский сделал резонансное заявление:

«(…) Есть буквально пара моментов, на которые я обратил бы внимание ваше. Это вопрос того, что всё-таки мы должны заниматься тем, за что государство нам платит деньги. А вот осваивать смежные профессии надо осторожно. Всё-таки руководитель Государственного архива – это не писатель-публицист, и не журналист, не борец с историческими фальсификациями. Это – смежная профессия» (расшифровка по программе «Вести»).

19

Правда, кроме этого предупреждения министра правительственный канал другую «пару моментов» не озвучил. Например, осталось непонятно, за что же государство всё-таки платит деньги руководителям государственных архивов и чем они должны за эти зарплаты заниматься. Предположим, что они должны:

Выдавать историкам и исследователям  рассекреченные, но годами недоступные документы, а не держать их для своих собственных эксклюзивных публикаций на деньги западных партнёров (до недавнего времени) и на средства федеральной программы «Культура России», эта практика называется «конфликт интересов»;

Сделать доступными созданные трудом поколений архивистов на бюджетные деньги справочно-информационные каталоги, а не охранять их как атомные объекты для тех же публикаторских целей;

Продавать ксероксы документов по доступным ценам, соизмеримым с жизненным уровнем россиян и средними зарплатами в стране;

Перестать кататься круизными делегациями в сомнительных вояжах по всему свету от пляжей Австралии до дворцов Монако;

Не твердить про «секретность» и «ограниченное пользование», когда сами направо и налево прокручивают недоступные документы.

Почти все отечественные СМИ, от официозов (ТАСС, РИА-Новости) до «Комсомолки», «Ведомостей» и интернет-изданий услышали в предупреждении Мединского по поводу деятельности «директора Государственного архива» имя одного конкретного человека и связанную с ним коллизию. Это – директор Государственного архива РФ Сергей Мироненко и целая серия его многочисленных публичных вариаций на одну тему. Что, дескать, подвиг двадцати восьми героев-панфиловцев – фальсификация.

Заметим, что ГАРФ – не самый проблемный архив, да и Сергей Владимирович не самый характерный представитель современного типажа архивного бонзы. Например, на территории руководимого им архива не было полусветского ресторана «Служебный вход», или пивной веранды, или киоска «Книжная лавка историка», плюс получастного издательства и прочих автономных некоммерческих организаций, занимающихся вполне бойким и нередко вульгарным коммерческим бизнесом.

 

А где доказательства мифа?

 

За ажиотажем по поводу панфиловцев остался за скобками незаданный, а посему нерешённый вопрос. Какова ценность доказательств, представленных ГАРФом по «делу двадцати восьми»? Примут ли их в суде? Надлежащим ли образом они оформлены? Или это очередная туфта, которая стала нередким фирменным знаком деятельности чиновников Росархива – докторов и докторесс наук – в последние четверть века, в эпоху Пихоя-Козлова-Артизова? Попробуем ответить на эти вопросы.

Не вдаваясь никоим образом в генезис хрестоматийного подвига панфиловцев (или отсутствия оного), разберёмся лишь в этом заявленном аспекте. Какой вещественный документ представил разоблачитель и руководимый им Государственный архив в защиту своей теории?

Заходим на сайт Госархива:

«13 июля 2015 г. ГА РФ впервые публикует ряд документов, касающихся Великой Отечественной войны.[…] Ещё один документ – справка-доклад главного военного прокурора Н.Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года по результатам расследования Главной военной прокуратуры, хранящийся в фонде Прокуратуры СССР».

Открываем «ещё один документ». Ждём развёрнутого комментария, но, увы, по второму разу читаем примерно то же самое:

«В связи с многочисленными обращениями граждан, учреждений и организаций размещаем справку-доклад главного военного прокурора Н.Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года по результатам расследования Главной военной прокуратуры, хранящуюся в фонде Прокуратуры СССР (ГА РФ. Ф. Р-8131)».

Точка. Поразительный по своей лаконичности дважды повторенный пролог «от редакции». Какая-то многозначительная немногословность. Чуть ли не высокомерие. Директор Госархива столько раз, начиная с апреля сего года, разъяснял населению «существо вопроса», а эти Фомы Неверующие всё ещё требуют каких-то доказательств. Так вот вам, «граждане, учреждения и организации», получайте архивную сенсацию – «справку-доклад».

При этом, по-видимому, поторопились. У «главного военного прокурора» Н.Афанасьева» даже не выяснили отчества, да на сайте опубликовали под одним заголовком два документа. Ведь первый документ – записка Г.Сафонова (кто такой? откуда? куда? зачем?). Без даты.

Дальше – больше. Кто публикатор или публикаторы? Фамилии, имена, должности? Неизвестно. Кто и когда выявил справку-доклад в фонде Прокуратуры СССР? Тоже неясно. Почему такой лаконизм? Неужели в архиве не нашлось двух-трёх специалистов, которые могли бы составить краткую вводную статью? Идентифицировать «авторов» «справки», сказать пару слов о «Прокуратуре СССР» и о «Главной военной прокуратуре», разъяснить, почему эта справка была адресована именно секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Жданову (за пару месяцев до его судьбоносной смерти), а не другим секретарям ЦК – Г.М. Маленкову, А.А. Андрееву, А.Н. Кузнецову, М.А. Суслову.

Из официального коммюнике и сообщений СМИ о совещении у министра Мединского известно, что г-н Мироненко попросил на ремонт своего архива то ли два миллиарда рублей, то ли пять миллиардов, да плюс 12 (двенадцать) миллионов на экспертизу самой просьбы. Миллионы и миллиарды клянчат, а грамотную презентацию такого важного государствообразующего документа, которым взбудоражили полстраны в дни юбилея Великой Победы, организовать не могут. Двести рублей пожалели? Неужели как всегда: перед оплатой миллионной покупки устроили скандал у кассы бутика из-за отказа заплатить за целлофановый пакетик ценою два рубля?

В лицо «гражданам, учреждениям и организациям», что по-годуновски стоят у стен Новодевичьего монастыря вблизи от двух подлежащих миллиардному ремонту зданий ГАРФа и требуют исторической правды, презрительно кидают подачку. «А, первоисточника захотели! Вот вам первоисточник». А к нему пояснение-приписочка: Хранится в «Фонде Прокуратуры СССР. ГА РФ Ф.Р-8131». Всё. А какая опись? Номер дела? Листа? «Народ безмолвствует». Или побежал от Новодевичьего в архив смотреть на справку-доклад?

 

«На деревню дедушке»

 

Тогда по замыслу сегодняшних гомеров и софоклов демократически-либерального розлива образца девяносто первого года из здания на улице Ильинка получится римейк античной притчи о Сизифе. Великие гуманисты, панимаешь. Они – небожители, а в роли Сизифа – «граждане, учреждения и организации». Ловко придумали. Искать документ без элементарного шифра.

Подлинники в архиве простым смертным не дадут. Это особо ценные документы. Если искатели захотят крутить микрофильмы первоисточника на раздолбанном аппарате в полутёмном зале, куда запрещено ходить с подключаемым к электросети ноутбуком, то пусть пишут заявление, оформляют пропуск, сидят годами в каталогах, заполняют вслепую бланки требований. Ведь опись, дело, год и заголовок дела не известны. Найдут свободный стул за тесным столом, куда дойдёт солнечный свет и где светят тусклые экономные лампочки Ильича. И будут крутить ролики и перекручивать.

Заказывать им разрешат не больше десяти дел за раз. А на следующий день заполнять бланки и по новой. Не верите начальникам-профессорам, так пеняйте на себя.

Ищите да обрящете, а если не умрёте в процессе, то проведёте в поисках десятилетия и столетия. Ведь в фонде прокуратуры для смертных числится не менее 38 (тридцати восьми) описей. Это тысячи архивных дел. Миллионы страниц.

Всё это, если «справка-доклад» рассекречена и включена в архивное дело, которое тоже целиком рассекречено. Например вместо описей 30 и 35 в фонде Прокуратуры пропуск. И сколько в системе Росархива секретных или частично секретных дел, или дел ограниченного пользования! С пресловутой «личной тайной». Когда из-за одной «секретной» странички Вам не дадут всю папку на триста листов или весь микрофильм на все две тысячи кадров.

Это ответом на байку про белого бычка, на исполнении которой специализируется заместитель руководителя Росархива господин Тарасов. Байку, которую он в очередной раз рассказал на историческом совещании у министра. Что, дескать, засекреченных документов «не так много» – от 2% до 4%.

Г-н Тарасов! Когда Вы в последний раз спускались из своего кабинета на четвёртом этаже в здании на ул. Ильинка в читальный зал архива РГАНИ (там же на втором этаже)? Зайдите туда, поговорите с исследователями и задайте им вопросы про «секретность» и особенно про «ограниченное пользование», когда не дают документы на умерших без малого девяносто лет назад пламенных большевиков-революционеров. Узнайте из первых рук, много ли засекреченных документов или «не так», не доверяйте экспертным и заведовым мнениям начальницы указанного архива г-жи Томилиной или её заместителя г-на Прозуменщикова.

 

Два вопроса Сергею Мироненко

 

А докотору исторических наук, профессору, заведующему кафедрой истории России XIX-начала ХХ веков исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, члену коллегии Росархива и члену редсовета журнала «Исторический архив» г-ну Мироненко хочется задать два конкретных вопроса. По панфиловцам.

Опубликует ли такую «справку-доклад» с подобной вводной статьёй и с такой архивной легендой этот самый журнал «Исторический архив»? Или другие флагманы исторической и архивной отрасли? Например, ведомственная периодика «Отечественные архивы», «Вестник архивиста», «Информационный бюллетень Росархива». Или академические ваковские издания «Новая и новейшая история», «Российская история»? Наконец, журнал «Родина»?

Перефразирую свой вопрос: опубликуют ли уважающие себя академические журналы даже самый сенсационный документ без архивного шифра: описи, номера дела (единицы хранения), листа (листов)? С изначально заложенной в него невозможностью элементарной экспертизы? Вряд ли. Так почему же таким несвежим товаром можно кормить многомиллионную адуиторию?

16

Второй вопрос. Уже как к преподавателю и учёному. Примете ли Вы, заведующий кафедры истфака МГУ, профессор, доктор наук, у студента (студентки) курсовую работу, диплом основанные на выявленном документе при таком оформлении?

Засчитает ли министр образования и науки Дмитрий Ливанов допущенную Вами публикацию в копилку соискателя на научную степень кандидата или доктора исторических наук? Примут ли такой шедевр на аукционе интелектуальной собственности а-ля «Сотбис» или «Кристис», например, на всемирной конференции славистов, которая в эти дни семидесятой годовщины атомной бомбёжки американцами Хиросимы и Нагасаки проходит в Токио?

Или мы чего-то не понимаем и таковы новые ваковские стандарты, а в МГУ теперь так «решается» подача научной работы. Тогда объявите об этом во всеуслышание (это уже к ректору МГУ Виктору Садовничему и министру Ливанову, копия в Рособрнадзор – Сергею Кравцову).

И Вы надеетесь войти в первую сотню мировых университетов с такими кадрами, подобной методологией и с научными «открытиями», вроде «доклада-справки» о панфиловцах? Ну-ну.

Также даю вам на это сто лет. Столько же, сколько вы отпускаете нам на поиски документа без шифра о панфиловцах в недрах Государственного архива.

 

А ведь можно работать по-другому

 

Возможны ли другие методы работы с документами фонда «Прокуратуры СССР» из Гос. архива? Разумеется. Сам г-н Мироненко и его заместитель Владимир Козлов при «поддержке» сотрудницы этого архива Ольги Эдельман в 2011 издали в Йельском университете в серии «Анналы коммунизма» книгу «Sedition: Everyday Resistance in the Soviet Union under Khrushchev and Brezhnev» («Крамола: ежедневное сопротивление в Советском Союзе при Хрущёве и Брежневе»). Исключительно на материалах фонда «Прокуратура СССР».

Да, в Yale University Press. Где же ещё? Там у чиновников Росархива по праву соучредителей и поставщиков архивных ресурсов для серии «Annals of Communism» есть серьёзная скидка на умственный коэффициент. Издана эта «Крамола» в той же серии, в которой Артизов и Наумов-младший напечатали свою «Власть и интеллигенцию», Наумов-старший «Секретный сталинский погром», а Прозуменщиков -тоже секретную (прежде всего от российских историков) версию убийства Кирова. Список можно продолжать. Не о том речь.

В публикации у америкнских партнёров по Совместному (в СКВ) предприятию Козлов и Мироненко скрупулёзно проставляли все шифры документов по фонду «Прокуратура СССР». Ещё бы, с американским агитпропом не побалуешь. Американский ГОСТ туфту не потерпит. Им подавай архив, фонд, опись, дело, лист. Так почему же такое пренебрежение к отечественным организациям и учреждениям, не говоря уже о гражданах?

Хочется вместе с Владимиром Ильичем (разумеется, Лениным) сказать: господа-публикаторы из ГАРФа и их кураторы из Росархива, побольше национальной гордости и поменьше двойных стандартов!

В этих двух вопросах – первая ущербность представленного обществу «панфиловского» документа. Здесь можно было бы поставить точку, но этим дело не ограничивается. Продолжим.

 

Главный порок «документа» о панфиловцах

 

Документы без шифров не комментируем. Повторять и тем более анализировать их содержание не собираемся. Но посмотрите невооружённым глазом на сам внешний облик «справки-доклада» (см. иллюстрацию).

Что же нам предоставили анонимные публикаторы из ГАРФа?

Какие-то два машинописных документа. Бумага вроде разная, на листах 306-310 – выцветшая и желтоватая, а на листах 311-320 – другая, белая. Чьи-то пометы. На обороте листа 309 что-то приклеено.

Это бланки прокуратуры? Нет. Подлинники? Опять нет. Первый экземпляр? Ещё раз нет. Подписи есть? На главном, первом, что от имени «Г.Сафонова» в адрес Жданова – нет. Даже должность генпрокурора не указана. На втором от имени главного военного прокурора генерал-лейтенанта юстиции Николая Порфирьевича Афанасьева стоит какая-то неразборчивая загогулина. У Сафонова нет даты.

Заверены эти страницы официальной печатью? Нет. Может быть, нотариусом? Да никакой заштатный нотариус из Урюпинска их заверять никогда не станет. Потеряет лицензию в два счёта. Сравнить-то не с чем. Где оригинал?

Итак, публикаторы представили нам незаверенные отпуски (копии) каких-то неведомых документов из неизвестно какого архивного дела и описи.

А чего стоит дважды проставленный на этих панфиловских справках размытый штампик «Расскречено», да дата «28.12.1992». Никогда мы такой формы «рассекречивания» не видели. Могли бы и получше штампик сделать. А то какой-то кустарный самодел. Согласитесь, что «катынский» пакет № 1 на фоне этого художества выглядит как Андрей Рублёв в сравнении с суздальской мазнёй.

 

Вырванная страница

 

Спешите видеть! В электронной публикации ГАРФа перед нами вырваная страница. В этом-то сомнений нет? Вырванная с корнем по живому мясу страница.

Вот здесь можно ставить точку…

История с публикацией «панфиловского» документа на сайте Государственного архива – диагноз. Вернее – эпикриз. И самому ГА РФу (директор Миронненко), и РОСАРХИВУ (руководитель Артизов), и руководству отрасли в целом.

«Литературная Россия» устала об этом твердить.

Засиделись, господа хорошие. Оторвались. Обросли.

И эти люди требуют от государства до пяти миллиарадов (!) на ремонт здания лишь одного архива. Плюс двенадцать миллионов на экспертизу. Да они экспертизу одного документа провести не могут, куда уж там ремонт двух зданий. После знакомства с такими публикациями – без архивных шифров, каких-то копий, выдранных страницы – им сорок рублей жалко заплатить в бухгалтерию. Того, что они требуют от бедных историков за страницу ксерокса.

Г-н Мединский, лучше музей великого русского композитора Георгия Свиридова на его родине в Курске в год столетия музыканта откройте. Уж точно будет дешевле, а пользы для нации не счесть. Тем более что есть поручение президента.

И последнее. Услышал комментарии. Что дескать министр никакой архив не называл конкретно, что никакого директора (директрису) не упоминал по имени.

Получается, что ошибаются все СМИ, от государственных до частных, от печатных до интернет-порталов, от блоггеров до иностранцев? А комментаторы правы?

Ещё раз просмотрел и прослушал видеоклип с официального государственного телеканала «Россия». Нет, сказано чётко и ясно: «руководитель Государственного архива».

Да и фотография пресс-службы МК РФ откровеннее всех комментариев и сомнений. Ведь истина всегда конкретна.

Во главе стола под портретом Пушкина сидит министр Мединский, а на другом краю г-жа Томилина (РГАНИ) смотрит на пустой лист белой бумаги. Ей нечего записывать? Г-жа Злобина (РГАЛИ) с айфоном «Samsung» (идёт аудиозапись совещания для отсутствующей г-жи Горяевой?) наверное задумалась о судьбе Лины Прокофьевой. А г-н Мироненко (ГА РФ) смотрит в пустоту на стене. Выражение его лица: «Вы можете меня сегодня осудить. История меня оправдает».

Ну что ж, поживём – увидим.

Леонид МАКСИМЕНКОВ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *