ВОЛШЕБНАЯ НИТЬ

№ 2015 / 29, 06.08.2015

N- ное количество лет я летом отдыхаю в Анапе, в местечке «Джемете». Первый раз поехали, потому что детям полезен морской воздух. Теперь уже каждый летний сезон возвращаемся туда, в Джемете.

18

Притягивал, вспоминался зимой не особый комфорт, а особая духовная атмосфера этого места. В мире происходят революции, вводятся санкции, учёные ищут вакцины против новых свирепых вирусов… А здесь времени нет. Вообще нет ничего нового. Сидишь на пляже, перебираешь песочек, смотришь на море, на сиреневое небо, карабкаешься по дюнам, подставляешь лицо тёплому, сухому , лёгкому ветру и почти физически ощущаешь доброе, незримое присутствие кого-то, любящего тебя и всех, всех людей, ковыряющихся в этом морском песочке, строящих тут же рассыпающиеся замки, барахтающихся в море… Как будто мы – маленькие дети, заигравшиеся в очень интересную игру, а где-то близко  к нам находится любящая мама. Мы её не видим, но чувствуем и нам – хорошо. И ей тоже хорошо смотреть на нас.

 

В голове крутятся «интернетные» стихи:

Человек рядом с кошкой себя ощущает спокойно:

Этот зверь так велик, он всегда защитит от беды

И шершавым своим языком утром нежно умоет,

С глаз сметая солёной печали следы.

 

Осенью, в Москве, мне «попалась» книга К.И. Кривошеиной «Красота спасающая. Мать Мария (Скобцова)». Читала я её «неправильно». Сначала меня захватили акварельные работы, необычные «силуэты», вышивки. Дюны, развевающиеся на ветру волосы «силуэтов», «морские» сочетания цветов, самобытные иконы, иллюстрации к евангельским сюжетам, косынка, вышитая в концлагере… И почему-то, такое же, как летом, в Джемете чувство доброго, незримого вездеприсутствия.  Стихи матери Марии:

 

О другой тишине буду Бога молить,

Вышивать бесконечный узор,

Поведёт меня медленно алая нить

Средь пустынь и синеющих гор.

 

Заинтересовавшись, я начала читать текст книги, изучать биографию Лизы Пиленко, Елизаветы Кузьминой-Караваевой (Скобцовой), Матери Марии,нашла её стихи и прозу. «Поведёт меня медленно алая нить…». Меня моя нить вывела к открытию: в Джемете жила та самая подвижница, «праведник мира», Мать Мария. Это её детство, юность, молодость прошли в Джемете, здесь родилась первая дочь Гаяна, здесь в годы революции была она городским головой Анапы.  Многие «анапские» названия звучат в её стихах и прозе, тема Джемете («Дженет», от арабского «рай», как она его называла), звучит в её работах… Переселившись в Петербург, нищенствуя в эмиграции, она вспоминала свой Дженет.

 

Вышью я над водою оливковый лес,

Тёмных снастей кресты, рыбарей,

Бесконечную синь распростёртых небес,

Красных рыб средь прозрачных морей.

 

В Анапе, в музее Горгиппия, я нашла зал Кузьминой-Караваевой, подходила к памятному Кресту. Мне стала очень близкой и понятной личность этой женщины, так любящей ВСЕХ людей, стремившейся взять на себя, разделить с ними, облегчить их «тяжкое бремя грехов».

«Вы дурно воспитали свою дочь, она только жидам помогает!» – слова гестаповца, забиравшего Мать Марию, обращённые к её матери. «Нет, моя дочь христианка, для неё нет ни эллина, ни иудея, а есть несчастный человек. Если бы и Вам грозила беда, то и Вам помогла бы». «Пожалуй, помогла бы» – слова Матери Марии, обращённые, по сути, к своему палачу.

Праведники после смерти попадают в рай. Сгорев в газовой камере и воскреснув, Мать Мария незримо присутствует в Джемете и по-матерински нас опекает.

 

И средь синего полога голубь взлетит

С ореолом прозрачных лучей;

И средь звёздных полей будет дьявол разбит,

Вышью золотом взмахи мечей.

 

Автор статьи и художник

 (роспись по гальке) –

Ирина ТЕРЁХИНА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *