НЕ НАДО возводить ПОКЛЁП!

№ 2016 / 4, 03.02.2016

Письмо в редакцию

 

К Вам обращаются семья и дети фронтового друга Георгия Ивановича Попова (Г.И. Попов с 1960 по 1971 год
был Первым секретарём ГК КПСС г. Ленинграда).

В январском номере журнала «Звезда» за 2012 год было опубликовано эссе Даниила Гранина, которое вызвало наше недоумение и возмущение. Возведя личную обиду в ранг желчного, не соответствующего действительности, писания, он нанёс незаслуженное оскорбление памяти Георгия Ивановича. Это не могло нас оставить равнодушными.
Мы выразили наше отношение к этому в виде текста, который и прилагаем.

С этим текстом мы обратились в редакцию журнала с просьбой опубликовать наше опровержение. Мы были приняты зав. отделом публицистики И.А. Муравьёвой. Нам сказали, что за печатаемые материалы и их достоверность журнал ответственности не несёт. Было предложено сдать написанное и копии лишь некоторых, из имеющихся, дарственных надписей из подаренных папе книг от деятелей культуры (так, якобы, им нелюбимых) в редакцию, где они рассмотрят в течение 3 месяцев наше обращение и дадут ответ. Внятного ответа не последовало, было рекомендовано обратиться к руководству журнала, которого в этот момент не было на месте.

Тогда, не теряя времени, мы решили обратиться к М.Б. Пиотровскому, как к члену общественного совета журнала и как к человеку, отец которого хорошо лично знал Г.И. Попова и в одно время с ним работал. Было сказано, что М.Б. Пиотровский приём не ведёт, что нужно передать материалы с пометкой «лично», что и было сделано.
Не последовало даже звонка.

Тогда мы позвонили Генеральному директору журнала Я.А. Гордину. Он, явно, был знаком с проблемой, внимательно выслушал, сказал, что подумает, как к этой проблеме подойти, не обидев Гранина, и с нами через несколько дней свяжется, но пропал.

После интервью Маргариты Донниковой с Михаилом Золотоносовым в «МК в Питере» за 21–28 мая 2014 г. стало очевидным, что для Гранина не редкость выдавать за реальность придуманное им. Мы решили продолжить наши попытки, обратившись к Маргарите Донниковой, но она ушла в декрет.

Узнав о Вашей неангажированности, мы решили обратиться к Вам. Нужно же знать меру в своих фантазиях и не опускаться до откровенного вранья. Нельзя безнаказанно возводить поклёп на уважаемого и достойного человека, пользуясь тем, что ты дожил до того времени, когда почти не осталось в живых людей, способных тебе ответить.

Дочь Попова Татьяна Георгиевна

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ


 

В защиту честного имени бывшего вожака ленинградских коммунитов

 

Почти 30 лет нет рядом с нами отца и мужа. Появление эссе Гранина вызвало недоумение и возмущение. Зачем публиковать воспоминания об отставке Н.С. Хрущёва, спустя более 30 лет, только теперь, в 2012 году, когда всё уже давно известно в подробностях из печати и телевидения?

Что же касается воспоминаний Гранина о Георгие Ивановиче, то мы не смогли не откликнуться. Ведь прошло столько лет, Георгия Ивановича нет в живых, и он не может отреагировать на подобное творчество, как почти не осталось в живых тех, кто работал с ним, многие годы дружил. Поэтому мы, семья и дети его друга с военных лет, посчитали необходимым высказать своё мнение по поводу этой несправедливой и необъективной публикации.

Друзья нашей семьи, хорошо знавшие нашего отца Георгия Ивановича Попова, принесли номер журнала «Звезда» за январь 2012 г. и с возмущением показали на помещённое в нём эссе писателя Даниила Гранина. Когда-то Георгий Иванович, как пишет писатель, обидел его. Действительно, мы знали от директоров предприятий, партийных работников, что отец бывал требователен и строго спрашивал на заседаниях бюро горкома с нерадивых руководителей, но был справедлив и никто никогда не держал на него обиды. Как говорит русская пословица: «Мстят слабые, сильные умеют прощать».

Стиль поведения Георгия Ивановича на заседаниях горкома, переданный писателем, вообще не соответствует личности отца. Георгий Иванович никогда не унижал людей и обладал редким качеством находить с любым человеком общий язык. Это отмечалось всеми, кто его знал.

Говоря о достоверности написанного, возникает много вопросов. Конечно, художник имеет право на вымысел, чтобы заинтересовать читателя, но не до такой же степени искажать истину в угоду конъюнктуре и своему самолюбию.

Георгий Иванович родился в семье потомственного почётного гражданина. Отец его, Иван Дмитриевич Попов, наш дедушка, закончил филологический факультет Варшавского университета. Работал директором школы и преподавал
литературу.

Любовь к книгам унаследовал его сын Георгий и передал своим детям. Брат дедушки был до войны профессором ленинградского вуза и погиб во время бомбёжки. Мать Георгия Ивановича, наша бабушка, всю жизнь работала преподавателем математики в школе, с 1945 по 1958 год (год смерти) преподавала математику и была завучем в школе № 289 города Ленинграда.

Отец окончил Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта, до войны и после войны работал на заводе «Красный треугольник» начальником электроцеха. В 1941 году ушёл добровольцем на фронт. Дважды был тяжело ранен. В 1942 году вступил на фронте в партию. Награждён орденами «Красной звезды», «Отечественной войны», многими медалями, в том числе: «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги». Но об этом писателю, очевидно, писать не интересно. Ведь теперь модно писать о партийных работниках только в чёрных красках.

В течение одиннадцати лет, до 1971 года, Георгий Иванович руководил Ленинградской партийной организацией. Здесь хотелось бы отметить, что получив прекрасное воспитание в интеллигентной русской семье, отец постоянно интересовался работой театров города, музыкальных учреждений, музеев. Он не пропускал ни одной премьеры в театрах Товстоногова, Владимирова, Акимова, в театре оперы и балета им. С.М. Кирова, в Пушкинском театре, цирке. Был хорошо знаком со всеми художественными руководителями театров, помогал им в работе. Был в хороших товарищеских отношениях с директором Эрмитажа академиком Б.Б. Пиотровским. Отца уважал Евгений Александрович Мравинский. На все премьеры своих выступлений он обязательно присылал приглашения Георгию Ивановичу. Отец помог создать Ленинградский Мюзик-Холл, о чём не раз с благодарностью говорил художественный руководитель Илья Рахлин. Исключительной заслугой отца было строительство Концертного зала «Октябрьский».

Насчёт стремления войти в историю. А разве Георгий Иванович не вошёл в историю, будучи с 1960 года по 1971 год, 11 лет, Первым секретарём Ленинградского ГК КПСС? На посту руководителя городской партийной организации он имел непосредственное отношение ко всем аспектам жизни и развития города.

Когда отец, по собственной инициативе, ушёл с партийной работы на пенсию, хорошо знавший его министр иностранных дел СССР Андрей Андреевич Громыко сказал Георгию Ивановичу, что в городе создаётся Дипломатическое агентство и предложил возглавить его. Отец согласился и стал первым Представителем МИД СССР в Ленинграде. Это был период открытия в городе многих иностранных представительств. В течение пяти лет отец занимался дипломатической работой, оказал большую помощь в открытии консульств, был в прекрасных отношениях со многими иностранными дипломатами.

Во время гражданской панихиды на похоронах отца в 1984 году к нам с матерью подошли скульптор, народный художник СССР М.К. Аникушин и архитектор В.А. Петров. Михаил Константинович рассказал, что отец очень помог ему в строительстве мастерской, они с Петровым очень уважали Георгия Ивановича и хотели бы принять участие в создании памятника. Этот памятник стоит на могиле отца на Серафимовском кладбище.

В своём эссе писатель, очевидно не зная ничего этого, пишет о плохом отношении Георгия Ивановича к интеллигенции города, особенно творческой.

Шестидесятник пишет о мифической встрече с Георгием Ивановичем на даче писателя. Такой встречи не было, и быть не могло. Встреча отца с писателем на даче, действительно, однажды была, и вся наша семья присутствовала при этом. Отец был в хороших, дружеских отношениях с директором Ленфильма Киселёвым. Госдача, предоставленная в аренду отцу, как персональному пенсионеру, была в посёлке Солнечное на Карельском перешейке, а не в Репино, как утверждает писатель. Однажды, гуляя с отцом у залива, мы встретили Киселёва, который сказал, что его знакомый писатель Даниил Гранин просит его о встрече с Георгием Ивановичем, т.к. что-то пишет о ленинградской партийной организации. Отец согласился и пригласил Киселёва прийти с писателем к нам на дачу. Мать накрыла небольшой ужин, потом пили чай. Писателя интересовал вопрос отстранения от власти Н.С. Хрущёва. Отец рассказывал, и писатель молча слушал. Больше отец с Граниным не встречался никогда.

В своём эссе писатель упомянул о какой-то встрече Георгия Ивановича с Л.И. Брежневым в самолёте, где Брежнев говорил о заговоре против Н.С. Хрущёва. Такой встречи в природе никогда не было. Дело в том, что при посещении пионерского лагеря «Артек» на Чёрном море скоропостижно скончался вождь итальянских коммунистов Пальмиро Тольятти. Был определён состав делегации на похороны из двух человек – Председателя Верховного Совета Л.И. Брежнева и члена ЦК КПСС Г.И. Попова. Два фронтовика, знающие друг друга по партийной работе, сопровождали гроб с телом, несколько дней жили рядом в советском посольстве в Италии, откровенно обменивались мнениями о некоторых нюансах бурной деятельности Н.С. Хрущёва. На прямой вопрос Брежнева, поддержит ли ленинградская парторганизация отставку Хрущёва, отец ответил положительно.

В заключение могу добавить, что никогда в жизни мы не слышали в своей семье ни от отца, ни от других членов семьи, чтобы кто-нибудь использовал бранные слова. Писатель, сочиняя своё эссе, ничего не знал о жизни нашего отца и пусть его рассказ останется на его совести. Жаль только, что уважаемый нами журнал опубликовал подобное творчество.

Приводим несколько дарственных надписей из подаренных папе книг от деятелей культуры. Необходимо отметить, что многие из них сделаны, когда Георгий Иванович уже был на пенсии.

Вдова Попова Е.Н.

Сын Попов А.Г.

Дочь Попова Т.Г.

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *