Евгений МИЛЮТИН. «ЗДЕСЬ КРАСИВАЯ МЕСТНОСТЬ». Ментальность советского поражения

№ 2016 / 31, 05.08.2016

Перестроечные мутанты Гелия Коржева (1984–1991) могли бы сойти за иллюстрации к страницам фантастической повести Александра Мирера, написанной пятнадцатью годами ранее.

 

«Словно бы воздух провонял – отовсюду страшно.

От приказов страшно, от всего… И телефон порван. Доктор! –

вскрикнул он. – Я вам говорю. Точно! Фактов нет, только воняет.

Туда нельзя, сюда…» А.Мирер, «Дом скитальцев»

 

Первая часть произведения под названием «Главный Полдень» была опубликована в 1969 году. Вторая – «Дом Скитальцев», давшая название всей дилогии, вышла в 1976-м.

16 Milyutin1

Основная тема произведения – противостояние советского общества вторжению высокоразвитой цивилизации, способной управлять сознанием человека. Инопланетные «десантники» подселяют свои «мыслящие» модули в тела жителей Земли, подчиняя их своей воле. Первый этап операции осуществляется скрытно с крохотного космического корабля, несущего в себе только кристаллы «мыслящих», минимум оружия и средств связи. Настоящее широкомасштабное вторжение миллионов разумных кристаллов на захваченный десантом плацдарм начнётся не ранее, чем будет поставлено по контроль сознание лидеров землян – носителей государственной власти, военных, учёных, способных организовать и возглавить сопротивление.

Первыми жертвами десанта становятся жители маленького советского городка Тугарин, неподалёку от которого расположен радиотелескоп – тактическая цель «мыслящих». На страницах повести случайными свидетелями захвата становятся двое подростков. Они – ох, уж эта детская наблюдательность – замечают, как местный гитарист, затем, начальник почты, шофёр такси и, наконец, капитан милиции хватаются за сердце, а потом обмениваются странными фразами: «Здесь красивая местность. Я – Угол третий». Или как-то так.

Наговорившись, начинают без лишней суеты таскать из леса в город странные предметы. Большой пень перевозят зачем-то во двор местного отделения милиции. К пню начинают ходить люди и там всё повторяется: «Я – Угол третий. Ты – Треугольник тринадцать?» Но никто, кроме подростков, ничего не замечает. Даже начальник телескопа Вячеслав Борисович Портнов, оказавшийся «Углом одиннадцать».

Подростки, Алёша и Стёпа, решают действовать. Первым делом Алёша объявляет тревогу: «У нас есть правила, как вести себя при тревоге. Сегодня я объявил её, а вообще мог объявить каждый, от Сура до младшего, то есть Верки. Когда объявлялась тревога, споры-разговоры заканчивались. Сур становился командиром». Сур – это хозяин тира Сурен Давидович.

Вот так рояль в кустах! Откуда взялась эта «тревожная группа»? К чему они готовились? – Не к вторжению же инопланетян, право слово!

Подпольщики пытаются «прорваться в район» на старом «Москвиче» Анны Георгиевны и, одновременно, «обезвредить» телескоп. Не без труда – вокруг Тугарина уже выставлены заслоны милиции, попавшей под контроль «десантников» – тревожные вести достигают Москвы. Вокруг городка разворачивается воздушно-десантная дивизия, инопланетянам ставят ультиматум: или эвакуация, или немедленный удар по советскому городу советским водородным оружием! Жёстко… А что делать?

Земляне рассуждают следующим образом: «У врагов (пришельцев) чёткий метод завоевания: подмена личности. Без убийства! Двинули на них полк, они вселяются в офицеров – и штык в землю. Поэтому ядерное оружие, способное уничтожить всё живое в определённом районе, для них пренеприятный сюрприз. Бах! – и всё освоенные тела погибли».

 

16 Milyutin2

 

Так рассуждает ещё один участник подпольного сопротивления – гениальный учёный Дмитрий Благоволин, работающий почему-то на молокозаводе. Дальнейшие события подтверждают его худшие опасения.

Первый же военный, полковник Ганин, попытавшийся вступить в контакт с «десантом», видит «красивую местность» и становится «Линией шесть». Он же сообщает про ультиматум.

Тем временем подпольщики проникают в замысел врага: «Зелёные корабли, летящие в чёрной пустоте. Не такие как десантный, – огромные. Они расползлись по всей Галактике, без экипажей, без запасов воды и пищи. Даже без оружия. Только у Десантников было оружие. А большие корабли шли, набитые кристаллическими записями, «Мыслящими» этими, как мухи, несущие миллионы яичек. Корабль Десантников отыскивал для них подходящую планету, спускался и выбрасывал «посредник». Понимаете? Некому было даже выйти наружу. Вылетал робот и неподалёку от корабля оставлял замаскированный «посредник». У нас его замаскировали под пень. И первый, кто случайно подходил к нему, становился первым пришельцев. Так было повсюду. Сотни, сотни, сотни планет!»

Поможет ли рояль в кустах? Миреру пришлось придумать ещё два. Наблюдательные подростки оказываются высшей формой разума Галактики – случайным образом, разумеется. Ну и в рядах космических странников найдётся предатель, который позволит землянам получить техническое средство распознавания пришельцев.

Честно говоря, эти спасительные допущения не выглядят такими же убедительными, как потрясающая картина ментального поражения советского общества. Обратившись в притворное бегство у Тугарина, матёрые колонизаторы расползаются по всей планете, без особых хлопот берут под контроль оружие и центры государственной власти землян. Счёт идёт на дни и часы. Если бы не чудесный рояль в кустах!

Но в жизни его не оказалось. Мирер закончил работу над повестью в 1979 году, – удивительно, что цензура её пропустила, настолько безнадёжными выглядят в целом потуги советских умов перед угрозой катастрофы, – а за год до того, в 1978 году в Стэнфордском университете перед группой американских экономистов и психологов была поставлена задача найти способ управления желаниями потребителей. В 1979–88 годах эту группу возглавлял философ Джей Огилви, создавший впоследствии систему делового сценарного планирования вокруг шести базовых идей: «победители и побеждённые», «кризис и ответы», «хорошие и плохие новости», «эволюция», «революция», «циклы». В принципе все виды социального военного и гражданского планирования на Западе, о которых что-либо известно, целиком умещаются в парадигму, созданную Огилви.

Он же предложил и базовые принципы того, что я считаю, наряду с методами генерации виртуального капитала, основой современной системы глобального доминирования Запада. У нас есть масса знатоков второй части уравнения, и ещё больше конспирологов, специализирующихся на тематике ФРС. Но нам очень мало известно про управление желаниями. Однако виртуальный доллар был бы бессмысленным без управляющих команд, точно предписывающих миллионам людей покупать именно то, что они должны покупать за доллар или его разновидности, такие как евро или рубль, в соответствии с замыслами хозяев мировой системы.

«Идея была в том, чтобы создать строгий инструмент для измерения целого ряда потребностей, желаний, которые до того упускались из виду. Знаете, в бизнесе говорят: что измерено, то сделано. Мы сказали корпорациям, что если они хотят не просто удовлетворить базовые человеческие желания, но индивидуальные желания множества людей, им придётся сегментировать свою продукцию». – Джей Огилви

Команда Огилви согласилась с тем, что новая сегментация человеческого общества не должна иметь ничего общего с сословными, классовыми или расовыми различиями. Если вы хотите действительно управлять обществом не полицейскими методами, а методами контроля сознания, вы должны сегментировать управляемое общество по психологическим типам.

Философ Огилви, около 10 лет возглавлявший, возможно, самый важный стратегический государственный проект США, обошёлся с прежними достижениями буржуазной политики, как они того заслуживали. Их спустили, как говорили у нас раньше, «в народное хозяйство»: в академические круги, в школы бизнеса, в прессу.

До какого-то момента успех сопутствовал людям, обладавшим природной харизмой. Таковы не только Черчилль, но и, например, Джон Кеннеди, Ричард Никсон или Валери Жискар Д`Эстен. Но, начиная с Маргарет Тэтчер и Рональда Рейгана (у власти, соответственно, с 1979 и 1981 гг.), всё меняется. Рейган, Тэтчер, и все политики Запада, пришедшие после них, выросли из «шинели Огилви». Это продукты точно нацеленных адресных посланий тщательно измеренным группам потребителей. Это не политические индивидуальности, у которых могут быть даже чувства, которые не гарантированы от случайностей или ошибок. Каждое их слово – даже те слова, что нам кажутся смешными, наивными – на самом деле безошибочно точные послания в чьё-то подсознание. Но это и не человеческие слова, это слова некого машиноподобного центра мира, как совершенно верно заметили братья Вачовски.

Внимательные подростки – высший разум Галактики, фронтовик Сурен Давидович и видный учёный с молокозавода Дмитрий Благоволин так и остались на страницах детской книжки. Не оказалось в наличии опытных контрразведчиков, устоявших перед соблазном перейти на сторону врага.

Что было дальше – мы знаем.

16 Milyutin3

«Здесь красивая местность. Я – Угол третий. Ты – Треугольник тринадцать?»

 


Евгений Милютин родился в 1965 году в Москве. Образование: Институт стран Азии и Африки при МГУ (Москва), Дипломатическая академия (Москва), Академия народного хозяйства при Правительстве РФ (Москва). Преподавал историю международных отношений в Asia Pacific Center for Security Studies (Honolulu, USA). С 1995 по 2000 год находился на российской дипломатической службе. Автор публикаций по вопросам истории философской мысли, истории России, психологии, международных отношений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *