КРУЖЕВА беЗ ИНСТАЛЛЯЦИЙ

№ 2006 / 26, 23.02.2015


Когда мне сказали, что есть возможность поехать в Вологду, я отказываться не стала. Командировка обещала быть интересной – открытие Всероссийской выставки пейзажной живописи «Образ Родины», поездка в Тотьму – это звучало заманчиво.
Не раз замечала: как поездка начинается, так она и пройдёт. И на этот раз не ошиблась. Когда ехала на вокзал, немного задремала в метро. Открыв глаза, увидела мужчину, как две капли воды похожего на французского премьер-министра Доминика де Вильпена. Даже всплыли несколько французских фраз. Хорошо, что вовремя спохватилась. Пока ждала коллегу, наблюдала не менее интересную картину: группа туристов восхищённо цокала языками и фотографировала витражи на «Новослободской». Потом гид сделала какой-то едва заметный знак, и вся группа, человек двадцать, хором запела по-французски «Марсельезу». Я ещё долго приходила в себя от увиденного. Далее была почти бессонная ночь в поезде и сожаления о том, что пассажирам, чьи места на верхней полке, не выдают ремни безопасности.
В Вологду мы прибыли около семи утра, когда организм ещё не очень понимал, чего от него хотят. На автопилоте заселились, бросили в номере вещи и спустились завтракать. Чтобы прийти в себя, мне требовалось одно: кофе. В гостиничном баре не было никого. Взяв кофе и какую-то нехитрую снедь, уселись с коллегами за столик. Тут дверь открылась, и на пороге показался министр культуры господин Соколов. Я чуть не захлебнулась кофе. Когда не очень понимаешь: сон это или уже явь, такие сюжеты более чем впечатляют. Народ обалдел, чуть чашки не поронял, но мгновенно проснулся. И, видимо, взгляды обрели подобающую профессиональную хищность, поскольку министр с выражением лица «кто здесь?!» тормознул на пороге, невероятно почтительно раскланялся (с какого перепугу, интересно?) и довольно быстро ретировался. Милейший чиновник-искусствовед из нашего десанта проводил его взглядом и задумчиво так сказал: «Хороший город… министр в гостинице живет, как все люди». И художники, из коих преимущественно состоял столичный десант, получше эстрадных звездюков – интеллекта побольше. Об искусстве опять же рассуждают.
До открытия выставки оставалась уйма времени, мы решили, что проведём его с пользой: посмотрим город, купим сувениры. Кто знает, будет ли потом на это время. Довольно быстро дошли от гостиницы до места открытия выставки – Центрального выставочного зала на Кремлёвской площади. Обошли территорию Вологодского кремля, поднялись на колокольню, вдоволь пофотографировав город с высоты птичьего полёта. Тут на площади у церкви Александра Невского стали подходить бабушки с сувенирами и вологодскими кружевами. Их речь была так же неспешна и самобытна, как кружева, которыми они торговали. Не поддаться искушению приобрести что-нибудь на память, было невозможно. Выполнив программу-минимум по покупкам, сверили с картой маршрут, и пошли осматривать выставку, которая разместилась в трех помещениях – уже упомянутом Центральном выставочном зале, музейно-творческом центре «Дом Карбакова» и Шаламовском доме.
Мне говорили, что провинция более консервативна, и каких-то авангардных полотен ждать не стоит. Просили отнестись к этому с пониманием. Но на этой выставке я увидела более чем современные работы. Упрекнуть их в излишнем консерватизме как-то не поворачивается язык. Другое дело, что в каждом из трёх мест проведений – свой акцент. В Центральном выставочном зале собраны более академичные работы, в Шаламовском доме – более «игривые», авторы этих картин словно хотели немного похулиганить. Что ещё примечательно, рядом висели работы современных художников и классиков. Эти работы совершенно органично смотрятся рядом, нет никакого диссонанса. И все они не носят явного коммерческого характера, как это сейчас часто бывает. Ведь пейзаж – один из самых востребованных жанров живописи, он имеет довольно высокий спрос на рынке и, как следствие этого, подвержен коммерциализации и достаточно уязвим. И, что характерно, выставка сделана грамотно и профессионально. Консерватизм её, возможно, выражается в том, что в отличие от московских выставок, я не увидела каких-то невнятных инсталляций, выдаваемых за современное искусство. В Москве такое не часто увидишь.
Художники со всей России сами привозили свои работы на эту выставку. Ведь для художников выставка – как для актёров кинофестиваль. Это возможность показать свои работы, посмотреть, чем живут другие, пообщаться.
Через полчаса после пресс-конференции на открытие выставки должен был приехать министр культуры. Все ждали господина Соколова. Мы решили не тратить время зря и решили докупить плёнку. Мало ли что. Магазин фототоваров «Папарацци» оказался по пути. Там и отоварились. Дополнительно купленная плёнка очень даже пригодилась, поскольку на следующий день предстояла экскурсия в Тотьму.
Тотьма, как и Вологда, – очаровательный провинциальный город. Говорю это без тени иронии. У нас были на удивление милые, любящие и знающие своё дело экскурсоводы. Обычно мне на них не везёт. Город, где когда-то был Пётр I, основавший там школу ремёсел, встретил хорошей солнечной погодой. Мы посетили краеведческий музей, музей церковной старины, Троицкую Зеленскую церковь, Храм Рождества Христова, где покоятся мощи преподобного Феодосия, основавшего Спасо-Суморин монастырь, а также сам монастырь, состояние которого оставляет желать лучшего. Глядя на разруху и запустение, недоумеваешь, зачем состоятельные люди, которым некуда девать деньги, покупают очередной «Лексус» в тон галстуку или замок в Шотландии, такой же степени «разваленности». Ведь сохраняя свою культуру, историю, вкладывая в неё, потом получаешь гораздо больше.
На обратном пути, наблюдая пейзаж из окна, тоже был повод задуматься. У одного из поворотов показался высоченный колоннообразный постамент, который венчал… асфальтовый каток какого-то невероятно яркого оранжево-жёлтого колера. Тут автобус плавно огибает сооружение, и мы все видим надпись на постаменте – СТРОИТЕЛЯМ ВОЛОГОДСКИХ ДОРОГ. А дороги, как везде в России, оставляют желать лучшего. Невольно соглашаешься, что самое ровное место у них – обочина. Приходили в себя до плаката уже на въезде в Вологду: ПРИЁМ ШКУР КРЫС! Расшифровывали до самого поезда – постановили, что по местным обычаям крыс надлежит писать по-старославянски. Но кому и зачем нужны их шкуры? Контора «Рога и копыта», честное слово!
А потом была ночь в поезде. В Москву мы приезжали рано, в шесть утра. Уже проезжая где-то по Подмосковью, увидели за окном удивительной красоты картину: утренний туман стелился над землёй в предрассветной дымке. Стучим в купе к художникам: «Там такой невероятный пейзаж за окном!»
В шесть утра, едва сошли с поезда, увидели не менее впечатляющий пейзаж: над Москвой была роскошная гроза – вид с Комсомольской площади завораживал. Ровно до тех пор, пока мы не осознали, что не успеваем прорваться в метро до начала ливня, обрушившегося на город непосредственно над нашими головами.
Ирина ВАСИЛЬЧИКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *