Александр ЛОГУНОВ. ВРЕМЯ ПОДОЖДЁТ (Поэтический альбом; в том числе одно стихотворение на конкурс «Чем дышит современная поэзия»)

№ 2017 / 7, 23.02.2017

Александр Логунов родился в 1975 году в Москве. Окончил Литературный институт им. Горького (семинар В.А. Кострова). Стихи публиковались в «Литературной газете», журнале «День и Ночь». Автор песен и участник многих фестивалей. Сотрудник издательства «Никея».


11 Logunov

 

* * *

Пока ещё светило в силе,

пока слова ещё в цене,

пока леса не износили

златую память о весне,

я перекрою все границы

и ночь на три перекрою,

строками накормлю страницы

и струны песней напою –

не отпущу моей Жар-птицы!

 

* * *

 

Константину Комарову

 

Словно осень год от года

тлеет в медленном огне,

бессловесная природа

истончается во мне.

 

Герметические песни

золотой приимут вид,

если внутренний словесник

синим пламенем горит,

 

чем жевать косноязычье,

не о главном говоря,

избирает право птичье,

хлеб живаго словаря.

 

Между Сциллой и Харибдой

привокзального вранья

проплывает невредимой

чудо-лодочка моя.

 

Присно чаемая ныне

пляшет рифма под хмельком

пред заветною святыней –

безначальным языком.

 

 

* * *

Бессонным зельем опоила ночь.

За каплей капля. Времени так мало.

Не греют мысли. Душит одеяло.

Сереет за окном, и сутки – прочь.

 

Шумит листва твоих календарей.

Вчера ль сгребали снег с дорожек сада,

сегодня выйдешь за его ограду,

отметишь, походя: уже цветёт кипрей.

 

Дела, дела… И как их перемочь!

Постфактум перемены замечая,

опять упустишь время иван-чая.

Роса омоет ночь, и лето – прочь.

 

А там зима, и так за годом год.

И времени ничуть не больше стало.

Всех дел не переделаешь, пожалуй.

Пора по иван-чай. А время подождёт…

 

 

ПРИГОРОДНОЕ

(На конкурс «Чем дышит современная поэзия»)

 

Подобно расписанью электричек

размерен тихий пригородный быт.

Всё знает место, от метлы до спичек,

и календарь к стене гвоздём прибит.

 

Часы текут, страной не беспокоясь,

радиоточка радиоточит…

В порядке всё и вся, но, будто совесть,

предательски земля гудит в ночи,

 

когда товарняки ползут устало;

стеклом щербатым в воздухе дрожит

грядущее – так тяжелы составы,

и прошлое смещается с орбит.

 

 

ПЕРЕД ГРОЗОЙ

 

Правды найти на миру никому никогда.

Правда является в ласточкиных проводах,

Отображается белой стезёй на сетчатке.

 

Видишь её, продолжай и веди до конца,

Разновеликую соль отирая с лица,

И исправляй неразумной судьбы опечатки.

 

Так и ходи по земле, не ломая печать.

Ласточке белой под силу ли перекричать

Полифонию бессмысленнейших восклицаний?

 

Но тишины жутковатой исполнится миг.

Всё, что отцы узнавали из дедовских книг,

Всё развернётся вот-вот наяву перед нами.

 

 

* * *

Наг человек и мал от века: пыль и пепел.

Незваная зима с тревогою в ночи

кругом обходит дом каликою нелепым,

полуночным дождём под окнами стучит.

 

Откроешь – не ночлега требует, не хлеба,

забота на челе… Идём со мной, идём…

И всхлипывает пыль под необъятным небом,

под сильным и большим полуночным дождём.

 

 

* * *

Встань со смертного одра.

Сон, покуда не вдаваться, –

та же смерть. Но сколь мудра

череда реинкарнаций!

Закатил что царь и бог

пир горой, да вышло боком:

что не роздано ко срокам, –

унаследовал грибок.

Нас, пирующих, прости,

Боже, от щедрот богатых

и сподоби до заката

в разум истины прийти.

Повидавший Одиссей

кается во многом блуде:

не ужели одр сей

гроб мне будет?

 

 

* * *

Задать единственный вопрос

не озаботимся, поверь мне.

Когда истает наше время

за это спросится всерьёз.

 

И где тогда найдём ответ?

Всё неспроста. Всё не случайно.

Нас часто вдохновляет тайна

и не волнует ясный свет.

 

Нас перестали удивлять

великие простые вещи,

но сердце всё ещё трепещет,

учась вопросы задавать.

………………………….

 

 

НЕРАЗМЕННОЕ

 

Копеечка утрачена в пыли

неведомой цены победной,

светило в маревой дали

за окоём пролилось каплей медной.

 

Осталось перехожему во ржи

укутаться дырявым одеялом

парного неба, радуясь, мол, жив,

и ничего душа не утеряла.

 

И слушать: в том конце земли,

где мерой отмеряется иною,

копеечка купается в пыли,

и дышит солнце плотяное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *