БЕДА С НАЦИОНАЛЬНЫМИ ЛИТЕРАТОРАМИ

№ 2017 / 16, 05.05.2017

        Получив от редакции задание написать что-нибудь о нашей многообразной национальной литературе, я впал практически в кому на две недели. Дело в том, что нужно было писать не о русских писателях, а о российских – т.е., представляющих субъекты РФ. Таких очень много, в каждом субъекте сотни, если не тысячи известных, и кем эти республики, области, края и т.д. по праву гордятся.

        Я же, полагая себя весьма начитанным человеком, получив это самое задание, решил, что справлюсь легко. Однако оказалось, что в действительности я никого не знаю из наших национальных литераторов. Никого такого, о ком хотелось бы написать. Есть несколько – но они были нашими в эпоху СССР, а теперь уже нет (вроде Чингиза Айтматова или Фазиля Искандера).

        Безусловно, есть такие фигуры, как Расул Гамзатов – наш, аварский поэт. Но о нём столько всего сказано, столько написано авторитетными, знающими людьми, что мне прямо неловко что-то мямлить про него, произносить какие-то банальные истины, и не сообщив ничего нового, откланяться.

        И вот две недели я ломал голову, просматривая бесконечные списки писателей и поэтов России, с удивлением отмечая, что я, в общем-то, почти никого из них не знаю. Тут, мне кажется, не только моя вина. В самом деле, очень часто местные писатели так и остаются местными, в том плане, что никто о них ничего не знает, кроме «своих». Они публикуются в журналах, сборниках, в которых только они и публикуются, и сами себя читают, таким образом, не выходя из чулана. И притом многие из них могут быть весьма достойными. Но не открытыми, не замеченными или просто проигнорированными.

        Однажды я присутствовал на собрании «местных» литераторов в глубинке. Сначала они почитали друг другу своё, потом стали скидываться на издание сборника тиражом по числу сидящих там поэтов и писателей. Причём половина сборника отводилась стихам одной местной поэтессы. Она восседала важной матроной и взирала на всех молча и с достоинством. А всё дело в том, что большая часть сборника оплачивалась из её кармана. Поэтому она и почиталась в той среде самой лучшей поэтессой.

        Так вот, размышляя о писательских судьбах России, я вспомнил об Алисе Ганиевой, русской писательнице аварского происхождения. А лучше назову её аварской писательницей, поскольку быт и дух Дагестана, где она выросла, насколько я могу судить, нашли прочное место в её текстах.

Ganieva r Gobzevu

        Познакомился я с ней так. Как-то мы оказались за одним столом на фуршете по поводу юбилея (если не ошибаюсь) «Литературной России». Я уже слышал о ней, но к тому моменту ничего не читал. Ё-моё, – подумал я тогда. – Какая девушка. Надо бы…

        Но, в общем, на этом всё и закончилось, хотя впоследствии мы и продолжили дистанционное общение – я писал периодически что-то в «НГ-ExLibris», с которым она сотрудничает.

        Список её премий велик, и признание тоже: например, в июне 2015 года газета «The Guardian» включила Ганиеву в перечень самых талантливых молодых жителей Москвы. Это тот самый случай, когда национальный писатель перестаёт быть сугубо национальным и получает международный статус: его переводят и издают за рубежом, и не только свои, но и более непредвзятые западные критики дают серьёзную оценку.

        Вот по этой самой причине я и подумал о ней. Из написанного Алисой я бы порекомендовал к прочтению три вещи: повесть «Салам тебе, Далгат!», роман «Праздничная гора» и роман «Жених и невеста». Отзывы об этих книгах, сразу признаюсь, очень противоречивые. Кто-то пишет: «О, как тонко, как точно, как самобытно». А кто-то наоборот, ругает очень сурово.

        Я же воздержусь от критики. Подчеркну лишь один факт – очень странно, что так мало национальных литераторов мы знаем (говорю «мы» слишком самонадеянно, но всё же в этом вопросе хорошо осведомлено явно меньшинство, на которое я не претендую). Действительно, подавляющая часть наших писателей – даже не то что русские, а прямо-таки откровенно москвичи и питерцы (причём и здесь, что любопытно, есть довольно жёсткая демаркационная линия). Что это значит – печатаем своих, а чужие не лезьте? В таком случае и правда – национальным литераторам заявить о себе весьма непросто, без какой-то особой поддержки.

 

Иван ГОБЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *