А после уроков – математический театр

Рубрика в газете: Год театра, № 2019 / 8, 01.03.2019, автор: Елена САПРЫКИНА

Кому из педагогов не приходилось слышать от своих учеников такие фразы: «А зачем мне всё это?» «Я проживу без формул и графиков!» и т.п. Устойчивое отношение к математике как совершенно бесполезной науке бытует в различных слоях общества, хотя давно уже современная жизнь доказала и продолжает доказывать обратное. Это парадокс нашей стремительной действительности, один из многих её загадочных парадоксов…


В основе нового Стандарта образования лежит системно-деятельностный подход, который предполагает активную учебно-познавательную позицию ученика. Значит, и объяснять ценность и важность математической науки (как и всякой другой) мы должны именно на практике, в процессе некоторой деятельности учеников, которая является учебно-познавательной. Что же такое дети должны сделать, сотворить, чтобы поверить в необходимость научных знаний? Быть может, выучить несколько десятков способов доказательства теоремы Пифагора? Или не пропустить ни одной математической олимпиады? Думаю, вряд ли этого будет достаточно.
Предполагаю, что учителю придётся не один год, из урока в урок, от одного творческого дела к другому, медленно продвигаться к цели – сформировать устойчивое отношение ребёнка к изучению математики как необходимому условию становления личности и характера. Решение математических задач столь же полезно в этих случаях, как и различного рода «испытание себя», о чём, собственно, и пекутся сами подростки. Конечно, для этого необходимо сформировать в школьном (классном) коллективе некую микросреду, где умение решать задачи является точкой отсчёта, критерием зрелости личности. А это уже задача воспитательная.


Воспитание — процесс неуловимый, почти трансцендентный. Часто самые малые крупицы его бывают велики, а широкие заметные шаги растворяются, как дым. Воспитание — дыхание жизни. Оно естественно и незаметно, оно присутствует всегда и везде, даже там, где мы этого не желаем. Оно вырастает из улыбки и взгляда, окрика и восклицания, и порой мы собираем урожай там, где не сеяли.
Человек воспитывающий не может (да и не должен) следить за каждым своим внешним проявлением, каждым жестом и взглядом, иначе он превратится в робота-воспитателя. Но он обязан, я бы сказала, призван следить за своею душой, за чистотой и благородством мыслей и чувств. Ведь дети видят и слышат больше, чем мы думаем. Они воспринимают не столько лицо наше, сколько нашу личность целиком. От того, насколько эта «внутренняя», сокрытая наша суть сочетается с внешними её проявлениями, и зависит успех воспитания.
Воспитывающий сам должен иметь хороших учителей, причём, в процессе всей жизни. Он должен доверять им, любить их, тогда и его ученики поверят ему. Он должен понимать ритм жизни страны и общества, Земли и планет, он должен быть поэтом поступка и мастером утешения. «Всё в мире есть ритм, тон и аккорд», — учил один древний философ. Так пусть в воспитании сама жизнь задаёт ритм, тон будет светлым, а главным аккордом станет любовь.
Преподавая математику, мы имеем в руках уникальный инструмент, с помощью которого можем наглядно продемонстрировать учащимся всю ценность интеллектуального труда, чтобы они увидели, что все современные законы общества, все системы отношений, все принципы поведения можно обосновать МАТЕМАТИЧЕСКИ. Конечно, за один урок, за один месяц и даже за один год учитель не объяснит им этого, и не покажет. Всё это вообще является нашей сверхзадачей. Но мы можем выработать СИСТЕМУ отношений с учениками, систему совместного творчества и «умного делания».
Одним из способов решения вышеназванных задач считаю создание своеобразного «математического театра», где ученики вместе с выдающимися личностями прошедших эпох «проживают» фрагменты их непростых судеб и вновь «создают» математические понятия и теоремы.


Когда я впервые познакомилась с книгой Бориса Тарасова «Паскаль» (серии ЖЗЛ), мне сразу же захотелось рассказать моим ученикам о том, что лежит в основе научных трудов великого учёного и философа. И не только рассказать, но показать на конкретных примерах, что все знания, интересы и увлечения закладываются в детстве и реализуются в зрелом возрасте. Но я понимала, что голословные умозаключения для детей ничего не значат и не останутся в памяти как значительные интеллектуальные события. Тогда пришла мысль – не просто рассказать об увиденном и услышанном, а передать в виде пьесы, так, чтобы ярко отобразить не только факты, но и характеры героев, чтобы математика для ребят ожила в образах.
Мне представляется, что образовательный «принцип проживания», который в школе часто «западает» даже в проектной деятельности учащихся, в данном случае реализуется полностью. Действительно, роли расписаны с самого начала: режиссёр, сценарист, театральный менеджер, художник, да и сами персонажи спектакля персонифицированы.
В течение нескольких месяцев, пока идёт работа над проектом и постановкой спектакля, учащиеся погружаются в эпоху, непривычную для них и потому интересную, хотя бы с точки зрения математических открытий. Они обнаруживают, например, что геометрия Евклида, изложенная в «Началах», отличалась от её интерпретации в современных учебниках, но сам смысл понятий, определений и свойств фигур – тот же. Они узнают, что Блез Паскаль в детстве самостоятельно сформулировал и доказал несколько теорем из книги Евклида, размышляя втайне от всех, ведь отец не разрешал ему заниматься математикой до 15-летнего возраста, думая, что это помешает изучать языки и другие дисциплины. Мало кто знает, что у Паскаля была сестра Жаклина, которая в детстве писала такие великолепные стихи, что сама королева Анна Австрийская согласилась встретиться с девочкой во дворце. Об этом факте также идёт речь в спектакле.
Сюжет построен таким образом, что актёры невольно сами участвуют в открытиях, сделанных в XVII веке юношей Паскалем. Ведь если не понять содержание монологов, то не получится «проживание» и «переживание», исполняемое на сцене. Таким образом, освоение математической составляющей материала востребовано самим учеником и происходит исподволь и незаметно.
Вот небольшой эпизод из спектакля «Паскаль», где участвуют маленький Блез, а также его сёстры, отец Этьен Паскаль и друг семьи, математик и философ Ле Пайер.
Слышны голоса. В комнату входят Этьен Паскаль, Ле Пайер и Жаклина.
Жаклина: А вот и мы! Господин Ле Пайер хотел посмотреть, как устроены наши занятия в детской.
Блез: Добрый день.
Жильберта: Как хорошо, что вы пришли, папа, господин Ле Пайер. У нас тут так интересно!
Жаклина (бегает по комнате): Вот здесь у нас стол, здесь доска. Смотрите…
Этьен: Погоди, дочка, не стрекочи так.
(Обращаясь к Блезу) Per aspera act astra! Через тернии к звёздам! Да, мой сын, я верю в тебя, в твои способности. Да поможет тебе Господь!
(Усаживаясь в кресло) Знаете, Ле Пайер, я ведь не доверяю всем этим хвалёным иезуитским колежам.
Ле Пайер: Но ведь в своё время их окончили и Декарт, и Корнель. Все выпускники изъясняются по латыни не хуже, чем по-французски! Очень много знают…
Этьен: Быть может, ты и прав. Но для обучения детей иезуиты избирают далеко не благочестивые средства.
Ле Пайер: Что вы имеете в виду?
Этьен: Во-первых, они используют учеников для шпионства и доносительства. Ну, а во-вторых, сами посудите – отличникам они присваивают почётные звания. Например, цензор, претор, декурион… А отстающие сидят на позорной скамье – адской лестнице – и получают прозвища «дурацкий колпак», «ослиные уши», «поросячья морда». Ну, разве это дело?
Блез: Поэтому, папа, ты не отдал меня в колеж?
Этьен: Да, именно поэтому! Я обучу тебя сам и языковедению, и логическому мышлению.
Блез: А когда же наступит очередь математики?
Этьен: Не раньше твоего пятнадцатилетия, сын мой. Я слишком хорошо знаю, что такое математика!
Ле Пайер: Да-да, дорогой Блез! Твой отец сумел сделать несколько важных открытий в этой науке.
Этьен: Эта наука столь интересна, что поглощает человека целиком, без остатка! У тебя просто не хватит сил заниматься языками и основами других наук. Поэтому я хочу, чтобы ты начал изучать математику гораздо позже других дисциплин. Я познакомлю тебя с ней, так сказать, «на десерт». А сейчас даже не упоминай об этой науке и не думай о ней.

Большой интерес у ребят вызывают межличностные отношения героев, которых они играют. В пьесе, написанной по книге самой С. В. Ковалевской «Воспоминания», которую мы прочли вместе с ребятами, очень живо показаны отношения маленькой Софьи и её сестры Анны. Софья с детства писала стихи (и в нашем спектакле они прозвучали), а старшая сестра всегда стремилась опередить её во всём… Занятия математикой для Софьи начались с разглядывания обоев в детской комнате, которую случайно оклеили рукописями знаменитого профессора. Кроме того, представляет интерес то, что действие пьесы происходит в 1861 году, когда все ждали обнародования знаменитой реформы. Мне кажется, то, как воспринимали эту реформу некоторые дворяне, дети запомнят надолго, ведь в пьесе им приходится всё это «прожить».
О спектакле «Дом на Божедомке» хочется сказать особо. Это сцены из жизни семьи Ф.М. Достоевского, детство которого прошло в Москве на Божедомской улице во флигеле Мариинской больницы для бедных, где трудился его отец. Математическая часть спектакля сравнительно небольшая, поэтому такой проект назовём интегрированным, в каком-то смысле, надпредметным, ведь суть явления зачастую лежит не в рамках отдельно взятой науки, и её нельзя объяснить напрямую, «по-школьному». Сцены, повествующие о том, как учили математику дети в семье Достоевских, вызывает несомненный интерес учащихся, занятых в проекте. С одной стороны, известная всем «зубрёжка», с другой…( почти что по ФГОСам!) вполне интерактивное изучение видов углов с помощью исследования пересечения московских улиц по пути из флигеля на Божедомке в Марьину рощу. Отметим, что всё это «повествование» взято не «с потолка», а из воспоминаний младшего брата писателя, Андрея Достоевского, который работал инженером, но оставил потомкам книгу замечательных воспоминаний о детстве, по которым и был написан сценарий.
Можно много и долго говорить о подготовке проекта, можно ещё вспомнить, что в самом начале работы над спектаклем мы с учениками отправились в музей-квартиру Ф.М. Достоевского на Божедомке, где увидели своими глазами учебники, по которым учились братья (в частности, «Таблицы логарифмов и тригонометрических линий», упоминающиеся в пьесе), обстановку комнат, место для занятий и игр и многое другое.
Во время репетиций постоянно звучали слова – «вспомни!», и не только от учителя – ребята слышали их друг от друга. «Вспомни» – так, будто сами маленькие артисты жили в тех комнатах, играли в детской, слушали сказки няни Алёны Фроловны…
Теперь добавлю только, что ребята начали деятельность по подготовке таких проектов в пятом классе, а через три года уже сложилась традиция – ежегодный спектакль-проект по авторскому сценарию. Постановка разыгрывается обычно в двух составах, т.е., это 15-16 человек, занятых непосредственно в репетициях. Учитывая школьную специфику, понимаю, что довольно сложно держать «в актёрском тонусе» всех ребят на протяжении всего учебного года. Сложно, но возможно. Ведь руки опускаются только тогда, когда пропадает ИНТЕРЕС. А этого добра тут предостаточно. Есть проблемы другого порядка – проблемы отношений, коммуникативной «уживчивости» артистов и т.д. Но ведь проект отчасти и направлен на формирование универсальных учебных действий, одной из составляющих которых являются именно навыки коммуникативной устойчивости подростка.
Словом, дело стоит того, чтобы посвятить ему не один час, не одну неделю. По-моему, педагогическое время измеряется как-то особенно, в единицах распахнувшихся сердец, если говорить поэтически.
Поэтому, думается, можно утверждать: будет новый сентябрь – будет новый сценарий.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *