Архивный детектив

Но закончено ли расследование? И кого посадили?

№ 2023 / 51, 29.12.2023, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

1. Главный секретчик РГАНИ Зубков ищет в архиве американских и немецких шпионов

 

Тут в конце декабря 2023 года, когда я сидел в читальном зале Российского госархива новейшей истории (РГАНИ) и наконец заполучил в свои руки заказанные ещё бог весть когда дела о злодеяниях русофобов из Прибалтики, мне неожиданно запретили заниматься изучением документов и вызвали в коридор. Кто и почему, завчитальным залом Людмила Российская не сообщила. Я вынужден был подчиниться требованию. А в коридоре уже томился главный в РГАНИ человек по режиму и по секретным делам Андрей Зубков. И прямо возле туалета начался допрос: с какой целью я интересуюсь в архиве разными делами. Так меня ещё никто не пытал.

Я уточнил, какие именно Зубков имел в виду дела. Может, дело Пантелеймона Пономаренко из 98-й описи 5-го фонда РГАНИ? Зубков признался, что хотел бы понять причины моего интереса и к этому делу. Мне, правда, осталось непонятным, почему я, чтобы удовлетворить любопытство секретчика, должен был бросить свои исследования, выходить в коридор и растолковывать специалисту по режиму, что вообще-то Пономаренко – легендарная фигура и что без него невозможно понять, как осуществлялось руководство в Великую Отечественную войну партизанским движением. Кстати, разве кто-то у нас уже запретил изучать подвиги героев? Я вынужден был напомнить Зубкову, что в РГАНИ год назад все материалы, касавшиеся Пономаренко, из 98-й описи без каких-либо ограничений выдавались иностранным гражданам, а вот россияне до сих пор получить их не могут, ибо так почему-то пожелала главный хранитель РГАНИ Наталья Емельянова.

Увы, мой рассказ о подвигах Пономаренко Зубкова не впечатлил. Он признался, что в истории мало понимает и что вообще темы исследований историков ему не интересны. А зачем тогда отрывать народ от работы с документами в читальном зале? Как выяснилось, такое задание Зубкову дал его непосредственный начальник – директор РГАНИ Игорь Пермяков. Но Пермяков при этом не растолковал Зубкову, что вообще-то существует этика отношений архивного начальства с историками и что неожиданные солдафонские допросы, да ещё в коридорах, – не лучший способ выяснения сути накопившихся в архиве проблем.

Поскольку Зубков всё-таки оторвал меня от работы, я вынужден был ему рассказать, что в РГАНИ сложилась ненормальная ситуация, и показал это на примере с делом Пономаренко. Ведь ещё 5 мая 2023 года начальник одного из управлений Росархива Андрей Ефименко письменно сообщил, что после скандала с выдачей материалов иностранцам с одновременным отказом в доступе к этим же материалам россиян была произведена по указанию архивного начальства оцифровка документов о Пономаренко, датированных по 1947 год включительно, и с ними любой желающий может в любое время ознакомиться в читальном зале РГАНИ. 28 ноября 2023 года то же самое письменно подтвердил и заместитель руководителя Росархива Олег Наумов.

Цитирую Наумова:

«РГАНИ проинформировал Росархив, что отдельные документы из личного дела П.К. Пономаренко, которые были созданы до 1947 г. (т.е. по которым истёк 75-летний срок, установленный вышеуказанным Законом об архивном деле), выдавались в читальный зал [Это ложь, ибо иностранцам в 2022 году выдавалось для изучения всё дело Пономаренко – без каких-либо изъятий. – В.О.]. Вы также можете заказать доступные для ознакомления документы из этого дела в виде подготовленного электронного фонда пользования для ознакомления в читальном зале».

Последнее предложение Наумова – ложь. Ибо главный хранитель Емельянова, повторю, продолжает запрещать выдавать отечественным историкам даже фрагменты из дела Пономаренко.

Вот бы Зубков и выяснил, почему главный хранитель РГАНИ саботирует указания Росархива. Да что Росархива! Она целый год отказывалась выполнять распоряжение даже своего непосредственного начальника – Пермякова и не сообщала исследователям точное название этой 98-й – подчеркну: не секретной – описи, в которой указано дело Пономаренко. Видимо, Емельянова занимает должность не главного хранителя госархива, а выполняет функции самодурки.

После этого пришла моя очередь устроить расспрос Зубкову. Я спросил, в курсе ли он, как ещё несколько лет назад руководство РГАНИ работало в основном в интересах американцев: в частности, замдиректора архива Михаил Прозуменщиков передавал за океан документы по делам о расследовании убийства Сергей Кирова. Оказалось, что Зубков достаточно наслышан о той тёмной истории. Но даже он не знает, почему Прозуменщиков так и не был снят со своей высокой должности.

А ведомо ли Зубкову, что руководство РГАНИ годами прятало от исследователей рассекреченные фонды Брежнева, Суслова, Андропова и других руководителей КПСС? Что в начале десятых годов Прозуменщиков говорил историкам? Мол, большая часть этих фондов осталась на хранении в Администрации Президента России, а другая часть, переданная в РГАНИ, имеет суперсекретные грифы. Только после десяти или двенадцати походов к руководителю Росархива Андрею Артизову историки добились доступа к этим фондам. И что после этого выяснилось? Прозуменщиков всех годами цинично обманывал. Он берёг эти материалы даже не для себя любимого, а в первую очередь для очень денежного Германского исторического института. По сохранившимся листам использования архивных дел видно, что дирекция РГАНИ право первой ночи предоставляла исключительно немцам. Именно немцы имели первоочередной доступ к фонду Брежнева ещё задолго до его (этого фонда) официального представления публике. Россиянам же Прозуменщиков и его бывшая шефиня Томилина очень часто показывали лишь кукиш.

Всё то же самое повторилось и в последующем. Скажем, большинство дел из 44-й описи 4-го фонда с рабочими записями заседаний Секретариата ЦК КПСС за 1965–1975 годы комиссия рассекретила ещё в 2012 году, и через три месяца архив обязан был их выдавать всем желающим историкам. Но вплоть до начала 2019 года руководство РГАНИ эту опись держало в тайне. Как потом выяснилось, оно, начиная с середины десятых годов, вело переговоры с Германским историческим институтом по уступке прав на первую публикацию (до этого такие же переговоры велись по поводу издания рабочих и дневниковых записей Брежнева). А немцы просто так деньгами не разбрасывались. Видимо, они поставили перед дирекцией РГАНИ условие, что сами будут осуществлять контроль за комментариями. И теперь мы в вышедших под эгидой Германского института первых трёх томах с материалами Секретариата ЦК за 1965–1969 годы читаем утверждения комментаторов, будто Брежнев и все члены Политбюро были законченными идиотами. А кто тогда сделал нашу державу великой? Безмозглые дураки? Короче, руководство РГАНИ готово было, видимо, всё что угодно сделать за немецкие деньги. Или не совсем всё?

К слову: дирекция РГАНИ даже после обнародования факта существования 44-й описи продолжала утаивать из него самое первое дело. Как объясняли сотрудники РГАНИ доверчивым исследователям, якобы это дело от первой до последней страницы осталось на секретном хранении в Администрации Президента и в их архив не передавалось. Но это оказалось ложью. Данное дело потом практически полностью, за исключением двух страничек, вошло в выпущенный в 2021 году под грифом немцев сборник.

Так кого же Зубков должен был допрашивать? Пока одно могу сказать: не там он ищет врагов. Пусть Зубков получше всмотрится в прошлые и нынешние составы дирекции РГАНИ. Глядишь, и обнаружит среди своего начальства если и не прямых американских шпионов, то уж точно – агентов влияния Запада.

 

2. Таинственная 80-я опись,

или Подробности травли великого философа Зиновьева

 

В открытой российской печати 80-я опись замелькала ещё в начале лихих 90-х годов. В частности, журнал «Источник» печатал из неё рабочие записи заседаний Политбюро ЦК КПСС второй половины 60-х годов прошлого века, на которых обсуждались вопросы об идеологии и Сталине. Несколько ссылок на эту опись давал в сборнике документов о Солженицыне «Кремлёвский самосуд» сотрудник президентского архива Александр Степанов. Однако подробности об этой описи нигде не приводились.

Знающие люди говорили, будто под 80-й описью Кремль в своё время зашифровал Особую папку Политбюро, к которой в «застойное» советское время имели доступ Леонид Брежнев, заведующий общим отделом ЦК Константин Черненко, его первый заместитель Клавдий Боголюбов и ещё несколько человек. Те же люди утверждали, будто в 1992 году все дела из этой описи были по указанию тогдашнего зампреда правительства РФ и министра печати Михаила Полторанина официально рассекречены, однако в начале «нулевых» годов очередной руководитель Росархива Владимир Козлов потребовал вновь наложить на все материалы табу.

Однако пару лет назад в разных изданиях вновь стали появляться ссылки на эту таинственную опись. А в начале 2023 года главный архивный начальник Андрей Артизов презентовал читающему миру толстенный сборник из 242 документов «Об историческом единстве русских и украинцев», в который попали и материалы из дел 880 и 881 интересующей российских историков описи. Но, несмотря на выход такого фолианта, руководство РГАНИ всё лето 2023 года заявляло, что в их архиве такой описи нет. Как быть? Я, не долго гадая, пошёл к Артизову и припёр его к стенке. И что выяснилось? Во всё оказался виноват директор РГАНИ Пермяков. Это он, игнорируя указания Росархива, категорически не захотел, чтобы россияне приобщились к рассекреченным тайнам Кремля и конкретно Брежнева.

Сопротивление Пермякова удалось сломить лишь 14 декабря 2023 года. Наконец историки получили в руки 80-ю опись, точнее её ошмётки. Вместо 968 пока в ней указано всего 30 дел. 88 дел в РГАНИ так и не поступили. А 850 дел якобы продолжают числиться на секретном хранении.

Я пока смог бегло пролистать лишь 8 дел. И что сразу бросилось в глаза? Все эти дела были рассекречены в 2018–2019 годах, а значит, ещё четыре года назад по закону их обязаны были выдавать исследователям. Почему же дирекция РГАНИ всё это время грубо нарушала действующие архивные правила? Или она и в этом случае берегла важные архивные материалы исключительно для своих партнёров из Германского исторического института?

Остановлюсь на одном из тридцати ныне доступных дел, значащихся в 80-й описи. Это дело 626-е, целиком посвящённое выдающемуся философу Александру Зиновьеву. Оно было начато и закончено 15 ноября 1976 года.

Спровоцировал это дело выход 7 августа 1976 года в Швейцарии на русском языке великой книги Зиновьева «Зияющие высоты». Агенты Лубянки оперативно один из экземпляров работы философа переправили в Москву. Прочитав его, исследователи в штатском ахнули. Выяснилось, что Зиновьев скептически относился к марксизму и ратовал за иные, отнюдь не ленинские подходы к общественным наукам.

15 ноября 1976 года председатель КГБ Юрий Андропов направил в ЦК КПСС двухстраничную записку «Об антисоветской деятельности доктора философских наук Зиновьева А.А.

«О Зиновьеве, – сообщил главный чекист, – известно, что он родился в рабочей семье, участник Великой Отечественной войны, награждён орденом Красного Знамени и медалями. После демобилизации в 1946–1951 годах обучался на философском факультете МГУ. С 1954 года работает в Институте философии по теме «Логика высказываний и теория вывода». В 1965–1976 годах преподавал по совместительству в МГУ, утверждён в звании профессора. Опубликовал несколько научных работ и статей. Обращает на себя внимание оценка Зиновьевым концептуального содержания своих работ: «…Я всё-таки ввёл в советскую философию немарксистскую литературу, разработал совсем немарксистскую концепцию, пакостил всё-таки основательно» (РГАНИ, ф.3, оп.80, д.626, л.3).

К своей записке Андропов приложил шестистраничную аннотацию на работу Зиновьева, которую подготовило руководимое Филиппом Бобковым 5-е управление КГБ, а также швейцарское издание книги.

Кстати, в чём отличие этого издания? Редакторы указали все прототипы, с которых Зиновьев списал своих персонажей. На второй странице обложки они сообщили:

«Под «прозрачными» (как в комедии XVIII века) псевдонимами угадываются Солженицын (Правдец), Евтушенко (Распашонка), Синявский (Двурушник), Галич (Певец), некоторые советские философы и, в первую очередь, скульптор Неизвестный (Мазила) – настоящий сократический герой этого долгого диалога, тянущегося под сенью Системы».

Реакция партаппарата на записку Андропова была мгновенна. Уже 23 ноября 1976 года секретарь ЦК КПСС по пропаганде Михаил Зимянин доложил Михаилу Суслову:

«Московскому Горкому КПСС (тов. Макееву В.Н.) поручено поставить на обсуждение парторганизации Института философии АН СССР вопрос о преступном поведении Зиновьева А.А., дана необходимая информация» (РГАНИ, ф.3, оп.80, д.626, л.1).

К чему привели эти спущенные сверху обсуждения, общеизвестно: буквально через неделю, 2 декабря 1976 года Зиновьева исключили из КПСС, затем уволили из института, а в августе 1978 года его выслали из страны и потом лишили советского гражданства.

Теперь ещё раз задамся вопросами: что всё постсоветское время в данном деле могло составлять тайну? Экземпляр швейцарского издания «Зияющих высот»? Но это издание есть также в Ленинской библиотеке, и там оно давно всем выдаётся. Какие-то важные секреты оставались в записке Андропова или в сообщении Зимянина? Вроде нет.

Тем не менее, в РГАНИ вплоть до 14 декабря 2023 года отказывались выдавать исследователям это дело. Разве это не преступление перед исторической наукой?

Я коснулся здесь лишь 80-й описи. Но, похоже, таких якобы таинственных описей находится в РГАНИ десятки или даже сотни. И историки узнают о них совершенно случайно. Скажем, осенью 2023 года вдруг проговорился на телеканале «Россия» руководитель Росархива Андрей Артизов. Он в своём интервью сослался уже на 66-ю опись 3-го фонда. И вновь в РГАНИ тут же стали уверять, что они ничего об этой описи не знают. И сколько надо потратить лет жизни, чтоб добиться от Артизова и Пермякова выдачи рассекреченных дел из 66-й описи? Или проще этих Артизова и Пермякова выгнать из архивной отрасли с волчьими билетами?

Маленькое отступление. В самый канун 2024 года стало известно, что Пермяков устно распорядился ни под каким предлогом не выдавать рассекреченные дела об академике Сахарове из 80-й описи. Почему? Злые языки говорят, что директор РГАНИ испугался: а вдруг в листах использования остались росписи о получении в разные годы этих дел (когда 80-я опись якобы находилась на секретном хранении) Прозуменщиковым и его коллегой Ириной Казариной. Ведь не случайно иноагенты не так давно поместили особую благодарность этим архивистам в сборнике «Объект наблюдения: КГБ против Сахарова». Напомним: в своё время Прозуменщиков уже был пойман на несанкционированной передаче американцам ранее не публиковавшегося в России массива документов о расследовании убийства Кирова. Впрочем, и без злых языков какие-то вещи уже вскрылись. Пока Пермяков прятал от россиян 80-ю опись, зав читальным залом РГАНИ Людмила Российская организовала копирование из неё ряда документов (правда, не известно для кого). Все сейчас гадают: для кого всё-таки Российская так старалась? Неужели для Германского исторического института? Или для наших доморощенных иноагентов? Вот, что следовало бы выяснить сверхэнергичному помощнику Пермякова – секретчику Зубкову!

 

3. Правовой вакуум,

или Разруха в головах руководства Росархива

 

Рассказывая о 80-й описи, я мельком упомянул, что из 968 дел, если верить сотрудникам РГАНИ, 850 ещё не рассекречены, а значит, историкам по-прежнему недоступны. Но в том-то и дело, что в РГАНИ мало кому можно верить, особенно в дирекции.

Судите сами. Руководитель ведомства Артизов совершенно спокойно публикует материалы из 880-го и 881-го дел 80-й описи. А историкам в РГАНИ никакие документы из этих дел до сих пор не выдаются. Исследователям говорят: они полностью находятся на секретном хранении. Но это ложь. Как выяснилось, 880-ое и 881-ое дела частично рассекречены, и те части, которые уже не содержат гостайн, обязаны предоставляться для изучения всем желающим. Повторю: обязаны. И для таких случаев архивными правилами предусмотрены сроки выдачи документов. Историки имеют право получить их после оформления заказа не позднее, чем через десять рабочих дней. Но никак не через месяцы и тем более не через годы.

К слову: эта проблема не нова. Я лично несколько раз поднимал её на своих встречах с Артизовым ещё в 2014 году. Но главный архивный начальник тогда придумал красивую отмазку. Мол, налицо – правовой вакуум. Что это означало? С одной стороны, архивное дело вроде и есть, а значит, оно должно быть указано в соответствующей описи. А с другой стороны, в нём остались какие-то нерассекреченные листочки, и поэтому архивисты якобы вправе не сообщать исследователям название этого дела. К чему такая позиция привела на практике? Проиллюстрирую это на примере 205-го дела из 61-й описи 3-го фонда.

Начальник управления Росархива Андрей Ефименко 23 сентября 2022 года письменно сообщил:

«Опись 61 фонда 3 не является полностью секретной, так же как и дело 205 из этой описи. Ознакомление с несекретными документами из дела 205 возможно».

А вот позиция директора РГАНИ Игоря Пермякова. 9 декабря 2022 года он письменно заявил:

«Дело 205 описи 61 фонда 3 является секретным».

И кому верить? Или это и есть то, что Артизов называет правовым вакуумом? А может, это в головах архивного начальства полная разруха (помните бессмертную фразу из произведения Михаила Булгакова)?

Кстати, как долго Артизов намерен решать проблемы правового вакуума? Или он и не собирается этим заниматься? Пока из-за его бездействия историки лишены возможности аргументированно разоблачать преступления бандеровцев и оперативно отвечать на нападки западных русофобов. Сошлюсь на личный пример.

Я несколько лет потратил на то, чтоб проследить по документам, когда, кто и как в Прибалтике нагнетал после Второй мировой войны антирусские настроения и гнал против России волну. Одновременно меня интересовал вопрос: замечала ли попытки прибалтийских русофобов Москва и, если да, то как она на это реагировала. Изучение архивов вывело меня на несколько драматических инцидентов, случившихся в Латвии в 1959 году. Кое-что по данной теме я нашёл в рабочих записях Президиума ЦК КПСС за 1959 год. Но по ним получалось, что вскрылись антирусские настроения в руководящих кругах Латвии случайно, а в Кремле организацией отпора русофобам занимался прежде всего секретарь ЦК Нуритдин Мухитдинов. Но я сильно сомневался, что в реальности всё обстояло именно так. И поэтому я стал добиваться в РГАНИ доступа к фонду Арвида Пельше и к материалам 61-й описи 3-го фонда с документами о республиканских парторганизациях.

Сначала расскажу, как обстояло дело с фондом Пельше. В РГАНИ наличие этого фонда признали лишь в 2016 году. Как выяснилось, на тот момент этот фонд не содержал ни одного секретного листочка. Тогда почему же он скрывался от исследователей? Потому что дирекция РГАНИ, видимо, искала, кому из зарубежных партнёров его можно было повыгодней впарить (сознательно не употребляю слова «продать»).

Хорошо помню свои беседы с тогдашним главным хранителем архива Иваном Шевчуком. Я тогда услышал, будто мне нечего совать нос в фонд Пельше, ибо я там ничего интересного для себя не найду. Представляете: архивный функционер всё хотел за меня решить. Но справедливости ради надо заметить, что Шевчук не пускал никого в фонд Пельше не потому, что хотел утаить какую-то информацию, а просто ему было лень производить научно-техническую обработку хранившихся там дел. Я не принял его отмазку и стал теребить руководителей РГАНИ. В итоге Шевчука уволили, а заместитель руководителя ведомства Олег Наумов письменно поклялся сделать доступным фонд Пельше не позднее декабря 2019 года. Однако приведённая Премяковым в РГАНИ на место Шевчука Емельянова сразу взяла курс на саботаж.

Информация о наличии фонда Пельше была немедленно с сайта архива убрана, и вновь её разместили лишь через три года. Но даже после этого Емельянова категорически отказалась выдавать исследователям дело за номером один.

Я могу чисто теоретически допустить, что в этом деле остались какие-то пока ещё не подлежащие оглашению факты о службе Пельше в ВЧК в 1918 году. Но какие секреты могут содержать удостоверения об избрании Пельше делегатом на партсъезды?! Кстати, Росархив устами Ефименко 30 декабря 2022 года письменно утверждал: «Дела № 1 и № 2 рассекречены частично». Давались обещания оцифровать и выдавать для изучения некоторые материалы из дела № 1. Но мало ли что Росархив обещает! Слова Артизова и Наумова – не указ для амбициозной Емельяновой, считающей себя владычицей всего российского архивного дела.

Так и не получив доступа к делу № 1 из фонда Пельше, я стал добиваться выдачи целого ряда дел из 61-й описи 3-го фонда. Но в РГАНИ на протяжении нескольких лет отвечали, что нужные мне дела якобы у них отсутствуют.

Так и не получив от дирекции РГАНИ какой-либо помощи, я по имевшимся у меня материалам написал статью о русофобских атаках целого ряда руководителей Латвии в период с 1956 по 1959 год. Статья у меня вышла в декабре 2023 года. А в день выхода моей статьи вдруг проснулось архивное начальство, и наконец я получил заказанное ещё год назад 194-е дело.

Как оказалось, первым в Кремле на высокопоставленных латышских русофобов обратил внимание ещё весной 1959 года главный идеолог Компартии Михаил Суслов, но он, чтобы вскрыть гнойник, не мог сразу раскрыть все карты и вынужден был не всегда идти прямо, а действовать окольными путями. И в том, что в конце 1959 года осиное гнездо в Латвии было существенно разрушено, не последнюю роль сыграл как раз Суслов. А почему же дирекция РГАНИ так упорно не хотела, чтобы я докопался до истины, и годами скрывала важные документы?

Позже я услышал объяснение. В 194-м деле отложилась трёхстраничная по латышским делам записка Никиты Хрущёва, датированная летом 1953 года. Кто-то посчитал, что эта записка бросила тень на бывшего советского вождя, и её засекретил, хотя каких-то гостайн в ней нет. То есть мы вновь имеем дело с правовым вакуумом? Или всё-таки с безмозглостью и произволом архивных дельцов?

Впрочем, я не буду сейчас спорить о нынешнем статусе трёхстраничной записки Хрущёва: секретна она или нет. Допустим, что до сих пор секретна. Но как можно из-за трёх страничек закрывать для исследователей всё дело, в котором почти двести листов, и не указывать его в описи?

Смотрите, что получается. Росархив регулярно докладывает руководству страны, что ежегодно происходит рассекречивание тысяч и тысяч архивных листов. И это верно. А в чём ложь? Враньё заключается в том, что к подавляющему числу рассекреченных документов историки по-прежнему не имеют доступа. Архивное начальство, зная о наличии оставшихся в делах двух нерассекреченных страничек, продолжает скрывать факт существования в архивах самих этих дел. А значит, оно таким образом дезинформирует Кремль. И как долго это будет продолжаться?!

Да только за одно это Артизова вместе с его заместителями Наумовым и Юрасовым надо гнать из Росархива! Пока они будут сидеть на своих местах, нет никакой гарантии, что историки получат для изучения все рассекреченные дела об антирусских акциях бывших украинских руководителей, которые хранятся в уже упоминавшейся 80-й описи.

 

4. Что считать персональными данными?

 

Вообще архивное начальство очень удобно устроилось. Если оно что-то не хочет выдавать историкам (или бережёт для денежных заказчиков с Запада), то будет упираться до последнего. А отмазка у него такая: заказанные историками дела содержат или персональные данные, или чувствительную для ряда людей информацию. Чиновники советуют ждать, когда пройдёт 75 лет после смерти интересующих историков персон. Другими словами, они предлагают приступить к изучению и написанию подлинных биографий Брежнева, Андропова, Черненко и Горбачёва не сейчас, а в середине или даже в конце 21 века. А кто из нас доживёт до 2080 или 2090 года? Или Артизов считает, что все мы бессмертны, и у него уже есть соответствующий эликсир?

Но при этом в том же РГАНИ большая часть законов не соблюдается. Возьмём хранящееся в 3-м фонде Политбюро (опись 62) дело Феликса Дзержинского. Когда железный Феликс скончался? В 1926 году. Значит, все документы о нём архив обязан выдавать, начиная с 2001 года. Но уже 2023 год закончился. А попробуйте в РГАНИ получить это дело. Не получится. В описи оно значится как дело ограниченного доступа. А кто и почему так решил и на основании какого закона? Этого вам никто не скажет.

А почему Пермяков с Емельяновой вдруг ограничили доступ почти ко всем делам из фонда 13, в котором содержатся материалы к заседаниям Бюро ЦК КПСС по РСФСР? Главное – материалы к заседаниям Секретариата ЦК КПСС заказывать можно, а к Бюро – нельзя. Я, например, уже несколько месяцев не могу получить дело 380-е из 2-й описи этого фонда. А без этого дела невозможно написать полную историю знаменитого альманаха «Тарусские страницы». Парадоксальность ситуации в чём? Мне удалось по архивным шифрам заказать из этого дела ксерокопии нескольких листочков. Но вот сверить листочки даже не с подлинниками, а со снятыми на микроплёнку материалами архив не позволяет. Что за дичь?! При этом в информационном листке к заказу руководство РГАНИ так объясняет причину отказа в выдаче дела: отсутствие страхового фонда и фонда пользования. Но это ложь. Откройте 2-ю опись на бумажном носителе. Там напротив всех дел проставлены отметки о наличии страховых фондов. Зачем же так очевидно врать?

Но не надейтесь на этот или какой-то другой вопрос получить в РГАНИ вразумительный ответ. Позиция Емельяновой такая: ни она, ни кто-либо другой в архиве не обязаны что-либо пояснять или комментировать исследователям, и только руководство будет решать, кого и к чему допускать. Но не самодурство ли это?

Осенью 2023 года вышестоящее начальство наконец заставило Емельянову выставить в читальный зал 20-ю опись 6-го фонда с целым рядом дел Комитета партийного контроля при ЦК КПСС. И тут же эта Емельянова ограничила доступ к делу бывшего секретаря Леонида Брежнева – Геннадия Бровина. Почему? Архив разрешил историкам знать о махинациях и прочих прегрешениях бывших руководителей Комитета молодёжных организаций и ЦК ВЛКСМ и поместил все материалы обсуждения комсомольских пьянок в сборник о Секретариате ЦК КПСС за 1968 год, а на рассекреченные бумаги о проделках Бровина наложил лапу. Почему? Похоже, мы вновь сталкиваемся в РГАНИ с двойными стандартами.

И не надо прикрываться персональными данными. Мы помним, как те же Пермяков и Емельянова, когда работали в Центральном архиве Министерства обороны, всячески мешали людям изучать подвиги своих родных, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Они ссылались на свою страшную занятость и отказывались сообщать внукам героев, где храбро воевали их деды и за что конкретно фронтовики получали высокие звания Героев Советского Союза. Но потом военное руководство поставило вопрос ребром, и Пермяков с Емельяновой всё-таки вынуждены были организовать оцифровку материалов из личных дел участников войны и выставить документы на сайтах. Под давлением сверху они быстро нашли варианты, как без нарушения закона о персональных данных увековечить память о фронтовиках. А почему сейчас Пермяков с Емельяновой так противятся изучению историками политических биографий советских руководителей? Чем объясняется их нынешнее вредительство?

 

5. Тайные папки Политбюро о Шолохове будут оставаться недоступными.

Видимо, это кредо РГАНИ

 

Другая загадка. Как руководителями Росархива, а также РГАНИ могли стать люди, абсолютно не разбирающиеся в юриспруденции и в азах бухгалтерского учёта? В 2023 году на серьёзные пробелы в этих сферах деятельности архивного ведомства указала Счётная палата России. Но аудиторы так и не докопались до первопричин многочисленных финансовых и хозяйственных нарушений в Росархиве.

А ведь вопросы некомпетентности наших архивных чиновников в финансовой и других сферах были поставлены ещё в конце 2014 года.

Напомню события десятилетней давности. Заканчивался год культуры. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко собрала на последнее заседание оргкомитет, а потом провела в коридоре Минкультуры импровизированную пресс-конференцию. Я задал вопрос о беспрецедентных тарифах Росархива на платные услуги (на тот момент стоимость одной ксерокопии в архивах составляла более 40 рублей, когда в библиотеках брали лишь 5 рублей, но с тех пор архивы повысили цены ещё в несколько раз). Матвиенко ахнула, но тут же ситуацию пообещала урегулировать зампред российского правительства Ольга Голодец, она даже назначила ответственным за решение вопроса сотрудника своего аппарата некоего Волохова. Однако спустя месяц Волохов дал понять, что такой ерундой он заниматься не будет. Отказался давать ход этому делу и руководитель личного секретариата Голодец – Владислав Бессарабов. Ну а потом Голодец, столько напортачив в культуре, слиняла в Сбербанк под крыло Германа Грефа.

Позже попытался обуздать аппетиты Артизова советник Матвиенко – историк Александр Дегтярёв. Этот чиновник по собственному опыту знал, как важно исследователям всегда иметь под рукой копии архивных документов. Ему хорошо были известны и скромные доходы историков. Дегтярёв надеялся с помощью Матвиенко вернуть тарифы на ксерокопии до 6–7 рублей за лист. Но он не успел: умер.

Начальник же управления Росархива Ефименко отписался в правительство: мол, архивный документ – это не растиражированная в тысячи экземпляров книга, отсюда и такие заоблачные цены на его ксерокопирование. Но, во-первых, это лукавство. И это ещё мягко сказано. Часть подлинников имеют страховые фонды и электронные копии, они давно сняты на микроплёнки, то есть находятся далеко не в единственном экземпляре, а архивы и за ксерокопии с микроплёнок берут сейчас до 180 рублей за страничку. Каково?!

Второе. Всему есть предел. Сколько раз общественность требовала от Ефименко представить расчёты на платные услуги. Он отказывается. А почему? Видимо, чтобы скрыть сверхприбыли. Смотрите, себестоимость одного листочка ксерокопии не превышает двух (в некоторых случаях трёх) рублей. А архивы берут, напомню, до 180 рублей. Где ещё такая рентабельность в несколько тысяч (!) процентов?

И третье. А где льготы для Героев России, участников СВО и пенсионеров? Артизов открыто заявляет, что не будет идти на поводу у ветеранов. Так, может, его за такую антинародную политику пора перевести с полумиллионной зарплаты на оклад в 25 тысяч рублей?

Кстати, а куда прибыль идёт? На что она тратится? Похоже, в основном на сумасшедшие премии архивному начальству (а рядовые сотрудники архивов по-прежнему за свою работу получают сущие копейки).

С платными услугами в наших архивах вообще беда. Судите сами. Скажем, директор РГАНИ Пермяков теперь прежде чем оформить заказ на ксероксы, берёт тайм-аут чуть ли не на целый месяц для того, чтобы собрать какую-то комиссию. Потом ему нужна пара недель для подписания договора. А затем он устанавливает ещё один срок – в один месяц – на изготовление самих ксерокопий. И при этом Пермяков не гарантирует, что ксерокопии будут сделаны не криво. Выдавая в итоге почти через три месяца после обращения некачественные ксерокопии, он оправдывается, что его сотрудники – неумёхи. А кто ему мешает принять на работу профессионалов?

К слову: в заключаемых договорах РГАНИ много лет не прописывает ни виды услуг, ни даже цены (ау, где вы, наши юристы?!). И непонятно, что входит в стоимость заказа. К примеру, весной мне срочно понадобились сканы ряда документов из фонда М.А.Суслова. Мне предложили за каждый скан заплатить сто сорок четыре рубля и ждать месяц, поэтому я вынужден был оформить сверхсрочный заказ со сроком исполнения три рабочих дня (по прейскуранту – четыреста тридцать два рубля за один скан). Согласитесь: это сумасшедшие деньги. Но, во-первых, Пермяков за три дня так ничего и не сделал. Мы с ним бодались за мои же деньги два с лишним месяца. Наконец мне записали на мою флешку сканы, а распечатку этих сканов на бумаге я так и не получил. За распечатку каждого листочка с меня потребовали дополнительно 183 рубля. Как это называется? Я нахожу одно слово: грабёж. И кто-нибудь ответил за этот беспредел? Были возбуждены уголовные дела? Нет. Но, видимо, именно за такой беспредел начальник управления Росархива Андрей Ефименко, рассылающий отписки на бланках Артизова за своей подписью, получил благодарность Путина. Это ли не подстава нашего национального лидера?!

По закону любое учреждение, оказывающее платные услуги, обязано иметь кассовый аппарат для оплаты заказа наличными и соответствующий терминал – для оплаты банковскими картами. Но, напомню, для Пермякова закон не писан. И в этом его полностью оправдывает высшее архивное начальство. Некто Александр Грошев пишет, что Росархив в целях экономии бюджетных средств даже не собирается оснащать архивы банковскими терминалами и принимать к оплате банковские карточки. Вот такое у Грошева отношение к закону. А что скажут Роспотребнадзор, налоговая инспекция и прокуратура?

Кстати, года три назад главный юрист Росархива Зулькарнаев на полном серьёзе всем отписывал, что архивы, заключая письменные договора на оказание платных услуг, не обязаны скреплять эти договора печатями. И что? Зулькарнаева тут же за профнепригодность выгнали с работы? Конечно же, нет. Наоборот, его повысили и сделали заместителем Грошева.

Тут что уместно будет добавить? Росархив и РГАНИ дерут с наших историков баснословные деньги за ксероксы. Но одновременно архивное ведомство ежегодно не может полностью освоить выделяемые из бюджета на строительство архивного комплекса в Обнинске миллиарды. Счётная палата уже не раз по этому поводу направляла документы в разные инстанции. Аудиторы прямо говорили, что Артизов оказался неэффективным управляющим и хозяйственником. Ну и что? Артизова ведь до сих пор с позором никто не выгнал.

Ещё один вопрос. В том же РГАНИ невозможно понять, в каких случаях сотрудники архива оказывают историкам бесплатную помощь, а за какие советы надо платить, но по какому прейскуранту. Приведу пример. В разных описях я обнаружил два дела с неизвестными материалами о классике советской литературы Михаиле Шолохове. Сопоставляя номера на обложках этих дел, я понял, что должна быть ещё папка о Шолохове. Я даже нашёл инвентарный (или делопроизводительный) номер – 20-К/Ш 2-2 – и попросил руководство РГАНИ уточнить, как я его могу заказать. И какие получил ответы? Директор РГАНИ Пермяков 9 июня 2023 года сообщил: «РГАНИ не может подтвердить или опровергнуть наличие дела № 20-К/Ш 2-2 в составе архивных документов фонда 3. Указанный номер дела является делопроизводственным индексом по номенклатуре ЦК КПСС и по нему нет возможности установить архивный шифр единицы хранения». Так и хочется спросить Пермякова, а хотел ли он что-либо установить?

Напомню: заведующая одним из отделов РГАНИ А.Соколова в своё время утверждала, что в архиве когда-то имелись переводные таблицы, по которым легко можно было установить нынешние шифры старых архивных дел. Или эти таблицы с приходом в РГАНИ Пермякова оказались безвозвратно утерянными? А кроме того, есть ещё один способ уточнить информацию по интересующему меня делу: в многочисленных тематических и алфавитных каталогах архива, к которым историков архивное начальство ни под какими предлогами и близко не подпускает. И как быть?

Я пытался выяснить, возможно ли произвести поиск дела о Шолохове на платной основе. Но этот вопрос так и повис в воздухе. Мне намекнули: бросьте заниматься Шолоховым. А почему я должен так относиться к нашему национальному достоянию – к Шолохову?

Вообще, такое впечатление, что в РГАНИ готовы облизывать одних иностранных агентов. Откройте недавно изданный сборник документов о взаимоотношениях КГБ с академиком Сахаровым. Главные организаторы издания – организации-иноагенты. И кого они благодарят? Руководителей РГАНИ. Вот так: простым россиянам дирекция РГАНИ в помощи отказывает, но при этом готова с утра и до вечера обслуживать людей, которые охаивают мою Россию.

Я считаю: надо не от наследия Шолохова отмахиваться, а срочно избавляться от тех, кто практически развалил всю нашу архивную отрасль. Нужно не орден Александра Невского вручать Артизову, а возбуждать против него уголовные дела. Но услышат ли меня в Кремле?!

 

6. Так кто же «крышует» некомпетентное руководство Росархива

 

Вопрос на засыпку: а в верхах вообще знают о том, какой беспредел творят руководитель Росархива Артизов и директор РГАНИ Пермяков? Или там все пребывают в счастливом неведении?

Понятно, что про первых лиц Росархива говорить даже не стоит. Ну сколько раз народ уличал в публичном вранье Андрея Ефименко. Многие обвинения звучали в присутствии Артизова. И что? Коллега Ефименко по Росархиву – Грошев – сообщил, что архивное начальство вполне довольно Ефименко и служебную проверку его деятельности проводит не намерено. А почему? Не потому ли, что в ходе проверки может такое вскрыться, что мало никому не покажется и всех архивных начальников придётся отдавать под суд?

Бесполезно взывать и к Общественному совету Росархива, который возглавляет странный академик Ефим Пивовар (о нём известно, что он за всё переживает, но ни за что конкретно не отвечает). В этом органе общественники отсутствуют, есть лишь пенсионеры, причём большая часть из них в той или иной степени зависит от Артизова. Этот совет правильнее именовать карманной группой, обслуживающей интересы архивного начальства. Он крайне далёк от насущных проблем архивной отрасли.

Поэтому начну с правительства. Весной 2023 года со мной связалась замначальника департамента культуры аппарата российского правительства Карина Щербак и сказала, что меня зовёт к себе на беседу по архивным проблемам её шеф Денис Молчанов. Однако в последний момент Щербак дала отбой. Что случилось? Молчанов передумал вникать в причины отсталости архивной отрасли или кто-то на него сильно надавил: мол, не стоит мешать Артизову разваливать архивное дело. Я пытался найти ответ у руководителя аппарата правительства Дмитрия Григоренко, но пока безуспешно. Один его сотрудник С.Костянов не захотел докладывать начальству о неподобающем поведении Карины Щербак. Другая сотрудница – А.Аничина – и вовсе опустилась, по нашему мнению, до шантажа и угроз. Она взяла на себя смелость заявить, что аппарат правительства больше не будет реагировать на тот беспредел, который творит Росархив, и не станет организовывать встречи представителей гражданского общества с зампредом правительства Татьяной Голиковой. А кто ей дал право самолично определять стратегию архивной отрасли и скрывать важную информацию от первых лиц страны? Вопрос к председателю правительства Михаилу Мишустину: так на кого же работает сотрудница правительственного аппарата Аничина – на величие России или на бандеровцев? Неужели эта Аничина тоже, как и нынешнее руководство Росархива, не хочет, чтобы страна узнала всю правду о преступлениях укронацистов? Надо ли понимать, что она тоже выступает за сокрытие от историков рассекреченных архивных документов? Так кто же всем этим, работающим в аппарате российского правительства – Костянову, Щербак и Аничиной – хорошенько прочистит мозги?!

Не всё понятно с законодательными органами и политическими партиями. Весной 2023 года неожиданно для меня вопиющими беспорядками в архивном деле заинтересовался руководитель аппарата фракции «Единая Россия» в Госдуме Максим Жаворонков. Возможно, его пронял доклад депутатки из Твери Юлии Сарановой. Эта весьма энергичная женщина была просто шокирована, когда узнала о введённом Артизовым прейскуранте на архивные услуги, которым не предусмотрены скидки даже для участников СВО. Саранова призналась, что как депутат получает немало – до полумиллиона рублей в месяц, – но даже она не в состоянии оплачивать ксерокопии по 183 рубля за листочек.

Моя личная встреча с Жаворонковым состоялась летом. Меня заверили что партия «Единая Россия» и депутатский корпус в Госдуме сделают всё, чтобы навести в Росархиве хотя бы элементарный порядок. Однако вскоре чиновник с радаров пропал. И лишь под конец года его начальство сообщило, что оно получило информацию, будто архивным делом занялась прокуратура.

Доля истины в этой информации есть. Но давайте посмотрим, что предприняли правоохранители. Сотрудник прокуратуры Москвы некто Ф.Николаев, по сути, отказался выяснять, почему РГАНИ регулярно плюёт на законы, и предложил жить по понятиям. Да, да: именно по понятиям. Судите сами: закон требует выдавать материалы из частично рассекреченных архивных дел в срок не позднее чем через десять рабочих дней после их заказа. А что предлагает прокурор Николаев? Ждать какой-то очереди, не прописанной ни в каких правилах. Это ответ юриста или необразованного дворника?

Этот прокурорский работник Николаев 2 июня 2023 года уверял: «Дело 194 по описи 61 из фонда 3 электронным способом заказать не представляется возможным, так как оно имеет ограничения в доступе». Но знал ли Николаев, что это дело нельзя в РГАНИ заказать и на бумажном бланке? Пермяков официально запретил принимать заказы дел по-старому, на бланках. И как быть? А никак, считают в архиве. По их мнению, нечего историкам что-то заказывать и совать нос туда, куда Пермякову не выгодно подпускать исследователей. Позиция архива: никого к таким делам и близко не подпускать. И прокурор Николаев вместо того, чтобы привлечь Пермякова к ответственности за явное нарушение закона, всячески выгораживает вредителя. Так кому служит прокурор Николаев: закону или коррупционерам? Фракция «Единая Россия» в Госдуме молчит.

Тот же Николаев 2 июня 2023 года умудрился сообщить две взаимоисключающих информации: в одном предложении он заявил, что дело 253 по описи 5 из фонда 100 отсутствует в описях, а в другом – указанное дело «находится на открытом хранении и доступно для заказа». И чему верить?

Я коснулся только 253-го дела. Но Пермяков уже год как не выдаёт и дело 259 по описи 5 из фонда 100. Игнорирует он и десятки других заказов. А Николаев пытается такого злостного нарушителя закона всячески оправдать. Какой добренький у нас правоохранитель!

Странно, что генеральный прокурор страны Игорь Краснов до сих пор с треском не уволил этого Николаева за профнепригодность. И что – руководство фракции «Единая Россия» в Госдуме, в которое входит уважаемый генерал Владимир Васильев, предлагает ждать, когда очередной Николаев на бланке прокуратуры предложит перенести вопрос о выдаче 253-го, 259-го и целого ряда других дел на 2030-й или на 2040-й год?

Свои заморочки оказались и у Администрации Президента России. Общеизвестно, что в Кремле и на Старой площади Росархив курирует Управление информационно-документационного обеспечения. Раньше это подразделение возглавлял Сергей Осипов, которого несколько лет назад поймали на «сливе» важных материалов чужакам. Газета «Завтра» осенью 2019 года назвала этого подлого чиновника «кротом». Похоже, именно Осипов много лет и уводил Артизова от ответственности. Теперь данным управлением руководит Антон Фёдоров. Но попробуйте к нему пробиться. Пока удалось раздобыть лишь телефоны его приёмной. А секретарша говорит, что соединит со своим боссом только если поступит указание от руководителя президентской администрации Антона Вайно. А как выйти на Вайно?

Я попросил помощи в официальной приёмной нашего Президента на Старой площади. Начальник одного из департаментов управления по приёму граждан Иван Калина только посмеялся над моей наивностью. Он объяснил мне установленные Вайно порядки. Все обращения, которые касаются архивов, администрация Президента сама не рассматривает и уж, конечно, Президента ни с чем не знакомит, а сразу всё направляет Артизову.

Получается, что кто-то в верхах заинтересован в том, чтобы Росархив был выведен из-под любой критики, а Артизов остался неприкасаемой фигурой (также как и некий Сергей Мироненко, который несколько лет назад с пеной у рта заявлял, что не было никакого героического подвига 28 панфиловцев). Но тогда назовите имена тех, кто столько лет покровительствует человеку, который развалил архивное дело. Страна должна знать, кому мы обязаны беспределом в Росархиве и РГАНИ.

Я убеждён, что «крышует» архивных мафиози и некомпетентных архивных начальников очередной «крот», типа уволенного года три назад из Кремля Осипова. Так давайте вычистим Кремль и Старую площадь от последних крыс! Уверен, наш национальный лидер Владимир Путин нас всех в этом деле только поддержит. Нам всем – и Путину тоже – нужна великая Россия, имеющая героическое прошлое. И пусть никакие гадёныши не мешают нам изучать славную историю нашей страны и двигаться к победам. А в том, что Россия вновь победит, нет никаких сомнений.

 

3 комментария на «“Архивный детектив”»

  1. Повезло нам с архивами крупно:
    Рассекречено – но недоступно!

  2. Почитала статью. Посмеялась от души. Вячеслава надо на открытый микрофон отправлять.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.