Что вы сделали с писателями!

Правда ли, что Союз писателей превратился в бордель (к этому, похоже, склоняется секретарь СПР Николай Переяслов), в котором старики раздают друг другу премии?

Рубрика в газете: Вопль души, № 2020 / 21, 04.06.2020, автор: Виктор ВЛАСОВ (г. ОМСК)

Дорогая страна Россия, очень плохо живут писатели – врачеватели душ и воспитатели ума! Роются в помойках, спиваются, сходят с ума, практически погибают от безделья, подумывая о суициде. Главное – им не к кому обратиться. Они рассказывают о своём бедственном положении на страницах в социальных сетях, и если повезёт – в толстых журналах, газетах и на интернет-сайтах электронных СМИ. Умирает писательство, всецело предаётся забвению искусство, исчезает цензура – и растлевается культура. А разложение культуры обещает крах образованию и другим областям, важным для развития и работы человека. Нельзя забывать о тех людях, которые умеют и должны воспитывать остальных, иначе общество деградирует.


«Как же я им дам учебную дисциплину, если у них с начальной школы ценности перевёрнуты, – жалуется заслуженный учитель РФ Людмила Анатольевна Сергеева. Общий педагогический стаж у неё пятьдесят три года, полвека века отдала образованию. Сейчас она работает в школе № 99 – с углубленным изучением отдельных предметов. – Только малой части ребят интересны приобретаемые знания. Начиная с третьего-четвёртого класса, они с большим удовольствием черпают информацию из мобильного интернета. Я бы поощряла их игрой на «гаджете», но не позволяла бы им сидеть в нём постоянно. Я помню, что радостью для меня были книги, леденцы, прогулка на улице. Теперь у детей есть всё в неограниченном количестве! Я считаю, что систему ценностей и поощрений государство упустило в корне!»
Относительно молодой омский настоятель храма Святой Татианы о. Александр Алексеев верит, что дисциплина и работа способны вернуть духовность на круги своя, однако начать необходимо с возрождения культуры и системы ценностей. Образование – это не галочка в бланке, а общение с духовно-развитым человеком. Быть может, в будущем роботы и смогут заменить некоторые составляющие сфер жизни человека, но продублировать душу они будут не в состоянии, это точно.
Другой православный священнослужитель, гораздо моложе – о. Артемий Ахметшин уверен, что в ближайшую сотню лет Русская Православная Церковь не позволит искусственному интеллекту массово проникнуть в жизнь человека. Иначе… Есть замечательные примеры – художественные фильмы о том, как искусственный интеллект разрушает в человеке сам источник гуманности и великую драгоценность – душу. Перевод организма в некое количество байт откроет лишь возможность существовать дольше, но не чувствовать, проецируя уникальнейшие свойства характера, помноженного на темперамент. Люди скучают не за сгустком информации, не за совокупностью двигательных функций, им нужен живой и непредсказуемый потенциал с плотью и кровью, достигающий своего энергетического и логического предела. Почему героиня модного сериала «Чёрное зеркало» отказывается от представленного ей изделия – якобы совершенного человека-андроида, с множеством преимуществ. Потому что её не устраивает психическое состояние этого «спутника жизни»…
Жалуется мне заслуженный писатель – Николай Владимирович Переяслов, секретарь правления Союза писателей России. В обеих писательских организациях, пожалуй, каждый знает творчество этого автора.
«Нет литературы, Виктор, есть одни старые группировки, которые не могут действовать сообща, – пишет он мне по электронной почте. – Нет премий, а есть бордель, где старики договариваются между собой. Мало того, я никому не нужен в литературе и мои заслуги – тем более! Я ни одной книги не выпустил за государственный счёт, ни одной… получал премии… снова выпускал свои книги крохотным тиражом… Я только и делал, что доказывал себе: я – писатель!»
Я рассказываю с грустью об этом письме Николаю Васильевичу Березовскому. Он хватается одной рукой за лицо, а второй за стол, открывает рот, как больной, говорит ошалело: «Мама-дорогая! Коля Переяслов!.. жалуется на жизнь!.. Сколько публикаций и заслуг у этого человека!.. И никому не нужен, кроме супруги и детей, разумеется».
Потом Березовский и вовсе будто помешался. Он встал и пошёл по кухне, бормоча невразумительное о себе и других старых писателях, которые превращаются в ненужных литературе графоманов.
Написал я тогда – в шутку, разумеется, – где-то в интернете: мол, Н. В. Переяслов стал графоманом. А тот возьми и прочитай вскоре.
«Неужели, Виктор, ты считаешь меня графоманом!.. – пишет он мне на «электронку». – Утверждаешь, что я впустую работал все эти годы на литературу, на просвещение народа?»
Мне стыдно, правда. Обижаю хорошего человека-писателя, который помогал молодым, обсуждая их на литературных семинарах. Я представляю себя старым и дряхлым, ослепшим наполовину, и чтобы мне вдруг прислали что-то подобное:
«Ты, Витя, графоман! Зря написал и повесть «Красный лотос», и роман «Последний рассвет», зря вернулся из Америки и написал заметки «По ту сторону неба». А рассказы твои – позор!»
Надо сказать, что писатели опускаются морально и физически. Я знаю, что молодой поэт и прозаик Игорь Федоровский шастает по помойкам… Иногда видит выброшенные там книги – обливается кровью сердце юного литератора, мечтающего занять место хотя бы среди современников, которых редко, но читают. Скитаясь по сомнительным местам, он подражает известному омскому поэту Аркадию Кутилову, а внешним обликом походит на Егора Летова – у него длинные засаленные волосы и борода. А между тем, Игорь – лауреат двух молодёжных литературных премий им. Ф.М. Достоевского, выданных ему председателем омского отделения СРП А.Э. Лейфером. Игорь работает корреспондентом в коммунистической газете «Красный путь», его гоняют, как дворнягу, унижают, не считаясь с его большим авторским талантом. А ведь рекомендовал его в редакцию газеты сам Юрий Петрович Перминов.
Отвратительно разит «потняком»-мочевиной от молодого поэта и прозаика Андрея Козырева – члена Союза писателей Москвы, редактора крупного омского альманаха «Менестрель» и мелкого – «Точки зрения». Ещё поражаешься его длинным ногтям, словно у Кощея Бессмертного. Но пишет парень очень талантливо, знаком с множеством известных российской литературе людей, а вынужден работать в школе с восьми утра до семи вечера. Приходя домой, он подавлен, лыка не вяжет, а ведь надо спасать литературу, помогать печататься авторам и самому не отставать от литературного процесса. Звонишь Андрюхе – он с удовольствием выдаст последние новости, касающиеся писателей или культурных событий в стране. Он – как справочная, работающая в режиме художественного изложения, отвечает по первому зову-звонку.
Молодые писатели смешны и жалки, точно герои фельетонов. Честно говоря, у меня те же проблемы: я работаю в школе – у меня огромная нагрузка, я отец семейства. Правда, ещё не хожу по помойкам, как американский писатель и художник Генри Миллер или Игорёха Федоровский.
Что же касается авторов постарше, необязательно членов писательских организаций, то вовсе распространяться не хочется. Ходят по школам и предлагают свои малюсенькие книжки на продажу, стоят на остановках и в переходах, читая стихи и рассказы, одеваясь маргинально. Игорь Егоров, например, член СРП, до поры до времени ходил и продавал свои брошюры в школах. Грешил недугом «торговли» в «храмах знания» и Николай Седов, председатель Омской областной писательской организации – третьего союза писателей в городе. Это огромный и лысый мужик, похожий на ушастого тролля Шрека, он склоняется, прежде чем с вами поговорить, подставляет крупное красное ухо-вареник.
«Специально издают мини-брошюры и договариваются с музыкантами по соседству, чтобы аккомпанировали им, – с грустью пересказывает одну из своих статей омский журналист Дмитрий Карин. – В школы многих писателей уже не пускают, а в переходах смотреть на них жалко. Ладно, если молодёжь слэмится, разгуливая по барам, а если подражают старики… это диагноз!»
Как подрастающее и образованное поколение оценит писателей, если они попадаются в столь странном виде? Молодёжи важно поговорить с живым писателем, прощупать его жизненную позицию, вдохновиться идеями, осмыслить мощь предлагаемого им литературного продукта. Осознав спасительную необходимость чтения и творчества в XXI веке, молодые люди меньше станут интересоваться цветом штанов Филиппа Киркорова или формой причёски Максима Галкина.
К слову о форме и качестве… Приезжала в Омск Марина Саввиных – редактор красноярского литературного журнала «День и Ночь». Внимательно послушал её стихи восьмидесятилетний поэт и редактор Николай Трегубов, истинный ценитель творчества и женщин. Прокомментировал Вениамину Каплуну, мол, как поэтесса – слабенькая Марина Олеговна, а как женщина – намного лучше!
Почему-то я не представляю в стиле маргиналов ни Прилепина, ни Быкова, ни Шаргунова, ни Алёшкина тем более – эти люди отрекомендованы здраво. Не воображаю в облике разнузданности Кудимову, Шелленберг, Замлелову, Саввиных или Йохвидович. Однако государство не стремится облагородить представление о талантливых писателях, публикующихся на страницах «Литературной газеты» или «Дня литературы». Не желают родные министры, чтобы молодёжь думала о ценностях, транслируемых авторами в «Октябре», «Знамени» или в «Нашем современнике». Не вызывает восторг одежда Юрия Полякова и Максима Замшева. И наш талантливый омский прозаик и поэт Николай Березовский ходит в обносках. Не вдохновляет душевное состояние Платона Беседина и Александра Балтина. Первого не так давно снова попросили уволиться, о чём он пожаловался на странице «Вконтакте», но СМИ для него единственный заработок и реализация таланта, ничего другого он делать не умеет, как тот же Березовский – собкор двух газет. А наш член Союза писателей России Юрий Виськин, борец за права рабочего класса, – получает грошовую пенсию журналиста, он работал заместителем редактора газеты «Красный путь». Больше получил проблем и неясного отношения к себе, работая под редакторством Остапа Погарского.
Меня призывает Митрополит Омский и Таврический Владимир – я бываю часто в просторном кабинете начальника священнослужителей. В шутку и по-отцовски ласково Владыка называет меня «великим писателем». Положит руку на голову и приговаривает:
– Что ты написал, Сусанин? Показал бы хоть моему секретарю – о. Димитрию Олихову.
Я пишу иногда для сайта Омской епархии Русской Православной Церкви, обозревая церковные мероприятия и делая очерки о священнослужителях. Владыке почти девяносто лет, но держит он себя молодцевато; он издал столько книг, что позавидует любой писатель.
«Не пиши того, Виктор, за что будешь винить себя, – он беседует со мной, сидя в кресле. – Писатель должен быть честен, прежде всего, перед Богом и с самим собой! Всякое терпение вознаграждается».
И терпят писатели, ждут своего часа, когда им назначат хоть маленькое вознаграждение-жалование за работу, за публикации.
Нашему государству будто бы хочется лицезреть своих писателей униженными. Запертые в клетку равнодушия, прозябают и по-настоящему гениальные авторы. Не проводится профессионального отбора среди писателей, не ведётся счёт публикациям во благо великого дела. Конечно, государственный аппарат принимает письма с просьбами и жалобами, отвечает на них чинно, но ответственных за просвещение не волнует реальное стечение обстоятельств. Им невдомёк: писатель творит не ради обольщения Куняевых, Чупринина или Шульпякова – у него есть талант и потребность, он готов делиться самым дорогим – собственной душой.

 

21 комментарий на «“Что вы сделали с писателями!”»

  1. Как божий день давно всем ясно:
    как поп — бездарен Переяслов.
    Как стихоплёт — мой эпигон,
    и как прозаик — пустозвон,
    безликий также он как критик,
    бездарен даже как политик,
    но ведь кому-то нужен он.
    Не будем уточнять — кому,
    так, просто хрену одному.

    Какой струны он ни коснется —
    писарчуком он остается,
    какой ни извлекает звук —
    и так и этак — писарчук.

  2. А где же наш доблестный СПР? Кого последнего приняли? Даже место подарили Президенту. Сейчас некому всех пишущих собрать. Культура никому не нужна. Каждый поднявшийся над «быдлом» забывает корни свои. Печально …

  3. О каком «союзе» вы говорите, уважаемый? Это кружок по интересам. На первых парах научат писать…. даже просто басни расскажут о коллегах и всё.

  4. А зачем пишущих «собирать», Владимир?
    Чтобы они бодро шагали с флагами?
    Чтобы они стремились победить всех, кто не шагает бодро?

  5. Порадовался за сибирского владыку, у которого есть такой компетентный конфидент. Не понял только, почему его «объективка» на писателей попала в прессу. Раньше подобные записки считались документами исключительно для внутреннего пользования. Эх, родной Скотопригоньевск…

  6. 1. Специально готовить писателей не надо! 2. Литинститут сейчас выпускает по специальности «литработник». Это куда? Редактором в издательство (теперь это частные, в основном), в газеты и в журналы (если на госбюджете).
    3. Как правило, эти лит. выпускники — полусредние поэты и прозаики- натасканные на версификацию и чужую стилистику, и не знающие проблемы большинства населения (и молодёжи) по выживанию, созданию семьи (как Базы общества) и получению профессии.
    4. «Технарями» (создающими материальные и жизненные товары) становиться многие не могут (не хватает «сообразилки» по сатирику М. Задорнову) и не хотят (эти норовят сразу в соц., юр., упр. и т.п. «Гуру»). А Гонора при наличии «корочки» — выше «крыши».
    5. Любому желающему писать (т.е. учить других, как надо жить) надо выполнить требование Н.В.Гоголя: «Сначала образуй себя, как человека, а потом пиши, уча других». Идите и поработайте где-то на Природе или на заводе на пользу Общества,т.е. и себе, и родне, и детям и окружению.
    6. Набравшись жизненного Опыта, пройдя интриги и благодарности, пишите!

  7. Воспринимайте реальность как данность: да, сегодня писатели никому не нужны ( имею в виду так называемые «широкие массы»). Исходите из контр-вопроса: а кому и с какой стати они ДОЛЖНЫ БЫТЬ нужны в государстве, идеология которого НАЖИВА (если хотите — ДЕНЬГИ)?

  8. Фёдор, а что там конфиденциального?
    Простой ответ Владыки? Он же не базу какую-то вражескую сдал! Не говорит о поправках и т.д. Митрополит Омский и Таврический Владимир — честный и простой человек по факту общения, если судить.

  9. Ну вы даёте. Коля Переяслов один из авторов давнишнего сборничка стихов «Русская школа», как они о себе думали — «поэтическая элита страны». Прошли годы, вылизав всё, что можно вылизать, посредственный поэт, публицист Переяслов, внешне и по тверскому говору похожий на «чёрного монаха», добился властных полномочий в Союзе писателей, неизлечимо загнивавшем уже в восьмидесятых годах прошлого века, в 90-х болезнь прогрессировала, начался делёж имущества Союза, склоки, скандалы, массовое воцерковление членов смердящего, аморального Союза, у руля которого продолжал стоять и Переяслов, которому всё равно, кому служить, лишь бы внутреннее ощущение принадлежности к «элите». Но после падения с крыши дачного дома, поняв, что это знак беды за прошлые поступки, он как-то притих, как и многие другие литературные маргиналы. Этот Союз реанимации не подлежит, он мёртв. Похороните его тихо, без помпы, отнесите бумаги в архив с честным заключением «судмедлит…»экспертов. И работайте над собой, лечите совесть, вспоминайте, что есть честь, Родина, народность и т.д. А потом поговорим, господа «покойники».

  10. Ради обольщения Чупринина? Можно подробнее? Жуть как люблю такие истории.

  11. Алексей, наживу или деньги надо бы делать из культурного продукта, который также способен воспитать человека нравственно. Отсюда: писатели государству нужны, необходимо их отобрать правильно! Возглавить верно!

  12. Виктору Власову
    Виктор, поясняю: конфиденциальной является информация из личных писем, застольных разговоров, высказанных по случаю частных мнений и проч. И именно такой информацией вы щедро делитесь с читателями литературного еженедельника. Для вас, как относительно молодого человека, воспитанного, видимо, на российском телевидении и гламурных изданиях, подобный очерк нравов кажется вполне естественным, а у меня – выросшего на ценностях классической русской литературы — он вызывает брезгливость.
    А владыко, да, здесь совсем не причем. Он просто призывает вас и выслушивает ваши очередные «объективки» на собратьев по перу. Передает он их потом своему куратору из соответствующего ведомства или не передает, не знаю. Но вы правы: «Всякое терпение вознаграждается

  13. Чего только интересно-откровенного не начитаешься на страницах «ЛР»!
    1. Цитирую автора Виктора Власова : «.. Жалуется мне заслуженный писатель – Николай Владимирович Переяслов, секретарь правления Союза писателей России»:
    «Нет литературы, Виктор, есть одни старые группировки, которые не могут действовать сообща, – пишет он мне по электронной почте. – Нет премий, а есть бордель, где старики (!!!) договариваются между собой. Мало того, я никому не нужен в литературе и мои заслуги – тем более! Я ни одной книги не выпустил за государственный счёт, ни одной… получал премии… снова выпускал свои книги крохотным тиражом… Я только и делал, что доказывал себе: я – писатель!»
    2. Любую Лит. премию без поддержки от СПР (от секретаря Г.В.Иванова) — не получил бы Переяслов (и без письма-ходатайства кого-то из докторов филол. наук). Не надо лукавить.
    3. Доказывай-не доказывай себе, что мол, «писатель», решают читатели, а имя Переяслов — не на слуху — нет «Русского огонька», как у Н. М. Р.

  14. Вот хлебом их не корми, этих колбеневых, — дай им только «отобрать писателей», а потом их «верно возглавить»…
    А ху-ху не хо-хо?

  15. Писателям не надо жаловаться на свою жизнь, а нужно иметь нормальную профессию и работу, которая прокормит его и семью. Писательство, как и изобразительное искусство, может быть увлечением, хобби в свободное от основной работы время. Так было в прежние времена, к этому надо снова возвращаться, а не плакаться и искать виноватых.

  16. Юрию Колбенёву. Цитирую:» наживу или деньги надо бы делать из культурного продукта, который также способен воспитать человека нравственно.». ВЫ сами-то поняли, что написали? ДЕНЬГИ и НРАВСТВЕННОСТЬ! Два совершенно противоположных понятия! Так что вы, батенька. демагог!

  17. Полностью согласен с Сергеем Овечкиным. Нельзя объявлять себя писателем сызмалу и требовать от кого-то гонораров, тиражей, признания. Знаю разные писательские судьбы, и у каждого все индивидуально, без обобщений. Одна знакомая, дочка писателя, поступила в Литинститут и безбедно закончила его, имела и покровительство, и публикации, но и сама талантливая. Работает сейчас и преподает, и мног пишет. Другой знакомый закончил педвуз, а потом заочно Литинститут, на его счету несколько книг, а он преподает в школе русский язык и литературу, это нелегкий труд, но не мешает ему писать стихи и публиковаться. Еще одна — его сокурсница — пишет музыку и песни, другая работает на телевидении и тоже пишет стихи. Еще одна вышла замуж и имеет возможность не работать, и книжки ее есть кому спонсировать. Есть и еще одна писательская судьба: человек закончил технический вуз, несколько лет работал инженером, первую книгу свою сам принес в журнал и привлек внимание редактора, потом вошел в среду, выпустил книгу, участвовал в совещании молодых писателей, получил рекомендацию в Союз, ушел из инженеров, закончил ВЛК и проработал много лет в издательстве редактором. Кого ни возьми, у каждого своя нелегкая судьба. Кому-то негде жить, у другого родителям старикам помогать надо, у третьего дети, а у четвертого все сразу — и одно, и другое и третье. А есть и те, кто бросил писать и работает в другой области. Кстати, Литинститут дает широкое филологическое образование, там есть разные специализации и аспирантура. То, что в дипломе — «литературный работник», на мой взгляд, совершенно правильно: и прозаик и поэт, и редактор и другие это все люди, работающие в литературе. На прощанье замечу, что никто из моих знакомых писателей и выпускников гуманитарных вузов в помойках не роется. Н.Переяслова как писателя хорошо знаю по журналам; считаю, что у него есть имя. СПР борделем не считаю, с чего начинается публикация. Начало статьи меня тоже разочаровало: не считаю людей врачевателями душ и воспитателями ума, если они «роются в помойках, спиваются, сходят с ума, практически погибают от безделья, подумывая о суициде». Какие же это врачеватели и воспитатели? От таких «писателей», погибающих от безделья, рекомендую держаться подальше. И если бездельничают, значит, и не пишут ничего? Но со многим в статье согласен.

  18. Так он с крыши упал?
    Ну, хоть этим войдет в историю русской литературы…

  19. Не думаю, что омский писатель Виктор Власов хотел кого-то оскорбить. На месте того же Переяслова может оказаться хоть кто в наше время. У нас пол Омска таких вот мутных авторов, не туда, не сюда, в общем. Николай Переяслов здесь скорее как собирательный образ, похоже.

  20. На комм. 17, «Алексей»-ю и не только.

    И тут завзятый Аноним,
    Кочующий как пилигрим:
    Явился некий Алексей.
    Сказали же — не Бармалей!
    Он не из тех кому: Налей!
    Он не какой-то лицедей!
    Сказал: писать — вот Канитель!
    Он не согласен, что бордель
    Царит у Тех в апартаментах,
    Где ждут литпремии, как ренту.
    Когда сказал То Переяслов,
    Явилась группа несогласных,
    Никто которых не просил
    Здесь возражать по мере сил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *