ИНТЕРЕСНОЕ КИНО

Рубрика в газете: Агония, № 2018 / 46, 14.12.2018, автор: Иван КОРОТКОВ

6 декабря стало известно о том, что полиция Санкт-Петербурга пришла в офис фонда поддержки кинематографа Александра Сокурова «Пример интонации» с проверкой. Ещё в начале года в правоохранительные органы поступило заявление о возможной противоправной деятельности от бывшего сотрудника фонда Михаила Георгиевского, занимавшего должность технического директора, а по совместительству личного водителя Сокурова. Проверка финансовой документации и бухгалтерской отчётности длилась несколько месяцев, и в сентябре была завершена в связи с тем, что фактов хищения бюджетных средств выявлено не было.

Но на этом история не закончилась, и прокуратура вернула дело в полицию с требованием доследования. Визит полиции в офис фонда всколыхнул общественность; многие журналисты и представители «творческой интеллигенции» тут же провели параллели с так называемым «делом Серебренникова».

По информации телеканала RTVI, директору фонда Николаю Янкину инкриминируют хищение денежных средств из регионального и федерального бюджетов «путём подложных финансовых документов о понесённых затратах». Предположительно, сотрудники фонда самостоятельно делали декорации, безвозмездно брали технику и транспорт у партнёров фонда, в том числе у киностудии «Ленфильм» и составляли фальшивые сметы.

Различные «параллели» и вообще пристальное внимание СМИ к титулованному кинорежиссёру Сокурову связаны с его резкими высказываниями о государственной власти и в целом о происходящем в стране, чем он знаменит, наверное, даже больше, чем своим творчеством. В 2016 году он принимал активное участие в общественной полемике вокруг названия нового моста в Санкт-Петербурге. Напомним, что тогда власти приняли решение о том, что мост должен носить имя президента Чеченской Республики Ахмата Кадырова. Общественная дискуссия тогда закончилась ничем, топонимическая комиссия города проголосовала «за», но Сокуров отметился своей непримиримой позицией.

Другая резонансная история связана с активной деятельностью кинорежиссёра по защите от уголовного преследования Олега Сенцова. По этому вопросу Сокуров не раз высказывался в СМИ, а в 2016 году даже осмелился поднять этот вопрос на заседании Совета по культуре, куда он входил до недавнего времени, адресовав его лично Владимиру Путину. Кроме того, он был одним из инициаторов открытого письма Президенту, которое помимо него самого подписали Андрей Звягинцев, Павел Лунгин, Юрий Норштейн, Валерий Тодоровский, Алексей Учитель, Чулпан Хаматова, Владимир Познер и Ксения Собчак. В той же форме Сокуров обращался к Петру Порошенко и даже к папе римскому Франциску.

Нельзя точно сказать, связано это с правозащитной деятельностью режиссёра или нет, но Сокуров был выведен из Совета по культуре, и 3 декабря «перемещён» в Совет по правам человека. Сам режиссёр, оценивая случившееся на странице своей группы в «фейсбуке» – «Остров Сокурова», связал всё происходящее скорее с личными обидами бывшего технического директора Михаила Георгиевского, имеющего «несколько судимостей», у которого не сложились отношения с директором фонда Николаем Янкиным, которого отличает его «жёсткий характер». К тому же, по словам Сокурова, бывший сотрудник задолжал фонду крупную сумму денег, что и стало причиной доносов. Однако Сокуров также отмечает вовлечённость в происходящее ФСБ, которая «активно подключилась» к этой истории, и прослушивает его телефонные разговоры.

 

Александр СОКУРОВ

 

В этом же сообщении Сокуров недоумевает: «Если я являюсь в представлении спецслужб опасным для государства человеком, тогда почему Президент подписывает указ о введении меня в состав Совета по правам человека? Где тут логика?»

В тот же день он, видимо, был услышан. И уже 7 декабря стало известно, что полиция Петербурга прекратила дело «в связи с отсутствием состава преступления», о чём сообщила пресс-служба регионального управления МВД. Свой комментарий дал и пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков, сообщив, что Владимир Путин в курсе ситуации, а к фонду сейчас уже нет «каких-либо обоснованных претензий».

Как бы то ни было – преследуют ли режиссёра за его гражданскую позицию или здесь имеет место исключительно личный конфликт – печален тот факт, что деятели искусства становятся интересны широкой общественности только в связи с их политической активностью или маргинальностью. Тут можно вспомнить и писателя-майора Захара Прилепина, и писателя-депутата Сергея Шаргунова, и писателя-маргинала Эдуарда Лимонова, вышеназванных режиссёров Сенцова и Серебренникова, список можно продолжать буквально бесконечно… Главная беда в том, что некоторая часть творческой интеллигенции, по разным причинам, в том числе и чувствуя ответственность за будущее своей страны, вынуждена говорить с обществом не «языком искусства», а впрямую – по-другому просто не слышат! В этом смысле деятели искусства занимают эту лакуну в условиях отсутствия гражданского общества и тех, кто может и должен говорить правду.

Хорошо это или плохо – сказать трудно, но факт остаётся фактом. Интересен теперь в большей степени не объект искусства, а его субъект. Поэтому фильм Сокурова «Франкофония» широкого обсуждения не получил, а имена Виктора Куллэ и Ивана Жданова вообще никогда бы не прозвучали в таком количестве СМИ, если бы не поножовщина. Это началось не сегодня и даже, может, не вчера, но сейчас приобретает устойчивость тенденции.

Такое вот «интересное кино». Я бы даже сказал, целая драма для современной российской культуры. Да и вообще для России – как для страны во все времена сугубо культуроцентричной.

7 комментариев на «“ИНТЕРЕСНОЕ КИНО”»

  1. Александр Сокуров, которого позиционировали в советские времена (во время власти коммунистов в Советах, в той системе, которую создал В.И. Ульянов-Ленин) как преемника кинорежиссера Андрея Тарковского, так сказать, советского декадента.
    Указанные ребята начали работать в кино по принципу искусство ради искусства — классика декадентства. И вдруг потребовалось, пришедшей к власти буржуазии, эстетизировать её, что крайне логично, власть персоналий буржуазии это феноменальный индивидуализм в плот до уничтожения человечества. И опошление большевизма с приравниваем его к национал-социализму в сугубо изощренной эстетической форме, коверкование личностей лидеров, то ли Ленина, то ли Гитлера, путем сравнения, без анализа их идеологических доктрин и финансовых методов удержания власти. Как в принципах психологии «проекция собственных глубинных взглядов и мотиваций» на исторический процесс.
    Естественно, спецслужбы будут контролировать творчество классических декадентов — отражающих идеологию группировок финансового и сырьевого олигархата России, как это делается на Западе, в основном в 29-ти странах НАТО, властвующих на планете Земля. Они же перегрызают глотки друг другу чужими руками.
    Так что, как в сказке «О мальчише- кибальчише» заявлял мальчиш-плохиш «, «Я же Ваш буржуинский». Александр Сокуров не сможет выйти из своего декадентства и обязан нести бремя постоянного признания
    власти олигархата хитрым способом, чтобы они его поняли и полюбили, иначе денег не будет. Остается разработать сценарий оправдания термоядерной войны в сугубо эстетизированном декадентском виде, повторив массив фильмов Голливуда в научно-фантастическом варианте, но с национальным колоритом великороссов-толерантов . Запад уже пародирует серьезную научную концепцию общества будущего признанною Генеральным секретарем ООН У Таном, описанную в научно-фантастическом романе Ивана Ефремова «Час быка» и создал сериал. Иного пути у лидера отечественной декадентской кинематографии нет, требуется личное мировое признание, если здоровье позволит! Одна из причин отсталости нашей кинематографической братии — незнание западных научных концепций психологии и социологии, тем более, одной из фундаментальных её ветвей — марксизма, их плохо преподавали ранее, сейчас только опошляют, путем переименования улиц, городов, площадей.

  2. Я не могу понять две вещи: 1. Почему те, кто ненавидит власть просят и берут деньги у этой власти? 2. Почему власть дает деньги именно тем, кто ее ненавидит? Парадоксы, Карл!

  3. Бродский как-то заметил, что политика занимает место, оставленное культурой. В том числе, видимо, и у наших мастеров искусства. Когда не пишется и не снимается, они идут выяснять отношения с властью. А власть, соответственно — с ними.

  4. Петр Алешкин, ответ прост:

    1. Те, кто ненавидит власть, — считают, что власть им должна. В основном, это лодыри, тунеядцы, захребетники, паразиты на теле трудового народа.
    Трудовой народ от власти ничего не ждет, он трудится и зарабатывает себе на жизнь.
    А захребетники и паразиты трудиться не умеют и не хотят. Поэтому они просят у власти деньги. А раз власть денег не дает (или дает, но мало), они ее ненавидят.
    Просто, как грабли.

    2. Власть должна же кому-то давать деньги. Трудовому народу нет смысла давать деньги, — он этих денег не просит. Он сам эти деньги находит и берет, без участия власти.
    Поэтому власть дает деньги тем, кто просит, — лодырям и тунеядцам.

    Никаких парадоксов. Всё закономерно. Так оно и должно быть, Петр Алешкин.

  5. По моим наблюдениям часто, когда возникает подозрение в нарушении финансовой деятельности театра или фонда, их руководитель (как правило, медийное лицо) объясняет их политическими мотивами проверяющих и указывает на политические преследования. Почти сразу организуется компания в защиту этого руководителя.

  6. У Сокурова личный кризис, если не сказать больше, глядя на его киноподелки, — крыша поехала. Теперь он общественный деятель, но это не лекарство. Наоборот, это усугубит течение заболевания. Жалко мужика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *