Как сохранить русский мир и не оказаться на исторической помойке

К вопросу о семейных хрониках

Рубрика в газете: Общее дело, № 2020 / 20, 28.05.2020, автор: Юрий РОГОВ

Порвалась дней связующая нить,
Как мне обрывки их соединить?
Шекспир, «Гамлет»

Если Гамлет терзался только о своей судьбе, то судьба более чем тысячелетней цивилизации затрагивает миллионы людей. Жёсткие вызовы русскому миру история выдвигала всегда – с самого возникновения этого мира.
Почти за 400 лет до Шекспира русский князь Александр Невский нашёл и завещал потомкам гениальный ответ на смертельный вызов сразу двух цивилизаций: восточной и западной. Противостоять обеим тогдашняя Русь не могла.
В вольном переложении завет святого князя таков. Для Востока добычей является только тело (материальное), душа его не интересует. Монголы были веротерпимы. А вот Запад изначально требует душу. Обездушенное тело бессильно. А потому: можно жертвовать телом, а за душу биться до последнего. Сохраним душу, тогда и тело укрепить возможно. Потеряем душу – и телу смерть! Что тело без души? Мясо, подобное скотьему.
Следуя этому завету Александра Невского, Русь всегда выходила из исторических испытаний. Соблазн же впадения в чужебесие всегда толкал её в пропасть уничтожения.
Нынешние западные технологии управления массовым сознанием нацелены на вытравливание духовной самобытности всех народов Земли, а русского мира в первую очередь. Силы, проталкивающие теорию «золотого миллиарда», с обездушенными потребителями могут делать что угодно.
Большинство обычных людей, чувствующих трагизм ситуации, утешают свою обречённость простой формулой: а что я могу сделать, от меня ничего не зависит.
А вот такой-то массовой капитуляции и добиваются от нас духовные глобализаторы. Но даже сам факт непрерывной бомбардировки национального сознания доказывает обратное. Нет, именно от так называемых простых людей почти всё и зависит!
Духовное самосознание человека формируется в семье. Ребёнок всем существом своим чувствует защитную силу семейных уз. Любовь и доверие к своим родителям и дедам, – вот та основа вызревания самосознания. И вот там-то, в семьях, миллионы простых людей и передают детям духовный опыт поколений. Или не передают, пустив на самотёк главнейшее дело строительства национальной общности. А такие самотёки в наш цифровой век моментально подхватываются потоками, направленными на уничтожение духовной связи поколений.
Одно из мрачных моих воспоминаний из перестроечных времён. Выбрасывая в помойной бак пакет с мусором, я застыл, поражённый увиденным. В помойке валялись книги и пара раскрытых альбомов с семейными фото. На меня с фотографий смотрели простые русские лица. Запомнились солдатские гимнастёрки на некоторых изображенных, женские платки и глаза, смотрящие на меня в упор. Впечатление было такое, что я вижу расстрелянных в яме.
Вот вам одно из возможных действий людей, от которых якобы ничего не зависит.
В это самое время я как раз втянулся в составление родословия и «Семейных хроник» моего рода. Опуская для краткости многие подробности этого долгого дела, я хочу поделиться приобретённым опытом.
Для начала надо осознать простую истину: без сохранения семейной, родовой памяти никакого русского мира мы не сохраним и окажемся на исторической помойке. С Иванами не помнящими родства и потому считающими себя свободными ото всего личностями, пусть даже и хорошо упакованными потребительскими корзинками, и церемониться никто не будет. Ради этих корзинок сами сдадут всё. А вот человека, осознающего себя звеном в родовой цепи предков и потомков, так просто не возьмёшь. Он будет биться за сохранение этой связи до конца. У Николая Рубцова очень ёмко сказано:

С каждой избою и тучею,
С громом готовым упасть
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.

И природа здесь начальное звено этой цепи.
Являясь добровольным агитатором сохранения семейной памяти, частенько слышу в свой адрес такой вопрос: «А кому это нужно? Молодым это неинтересно…». Согласен, большая часть молодых привыкла купаться в цифровой грязи. Но не все же, есть и другие. Да и когда-нибудь оскомина набьётся от этой грязи и захочется чего-нибудь настоящего. И, кстати, малышня, ещё не сильно отравленная цифрами, самый благодарный народец в деле познания семейной памяти. Главное, вовремя поддерживать их энтузиазм.
По большому государственному счёту школа должна системно культивировать развитие у детей интереса к истории семей. Но клонированному с западных образцов зверю «Минобразу» это не нужно. Запущенный на ниву просвещения, вроде бы для выращивания, он больше вытаптывает.

Александр Невский. Дорога в будущее.
Худ. Александр ШАРАБАРОВ

Очень положительную новость по теме семейной памяти я узнал на одном именинном застолье. Заведя, как обычно, свой очередной агитационный разговор, я неожиданно получил поддержку от пожилой гостьи. Её внучка учится в медицинском колледже. И там студентам задали подробно описать болезни, которыми страдали члены их семей, включая и предков.
Оказывается, простой здравый смысл подсказывает, что сохранение семейной медицинской памяти помогает потомкам быть здоровыми.
Всё это напрямую относится и к семейной, родовой и народной памяти, помогающей сохранять духовное здоровье семьи, рода и всего народа.
Еще одна важная сторона дела.

Я старался в своих хрониках передать живые чёрточки родичей, даже тех, которых знал только по воспоминаниям близких. Кстати, родные, двоюродные, троюродные тетки самые ценные хранители родовой памяти. Соединяя живые свидетельства с информацией из семейного архива (различные справки, удостоверения, аттестаты, дипломы, письма, фото и т.п.), пытался по мере сил связно изложить моё понимание прошедшего. Справочники и энциклопедии тоже приходили на помощь. В госархивы обращался, но, к сожалению, редко. Для этого нужно много времени.
Так вот, призывая других последовать моему примеру, почти всегда получал один ответ: «Тебе даётся писанина, а у меня ничего не выйдет!».
Все эти отговорки прикрывают, к сожалению, лишь одно – духовную лень.
Ведь совсем не обязательно делать это по одному образцу. Не требуется никаких особых навыков, чтобы собрать фотокарточки своих родичей и подписать их с указанием имён, фамилий и годов жизни. У вас получится вариант семейной хроники, который можно и на стену поместить. Такое родословное древо я соорудил у себя дома. И как приятно дополнять его неожиданно обретёнными фотокарточками предков.
А нынешние возможности цифровой техники позволяют воскресить даже совсем, кажется, уничтоженное временем фото. В это дело хорошо бы вовлечь юное поколение. Цифровую зависимость можно ведь и во благо обратить.

Семейные фотоархивы всегда и удовлетворяли естественную потребность людей сохранить родовую память.
Общая беда хранителей фотографий – это отсутствие на них надписей. Фотокарточек много, на них изображены близкие люди, а кто они конкретно – неизвестно и спросить уже не у кого. Попытайтесь подписать каждое фото, ответив на три вопроса: кто изображён, когда и где.
А если к фотоизображениям добавить хотя бы краткие анкетные данные, – так и совсем здорово будет. И, конечно, подкрепить всё это уцелевшими документами из семейного архива. Это и будет посильное участие в большом общем деле воскрешения и сохранения памяти.
Пределы возможностей для каждого ограничиваются только мерой энтузиазма. Можно делать аудио и видеозапись, тем самым сохранив для потомков живые образы близких.
Многие состоятельные люди нанимают специалистов по сбору документов из госархивов. Сейчас и православная церковь приоткрывает свои клады памяти.
Отказ от беспамятства растёт в народе, растёт и запрос на восстановление духовной связи поколений. Похоже, что народный инстинкт почуял реальную угрозу. Этим только и можно объяснить такое стихийное явление, как «Бессмертный полк». Вновь, как в 1941 году, сибирские полки в первых рядах защитников Отечества.
Наше дело правое и каждый может принять в нём участие. На этом пути вас ожидают многие волнующие открытия. Радость единения придаст силы и уверенности в успехе. А он обязательно придёт и не раз отзовётся духовной крепостью ваших внуков и правнуков.

2 комментария на «“Как сохранить русский мир и не оказаться на исторической помойке”»

  1. Читателем «Литературной России» являюсь с 9-го класса средней школы, т.е. с 1969 года. Конечно, были перерывы в чтении из-за невозможности приобрести очередной номер. Например, служба в рядах вооружённых сил проходила на острове Возрождения в Аральском, тогда ещё существующем, море. Отказался от газеты и в 90-е годы, посчитав её заполитизированной. Но сегодня «Литературная Россия» мой флагман в море становления новой России. Я вместе с тысячами читателей переживаю происходящее с газетой и восхищаюсь стойкостью и несгибаемостью главного редактора Вячеслава Огрызко.
    Отмечаю, что множество публикуемых статей носят неоднозначный характер. Это хорошо. Каждый читатель может укрепиться в справедливости сказанного или сформировать свою точку зрения. Но даже в очень хорошем материале могут содержаться факты, с которыми я категорически не согласен.
    В номере 20 (май 2020 г.) целая полоса отдана Юрию Рогову под статью «Как сохранить русский мир и не оказаться на исторической помойке». В ней автор показал свои глубокие знания творчества Шескспира и Николая Рубцова. Вероятно, в арсенале автора статьи есть познания о творчестве и других поэтов. Рогов поднимает очень важный вопрос о сохранении «семейной, родовой памяти». Кажется, делается упор на формирование «духовного самосознания … в семье», и тут, ни с того ни с сего, начинается пинание школьного образования.
    Сначала современные цифровые технологии, как реалии времени, становятся какой-то миргородской лужей, в которой « большая часть молодых привыкла купаться в цифровой грязи». Во как! Видимо Юрий Рогов просто не в курсе, что школьники «не сильно отравленные цифрами» всю четвёртую четверть учились не выходя из дома, слушали уроки своих учителей и выполняли домашние задания по интернету. Что эта самая цифра позволила детям достойно завершить учебный год и ничуть не развалила наше образование. То, что не все учителя были готовы работать удалённо, ещё не значит, что цифра это плохо, это грязь.
    По образованию автор статьи прокатился катком и чуть не закатал его в асфальт. Замахнулся на просвещение в целом, а показал нам частный случай. Уважаемый Юрий (простите, не знаю отчества), если в вашей школе, где вы учились, или в вашем городе, где вы проживаете, работа по «познанию семейной памяти» не проводится – это печально. Но это не вся страна, и не стоит так огульно обобществлять. Ещё лет 25 назад в своей школе УВК «Кожухово» №1804 (теперь это учебный кластер №2129) мы начинали работу по определению семейных ценностей. Психологи нам предложили форму «Наш дом», которая не только раскрывала «кто в домике живёт», но и формировала понятия о будущей семье. Этот эксперимент вылился в коллективную Проектную деятельность по поиску сведений о членах семьи.
    А если внимательно подойти к этому вопросу, то можно увидеть, что Программа начальных классов «2100» (две тысячи сто) содержит задания по составлению семейного древа. Подобное, но более сложное задание, выполняют учащиеся 6-х классов.
    Только вот зачем из образования надо делать зверя «Минобраза»?

    Константин Домарев
    Москва

  2. Для сохранения Русского мира с 2008 года выходит специальный историко-литературный журнал документалистики «На русских просторах». Электронную версию его можно почитать на сайте журнальный мир за последние несколько лет. Более того уже пять лет проводится редакцией этого журнала Международный литературный конкурс «Серебряный голубь России «, в ближайшее время выйдет сборник материалов пятого конкурса 2019 года и будет объявлен шестой конкурс. Это конкурс о деятелях культуры Серебряного века, включая, естественно, РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ. Ежегодно принимаются материалы о тех писателях, художниках, музыкантах, чьи юбилеи или памятные даты выпадают на этот год. Пишите нам, принимайте участие в конкурсе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *