Мёд духовного свойства

К 150-летию Ивана Шмелёва

№ 2023 / 39, 06.10.2023, автор: Александр БАЛТИН
Иван Шмелёв

Надо всеми простёрто Лето Господне. Чудесный роман Шмелёва переполнен мёдом духовного свойства. Он словно согрет сладостью прикосновения к вечному, отказом от страха смерти, который напрасно вибрирует в сознанье, ведь всё так просто – смерти нет…

Прозрачное и густое письмо: совмещаются полюса, и текст ткётся, ярко и узорчато, живописуя маленькую жизнь. Сначала маленькую, потом сильнее и сильнее прорастающую во взрослость, расширяя пределы понимания окружающего мира…

Смешиваются религиозная лексика, цитаты из богословской литературы, периоды из жития святых. Таинственно звучат богослужения. И через всю эту сумму слоятся призывы переосознать жизнь, взглянуть на неё под иным углом.

Маленький Ваня – очень живой, весёлый, забавник, импульсивный. И жизнь ему интересна чрезвычайно: на просвет рассмотреть, как сквозь пёстрый лист осенний на солнце глянуть, льющее и льющее свой мёд. Поэзия во всём…

Первой публикацией Шмелёва стала зарисовка «У мельницы», созданная ещё в гимназические годы. Сборник очерков «На скалах Валаама» был запрещён цензурой.

Вкусно и цельно написанные впоследствии «Гражданин Уклейкин», «Патока», «В норе» варьировали мотивы бытования маленького человека. Особенно в этом плане ярок «Человек из ресторана» – половой, привычный к своей ничтожности, чуть ли не наслаждающийся ею, Макар Девушкин с подносом… Только надрыва нет: официанту нравится, что он официант, он не мыслит для себя другого. Подносы эти, услада едовая богачей, ни мыслей о несправедливости, никаких других интеллектуальных шевелений, всё идёт, как идёт. Если вдуматься – страшно.

Страшно взошло «Солнце мёртвых». Страшно – чёрным – сияло, изливая на всех адский жар.

Читать больно – как видеть родовую муку рождения советского человека, как ощущать судьбы тех, кто не прошёл селекционный отбор.

Читать страшно: книга режет нервы, показывая время, не признанное Шмелёвым за благо, с жёсткой шероховатостью его, Шмелёва, правды.

Уход России – в том числе, пропитанной церковностью, благостью (может, ложной?), медовым ощущением возможности святости – писатель не принял, уехав в эмиграцию, где была у него вполне благодарная аудитория…

Но – надо всеми сияет «Лето Господне»…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.