Они сражались за Родину

Рубрика в газете: Книжный обзор ко Дню защитника Отечества, № 2024 / 7, 23.02.2024, автор: Алекс ГРОМОВ

Тема Великой Отечественной войны звучит во многих произведениях отечественных писателей, ставших уже заслуженной классикой нашей литературы. Многие из этих авторов сами побывали на войне, поэтому как никто другой могли понять чувства фронтовиков и меру их великого подвига. А другие писатели, из более поздних поколений, общались с участниками Великой Отечественной войны, в их семьях были герои и погибшие в боях, память о которых бережно хранилась… Доблесть советского народа стала известна во многих странах, порой, отзываясь в событиях, далеко отстоящих от тех военных лет.


Сейед Мохаммад Хосейн Табризи. Герои Сталинграда

М.: Садра. – 32 с.: илл. ISBN 978-5-907552-10-4

 

Поэма знаменитого иранского поэта Сейеда Мохаммада Хосейна Табризи, писавшего под псевдонимом Шахрияр, впервые увидела свет вскоре после окончания Второй мировой войны – в 1946 году. Автор запечатлел в ней панораму грандиозного бедствия, обрушившегося на Европу, от зарождения и укрепления нацизма до захвата гитлеровской Германией множества стран. Центральное место в поэме отведено героической борьбе советского народа против немецко-фашистских захватчиков и одному из главных сражений Великой Отечественной войны – Сталинградской битве.

Русский перевод дополнен подробным предисловием, где рассказывается о творческом пути Шахрияра. Он одним из первых стал сочетать высокий стиль, характерный для классической иранской поэзии, с описанием актуальных событий обычным доходчивым языком. В предисловии говорится, что это «инициировало новую тенденцию в развитии жанра газели, обогатило его словарь и репертуар, добавило искренности звучания, а также сделало традиционную газель понятной для широкой публики». В поэтических строках «Героев Сталинграда» упоминаются имена Жукова и Сталина, Паулюса и Гитлера, перечисляется боевая техника и самолёты. Одновременно с этим образы и символы, взятые из древнеиранской поэтической традиции, помогают показать глобальное противостояние добра и зла:

 

Железный град – земля богатырей,

Бесценный самоцвет в оправе вод…

Здесь Ахримана ждёт великий бой –

И сгинет тьма. Здесь солнца луч горяч,

И наша кровь его огнём зажглась…

 

Во время Великой Отечественной войны оборона Сталинграда напрямую была связана с возможностью работы «персидского коридора», по которому через Иран в СССР шли поставки по ленд-лизу. Военные события были отражены плакатах и картинах иранских художников, где Сталин и лидеры антигитлеровской коалиции представали в образах героев иранского эпоса. В начале 1946 года Сталинград посетил премьер-министр Ирана Ахмад Кавам. Когда он спросил, как долго придётся восстанавливать разрушенный город, кто-то из свиты премьера предположил, что тут работы на полвека. Но представители советской стороны ответили, что наш народ приложит все усилия, и скоро героический город станет лучше прежнего.


Александр Бек. Волоколамское шоссе

М.: Вече. 576 с. ISBN 978-5-4484-4075-5

 

Многие отечественные романы, повести и рассказы о Великой Отечественной войне были написаны её участниками, которые испытали на себе смертельные опасности и гибель товарищей, видел сожжённые фашистами села и деревни, взорванные дома, храмы и библиотеки. Повесть Александра Бека давно стала одним из признанных классических произведений о Великой Отечественной войне. Автор в самом начале войны ушёл на фронт добровольцем, вступив в Краснопресненскую дивизию народного ополчения Москвы. Потом Бек стал военным корреспондентом. Он провёл на подступах к столице самое тяжёлое время, когда Москва готовилась к обороне и когда немецкие войска вели непосредственное наступление на неё.

Повесть «Волоколамское шоссе» посвящена тому, как героически сражалась под Москвой знаменитая дивизия под командованием генерал-майора Панфилова. Происходящее на страницах основано на реальных событиях, а сама повесть построена как рассказ одного из участников битвы за Москву – комбата Бауржана Момыш-Улы. Бек начинает повесть с того, как Бауржан отказывается с ним разговаривать, поскольку не верит, что можно правдиво написать с чужих слов. Но постепенно между ними устанавливается доверие. И начинается история беспримерного подвига, рассказанная просто и безыскусно:

«Моему батальону было отмерено семь километров по берегу извилистой Рузы. В бою, по нашим уставам, такой участок велик даже для полка. Это, однако, не тревожило. Я был уверен, что, если противник действительно подойдёт когда-нибудь сюда, его встретит на наших семи километрах не батальон, а пять или десять батальонов. С таким расчётом, думалось мне, надо готовить укрепления…».

Повесть, впервые опубликованная ещё во время войны, примечательна тем, что автор показывает бойцов и командиров как живых людей, со своими переживаниями, страхами, даже ужасом перед надвигающейся вражеской лавиной. Но большинству удаётся преодолеть первую растерянность и стать единым целым, образовав на подступах к советской столице несокрушимый заслон, который враг преодолеть не смог.


 

Иосиф Линдер, Николай Лузан. Французский орден особиста

М.: РИПОЛ классик. 480 с. ISBN: 978-5-386-15032-7

 

В книге рассказывается история лейтенанта Ивана Рябова, который в первые дни Великой Отечественной войны в первый же день вступил в борьбу с фашистами.

«На месте складов полыхало гигантское пожарище. Косматые языки пламени взлетали до небес. По двору, изрытому воронками авиационных бомб, метались обезумевшие от страха полуодетые люди. Тут и там раздавались стоны раненых и призывы о помощи. И было очень много убитых. Сердце Рябова сжалось от предчувствия страшной, неотвратимой беды. Он поднял голову, и всё в нём помертвело. Подобно чудовищной туче, с запада летели самолеты с крестами на крыльях и хвостах».

Раненый Рябов попал в плен и трижды совершал побеги из нацистских лагерей смерти.

В текст книги включены реальные документы и сведения о советском СМЕРШе, боевых действиях советских и немецких войск в годы Второй мировой войны, подвигах отечественных бойцов и командиров, казнях гитлеровцами пленных, попытках их вербовки для последующего забрасывания в советский тыл для организации диверсий и покушений, сбора секретной информации. В издании описаны неоднократные бегства из плена (как на территории оккупированной гитлеровцами СССР, так и в Австрии), сотрудничество с французскими подпольщиками в борьбе против Третьего рейха.

Документально описаны зверства гитлеровцев – армейский полковник Артур Бойе, командир 134-го полка, взятый в плен в январе 1943 в руинах Сталинграда, вёл дневник, который и стал доказательством его преступлений (убийств пленных и разрушения мирных зданий и сел), совершённых на советской земле. Сотрудники СМЕРШ документально доказали его преступления и в декабре 1947 года военный преступник Бойе был в СССР осуждён судом и приговорён к лишению свободы сроком на 25 лет.


Иван Лазутин. В огне повенчанные

М.: Вече. 736 с. ISBN:978-5-4484-3563-8

 

Начало этого романа посвящено событиям первых месяцев войны. Потом показана оборона Москвы, драматический второй год войны и перелом, после которого огненный вал войны покатился вспять до самого Берлина. Автор, сам бывалый фронтовик, подробно и выразительно описывает мирную жизнь, обретение личного счастья героем – молодым пограничником.

«Соловей в ветвях вековой ивы, льющей свои белёсые струи на мазанку, замолк. Из соседнего сада всё ещё доносились рулады. Сливаясь с дурманящим запахом отцветающих яблонь, они плыли за саманную изгородь и катились вниз, к Днепру. Медленно, незаметно для глаза, гасли далёкие звёзды. С левого, низинного берега Днепра, залитого зелёными лугами, Григорий и Галина любовались стоявшим на взгорье Киевом, точно нарисованным на золоте заката. Расплавленный огненный мост, проложенный закатным солнцем, переливчато дрожал на волнах широкой реки…».

Но вскоре этот безмятежный мир рушится под ударами танковых армад вермахта. В книге показаны высокие, искренние чувства защитников Родины, готовых на самопожертвование, не задумываясь о наградах, и примитивные, жестокие и холодные чувства врагов – захватчиков, убийц, насильников и мародёров, ценящих только свои жизни, награды и добычу. Причём это касается не только солдат и младших офицеров Третьего рейха, но полковников и генералов, которые безжалостны и равнодушны к бедам и горестям мирного населения, случившимся из-за беспощадного отношения их же солдат к жителям городов, сёл и деревень.

Пограничник Григорий оказывается в числе тех, кто первым встречает вражеский натиск. А чуть позже в Москве его дед, заслуженный учёный, академик видит, как на одном из столичных заводов рабочие, даже имеющие бронь, записываются в ополчение. Даже женщины готовы взяться за оружие, а отец-инвалид, жалея, что сам не в силах сражаться, благословляет на ратный подвиг своего сына.


 

Владимир Богомолов. Жизнь моя, иль ты приснилась мне…

Книжный клуб 36.6. 880 с. ISBN: 978-5-98697-248-0

 

Последний роман известного военного писателя увидел свет уже после его кончины. Первые черновые наброски этого произведения автор сделал ещё в начале 70-х годов, а завершить его рассчитывал к середине 90-х. Но подготовить роман к печати выпало его вдове Раисе Глушко, проделавшей огромную работу. По её словам, Владимир Богомолов считал, что документы – самый сильный аргумент в достоверности изображаемого, они являются органической частью всего романа, главным его действием, служат средством эмоционального нагнетания, усиления психологического напряжения перед стремительно надвигающимися сюжетными событиями.

В творчестве Богомолова документы всегда имели большое значение, начиная с повести «Иван», где впервые в литературе был использован как литературный приём текст архивного документа. При изображении Отечественной войны и первых послевоенных месяцев в романе крайне важен «воздух», передача атмосферы времени, обстановки, деталей, на фоне которых развиваются конкретные события. Документы не только наиболее полно отражают картину того или иного события, но позволяют читателю осознать и оценить его во всей масштабности – протяжённости, глубине и взаимосвязи.

Согласно замыслу автора, это должен был быть большой роман, написанный в основном от первого лица. Причём не совсем вымышленного. Владимир Богомолов говорил о нём так:

«Волею судеб я почти всегда оказывался не только в одних местах с главным героем, а и в тех же самых положениях, в шкуре большинства действующих в романе лиц я провел целое десятилетие, а коренными прототипами основных персонажей были близко знакомые во время и после войны офицеры».

В романе сохранены подлинные фамилии офицеров военного времени, с которыми он служил. Среди действующих лиц есть строевые офицеры, есть и сотрудники контрразведки, однако основным содержанием романа является осмысление общечеловеческих проблем.


 

Хабиб Ахмад-заде. Шахматы с Машиной страшного суда

М.: Фонд Ибн Сины. 408 с. ISBN 978-5-906016-71-3

 

Этот роман современного иранского писателя посвящён событиям ирано-иракской войны. Сам автор, вчерашний школьник, приехавший домой на каникулы, тогда внезапно оказался в числе защитников приграничного города Абадан. Будучи в России, Хабиб Ахмад-заде так вспоминал о том драматическом времени:

«Я смотрел документальный фильм о Сталинграде, и это нас поддерживало. Раз вы смогли отстоять Сталинград, значит, и мы сможем отстоять город».

И действительно, войска Саддама Хуссейна сумели заключить Абадан в блокаду, но город выстоял. Так спустя десятилетия отзвук Сталинградской битвы отразился в судьбе будущего писателя, ушедшего юным ополченцем защищать свою родину.

Главным героем своего романа автор сделал такого же юношу-добровольца, причём намеренно оставил его безымянным, чтобы этот образ мог символизировать всех, кто оборонял Абадан. Сюжет построен на противостоянии героя и новейшего радарного комплекса «Цимбелин». Сам по себе радар – не оружие, но он способен обнаружить и без того редкие огневые точки защитников. А у молодого ополченца единственное техническое средство – старый бинокль.

«Я повёл биноклем вправо: ряд мешков тянулся вплоть до начала острова. Вместо слышавшейся ещё несколько минут назад перестрелки, которую можно было считать дружеским прощанием после страшной ночи, теперь воцарилась полная тишина. Впрочем, разглядывая берег, я терял время. Ни один человек в здравом уме не притащит радар к самой реке. Следовало осматривать пальмовые рощи, а потом пустыню позади них».

У юноши возникает дерзкая идея, как перехитрить радар, доказав противнику, что «Машина Страшного суда» неэффективна. Осуществить план ему помогают мирные жители, до этого пытавшиеся выжить под обстрелами в огненном кольце… Да, «иранским Сталинградом», этот город назвали совсем не случайно.


Владимир Богомолов. Момент истины (В августе сорок четвертого…)

М.: Вече. 480 с. ISBN:978-5-4484-4202-5

 

Один из самых знаменитых, до сих пор любимых множеством читателей романов о Великой Отечественной войне – а ещё точнее, о действиях советских спецслужб на только что освобожденной территории Западной Белоруссии. Книга основана на личном опыте автора во время войны. А приступив к работе над романом, Владимир Богомолов лично ездил и ходил пешком по описываемым местам, проверяя на практике каждую деталь. Вплоть до возможности выкопать тайник в лесном массиве.

Книга состоит из нескольких смысловых пластов, дополняющих друг друга, что придаёт повествованию невероятную динамику и одновременно глубину. Прежде всего, это остросюжетная история о поиске и ликвидации агентуры противника.

«Павловский уже скрылся в кустарнике. Он направлялся, как я определил, к дубовой роще, мыском выступавшей на опушке леса. Оставив в кустах свою плащ-палатку и вещмешок, я со «шмайссером» в руке, стараясь не произвести и малейшего шума, следовал за ним метрах в пятидесяти параллельным курсом…».

Её дополняют размещённые по всему тексту официальные и «строго секретные» документы, сочинённые и стилизованные самим автором, но так мастерски, что даже цензурные органы поначалу признали их подлинными.

Плюс к этому автор позволяет читателю оценить грандиозность всего происходящего за кадром. Ведь от действий трёх главных героев во многом зависит успех стратегической операции, разработанной Ставкой.

«Никакие отсрочки невозможны! Если мы их в течение суток не возьмём, то завтра вас на этой должности не будет, и меня здесь не будет! Мы обязаны принять все возможные и невозможные меры, подчеркиваю – невозможные! – и взять их сегодня! Не удастся – ничем не смогу помочь: завтрашних суток у нас не будет!..».

И наконец, важную часть текста составляют внутренние монологи героев, позволяющие ещё лучше понять и специфику происходящего, и личные переживания.


…В самые драматичные периоды истории нашей Родины появляются произведения, которые не только воплощают мечты и надежды, идеалы современников, но и служат настоящим камертоном подлинных высоких чувств последующих поколений, живой памятью о былом, и надеждой на тех, кто при необходимости не пожалеет сил и жизни за нашу Родину.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.