Порождает новые смыслы

Рубрика в газете: Блокбастер, № 2020 / 2, 23.01.2020, автор: Александр РЯЗАНЦЕВ

На экраны вышел дорогостоящий зимний исторический блокбастер «Союз Спасения», посвящённый неудавшемуся восстанию декабристов. Нет никакого смысла рассматривать художественный фильм с сугубо исторической точки зрения – он не может избежать ошибок и неточностей, случайных или намеренных, ведь это, в любом случае, жанровое кино, пусть и на основе реальных событий. Жанр невозможен без вымысла. Соответственно, ценность представляет не столько количество полосок на мундирах статных офицеров, сколько смысловое содержание фильма и качество съёмки.


Прошлое России – это старинный фолиант, под чьей обложкой хранятся тысячи историй. Одна из них – сага о молодых дворянах и офицерах из благородных семей, собравших гвардейские части на покрывшейся льдом Неве в ходе попытки государственного переворота, или знаменитое восстание декабристов 14 декабря 1825 года. До боли знакомый сюжет.
В последнее время к этой истории всё чаще стали обращаться в ходе научных дискуссий о российском прошлом или в рамках политических дебатов. Нередко вспоминается теория о том, что революция в Российской Империи началась не в 1917-ом году, как принято считать, а в 1825-м, то есть с восстания декабристов. Получается, что распад Империи начался вскоре после яркой победы над Наполеоном и длился почти сто лет, пройдя множество небольших исторических этапов, оборачивавшихся кризисами и вспышками насилия. Это интересный взгляд на прошлое России, и было приятно обнаружить, что данная теория прослеживается в исторических фильмах, снятых на деньги из государственного бюджета.
«Союз спасения», созданный при поддержке «Первого канала» и «Фонда Кино», обещает зрителю глубокое погружение в прошлое и масштабное воссоздание сложного социально-исторического процесса, когда внутриполитические кризисы напрямую влияют на социальную стабильность общества. Давно известно, что новое – это хорошо забытое старое, и при просмотре «Союза Спасения» непроизвольно сравниваешь его с историей Российской Федерации. Так, умирающий Александр Первый, который в фильме полностью солидарен с главными требованиями декабристов (отмена крепостного права, реформа армии и судебной системы), напоминает уходящего на покой Бориса Ельцина. Начало правления преемника Александра, Николая Первого, сурового и справедливого последователя Макиавелли, представляется метафорой прихода к власти Владимира Путина. Бросается в глаза и внимание авторов к Малороссии, куда отправили служить будущих декабристов после слухов об их заговоре. Там же и начинается смута – что непроизвольно порождает новые смыслы, связанные уже с политическими реалиями современной России.
Отдельно следует отметить признание авторами теории о начале революции в 1825 году. Достаточно вспомнить два фрагмента: Пестель, которого собираются арестовать, идёт сдаваться, но перед этим наливает вина и провозглашает: «Мы хотим перемен, мы боремся с несправедливостью, и вот за нами пришли. Это значит, что власть считается с нами, признаёт нас в качестве угрозы. И уже появились первые жертвы. А значит, процесс начался. Выпьем за это». Цитата не точная, но смысл именно таков.
Второй фрагмент: сцена убийства графа Милорадовича на Сенатской площади. Милорадович пытается вразумить недовольных солдат и в какой-то момент поворачивается к ним спиной. Пётр Каховский, решившись, достаёт заряженный пистолет и целится генерал-губернатору в спину. Тут камера по-голливудски замедляется, и мы видим точное воссоздание выстрела, от взрыва пороха до вылета пули – орудия смерти, окружённого пламенем. Эта пуля ранит Милорадовича. Эта пуля проливает кровь. Эта пуля, убившая прошлое и начавшая новый процесс. Процесс разрушения Империи.
Таким образом, в «Союз Спасения» заложены очень любопытные мысли, и это большой плюс. Ещё одно достоинство фильма: кастинг. Создатели фильма поступили по справедливости, выбрав, пожалуй, лучших современных молодых актёров; не модных ремесленников вроде Данилы Козловского или Александра Петрова, оказавшихся в нужное время в нужном месте, а настоящих артистов, которые даже свою небольшую роль сделают запоминающейся. Речь идёт о Максиме Матвееве (граф Трубецкой), Иване Янковском (Михаил Бестужев-Рюмин), Павле Прилучном (граф Пестель), Иване Колесникове (Николай Первый), Игоре Петренко (майор Баранов), Дмитрии Лысенкове (полковник Оболенский), Павле Баршаке (барон Соловьёв) и, конечно же, Леониде Бичевине, одном из лучших и, само собой, самых недооценённых артистов России. В «Союзе Спасения» он играет главную роль, подполковника Черниговского полка Сергея Муравьёва-Апостола, но немного теряется на фоне других не менее колоритных персонажей. Тем не менее, его роль – это одно из главных украшений фильма.
Отдельно хочется выделить Антона Шагина, сыгравшего поэта Рылеева и достойно выдержавшего конкуренцию с самим Олегом Янковским из «Звезды пленительного счастья», а также Александра Домогарова, исполнившего роль графа Милорадовича.
Яркий актёрский состав сразу настраивает фильм на нужный лад и даёт надежду, что «Союз Спасения» станет для многих из них той ступенькой, что приведёт к новым вкусным ролям и признанию. Фильм вообще впечатляет обилием исторических персонажей, что вызывает противоречивые чувства. С одной стороны, героев много, но раскрыть получается далеко не всех, так как этого не позволяет и без того продолжительный хронометраж (136 минут). С такой же проблемой столкнулась «Звезда пленительного счастья», предшественница «Союза», которая, несмотря на очевидные художественные достоинства, страдает от переизбытка сюжетных линий и их разнообразия. Это создаёт впечатление, будто ты смотришь не цельную картину, а нарезку из нескольких разных фильмов, объединённых одной съёмочной группой и исторической тематикой.
Сценаристы «Союза Спасения» (Никита Высоцкий и Олег Маловичко) решили сконцентрироваться непосредственно на самих декабристах и политическом контексте. Тем не менее, обилие персонажей и частая смена декораций не позволяют запомнить всех героев, что приводит к путанице, даже несмотря на грамотно построенные переходы. Сюжет настолько масштабен, что не получается уделить должное внимание всем аспектам. Это неприятное следствие логики «сначала снимем сериал, потом нарежем из него фильм».
Большим достоинством сценария, однако, оказывается язык героев: он прекрасен. Слушать литературный русский язык XIX века, настоящий, отменный, – это пир для ушей. Герои говорят в соответствии со своим прекрасным воспитанием, и это делает их язык благородным; а слушая их речь, наблюдая за их манерами и поведением, ты непроизвольно и сам облагораживаешься. И даже если на экране происходит злодейство, его исполнители будут обращаться к жертве на «Вы».
Фильм заметно портит работа оператора: раздражающая трясущаяся камера; длинные сцены, снятые одним кадром, но так быстро, что ты не успеваешь внимательно рассмотреть, что, собственно, происходит; неловкие «жирные» штрихи. Попытка восстания, особенно обстрел декабристов из пушек, снята слишком поспешно и очень напоминает сцену расправы над русской армией из «Турецкого гамбита», когда солдат со всех сторон обстреливают, а они держат строй. Видно, что создатели планировали сделать яркую батальную сцену, но она получилась рваной, резкой и, честно говоря, банальной.
Однако главная претензия не к картинке, а к музыке. Саундтрек фильма скорее подойдёт весёлому приключенческому боевику вроде «Пиратов Карибского моря», но никак не масштабной, грустной саге о декабристах. Простые, скучные мелодии, отдающие мотивами хитов Ханса Циммера, нисколько не впечатляют и оставляют неприятное послевкусие, словно перчинки, попавшие в плошку с тающим пломбиром. Но самое странное – это внезапные, простенькие аранжировки «Прогулок по воде» «Наутилуса» и «Сансары» Басты. Вот чего не ожидаешь в финальной сцене казни декабристов, так это мелодии из попсовой песни про детей и философию индийских религий. Скорее всего, таким образом пытались привлечь внимание молодёжи, но это нисколько не добавляет фильму убедительности.
Особое внимание следует обратить на финал фильма, а именно – на сцену казни декабристов. Верёвки рвутся, трое из пяти повешенных падают, и мы видим, как окровавленный Муравьёв-Апостол встаёт и истошно кричит. Тут же ему представляется встреча с императором Александром в Париже, с которой начинается фильм. И если в действительности Александр уехал, не став пить трофейное вино с офицерами, то в видении Муравьёва-Апостола Александр спускается с лошади, берёт протянутый бокал, улыбается и делает глоток, празднуя вместе со своей гвардией триумф и окончание войны. Тем самым император показывает, что все равны, и он ценит своё окружение, а вместе с ним – и свой народ. Быть может, поступи так Александр на самом деле, и не было бы никакого восстания?
Самое важное в фильме – финальные титры, где нам напоминают, что троих сорвавшихся с верёвки декабристов повесили повторно, при Николае Первом казней больше не было (зато были ссылки и доносы, но это создатели решили не упоминать), а Александр Второй, сын Николая, продолжил либеральные реформы своего дяди, то есть отменил крепостничество и модифицировал судебную систему и военную сферу. Мечта декабристов сбылась, и те идеалы, за которые они погибли, в итоге воплотились в явь. Но затем мы читаем, что Александра Второго погубили террористы. Что это значит? Это значит, что народ всегда хочет перемен и никогда не будет доволен. Может, тогда не стоит желать этих перемен? Всему своё время, и то, что должно воплотиться, обязательно воплотится – в самое подходящее для этого время. А если попытаться ускорить этот процесс, то не выйдет ничего, кроме ненужной крови, жертв и гибели хороших, благородных людей. Нашего будущего.
«Союз Спасения» – это достаточно удачный исторический блокбастер, где приоритет отдаётся не батальным эпатирующим сценам, а внутренним интригам и беседам в кулуарах. Несмотря на явную неоднозначность операторской работы и сложную проблематику, фильм оставляет приятное впечатление и даже облагораживает, на два с половиной часа перенося в Россию первой половины XIX-го века. Он не поражает какими-то художественными достоинствами, но позволяет нам вспомнить прошлое, даёт стимул к его изучению и реконструкции. А также позволяет вернуться в своё собственное прошлое, когда ты каждый день ходил в школу, пытался запомнить дату восстания декабристов, шалил и мучительно гадал, каким же будет твоё будущее.

 

2 комментария на «“Порождает новые смыслы”»

  1. Жаль, что Пестель не поет «Мы ждем перемен, мы ждем перемен…», а в крепости уже «Я сажаю алюминиевые огурцы на брезентовом поле…» Пестель — это Цой нашего времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *