СТРАШНЫЙ КОНФУЗ

Как в ЦК КПСС переврали Ленина

Рубрика в газете: Тайны Кремля, № 2020 / 39, 22.10.2020, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Надо ли говорить, что в советское время для власти самым главным святым считался Ленин. Кремль собирался его столетие отметить как национальный праздник. Задолго до юбилея заведующий отделом пропаганды ЦК Владимир Степаков представил партийной верхушке специально составленные тезисы ЦК. После рассмотрения и утверждения в Политбюро эти тезисы были переданы в главную газету страны – в «Правду». Публикация состоялась 23 декабря 1969 года.


Народ в своём большинстве, естественно, эту тягомотину даже не пролистал. Осилили тезисы считанные единицы. Среди них – заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Алексей Кондратович.

«Опубликованы Тезисы ЦК к 100-летию Ленина, – отметил он в своём дневнике. – Удручающе длинный, пустословный документ, отличающийся, впрочем, одной характерной для нашего времени особенностью. Кажется, что писали его две разных руки. Одна – одно, другая – совершенно иное. Как две струи: одна вода горячая, другая столь же холодная. А.Т. [Твардовский. – В.О.]: «И струи эти никак не соприкасаются».

Но вскоре в опубликованном документе обнаружилась крамола. В четырнадцатом тезисе составители переврали самого Ленина. Рассуждения оппортуниста Отто Бауэра они приписали вождю. В коридорах власти разразился скандал.
10 февраля 1970 года неприятную ситуацию обсудил секретариат ЦК КПСС. Сохранилась краткая запись происшедшего на заседании обмена мнениями.

«ДЕМИЧЕВ. В Тезисах ЦК КПСС «К 100-летию со дня рождения В.И. Ленина», опубликованных в «Правде», допущена ошибка. В тезисе 14, где речь идёт о рабочем классе и даётся ссылка на В.И. Ленина, ошибочно приведена цитата Бауэра. Старший научный сотрудник ИМЛ т. Титаренко С.Л. представил этот материал без достаточной проверки, а консультант Отдела пропаганды ЦК т. Плетнёв Э.П. ошибочно включил цитату в проект Тезисов. Политической ошибки здесь нет, но допущено извращение.
СУСЛОВ. То, что взяли цитату Бауэра, это политическая ошибка, и за неё надо наказать работников.
УСТИНОВ. Здесь не только ошибка, но и недисциплинированность. За это надо наказать виновных.
СУСЛОВ. Надо, чтобы этот вопрос рассмотрели партийные организации, а руководители доложили ЦК о том, что предпринято» (РГАНИ, ф. 4, оп. 44, д. 5, л. 111).

Вообще-то в подобных случаях сразу вставал вопрос об ответственности руководителя, чьи подчинённые прошляпили ошибку. То есть следовало в первую очередь наказать заведующего отделом пропаганды ЦК Владимира Степакова.
Что это был за фрукт? Ему стукнуло всего-то 58 годочков. В партаппарат он в своё время попал из органов госбезопасности, где отвечал за охрану первых лиц нашего государства. В конце 50-х годов Пётр Демичев пролоббировал его назначение секретарём Московского горкома партии. Ну а в 61-м году бывший чекист пришёл в ЦК.
В ЦК Степаков занимался гонениями на писателей-почвенников. Это он в начале 1963 года организовал кампанию против Фёдора Абрамова и журнала «Нева». В 1964 году ему не понравился уже еженедельник «Литературная Россия», опубликовавший идейно порочные, по его мнению, главы из романа Алексея Югова «Шатровы».
Одно время в ЦК Степакова от крайностей удерживали его непосредственные начальники Леонид Ильичёв и Василий Снастин. Но после отставки Хрущёва всё изменилось. В гору пошёл Демичев, а вслед за ним и Степаков. Новая власть сначала бросила его на газету «Известия», где всем раньше заправлял зять ХрущёваАджубей, а потом доверила ему отдел пропаганды ЦК.
Многие издатели Степакова побаивались. Алексей Кондратович в своём дневнике прямо называл его одним из главных в партаппарате хулителей и гонителей журнала «Новый мир». При этом интеллектуальный багаж этого партаппаратчика был, мягко говоря, более чем скромен. Да, он когда-то защитил докторскую диссертацию о пропаганде марксизма-ленинизма в условиях развитого социализма. Но никакой научной новизны в ней не было. Вся диссертация представляла сплошное словоблудие.
Не сильно выделялись своим научным багажом в подчинённом Степакову отделе и другие сотрудники. Тут уместно будет привести одну байку.

«Эмилия [Проскурнина – цензор из Главлита. – В.О.], – сообщил в 1968 году в своём дневнике Кондратович, – рассказала мне о работнике международного отдела Шахназарове. Он написал какие-то две книжки или брошюры, за которые редакторы получили выговора. А ему хоть бы хны: он пишет речи и доклады для руководства. Так вот этот Шахназаров где-то выпивал со Степаковым. Этот последний любит выпить. Даже нос у него красный. Во время выпивки Шахназаров спросил Степакова: «Ну почему в вашем отделе такие дураки?» И Степаков ответил просто и ясно: «Только такие в наше время и нужны». И вот ответ – чистая правда».

Казалось бы: скандал с тезисами ЦК должен был стоить Степакову должности. Но Демичев всё сделал, чтобы выгородить нужного ему функционера.
Партийная верхушка тоже в преддверии юбилея Ленина не была заинтересована в том, чтобы раздувать скандал. Она попыталась всё решить аппаратными методами, как в таких случаях говорили, – без протокола. Суслов дал устное поручение секретарю ЦК по вопросам пропаганды Демичеву вызвать заведующего отделом пропаганды ЦК Степакова и директора Института марксизма-ленинизма Федосеева с тем, чтобы те организовали разбор полётов в тех партячейках, в которых числились допустившие прегрешение сотрудники.
Да, да, в официальный протокол ситуация с искажением ленинских работ не попала. Она вошла в другое дело: «Перечень вопросов, рассмотренных на заседании Секретариата ЦК КПСС 10/2-70 г., но не включённых в протокол № 10».
В перечне данная тема помещена под номером четыре: «Об ошибке работников Отдела пропаганды ЦК КПСС и Института марксизма-ленинизма».
Сотрудники второго сектора Общего отдела ЦК КПСС 12 февраля 1970 года пометили:

«Вопрос рассматривался на заседании Секретариата ЦК 10.II.70 (без материала). Без вкл<ючения> в протокол № 90.
Принято решение:
1. Вопрос о партийной ответственности за допущенную ошибку передать в соответствующие партийные организации.
2. Т.т. Степакову и Федосееву доложить ЦК КПСС о принятых мерах.
Тов. Яковлеву сообщено» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 656, л. 11).

Александр Яковлев тогда был первым заместителем заведующего отделом пропаганды ЦК.
А что Степаков? Кто-то пустил слух, что его якобы назначили послом в Китай.

«И этот доигрался? – отметил 27 марта 1970 года в дневнике Кондратович. – Иди разбери, что происходит в их доме, в их сплочённых и монолитных рядах».

Но слух не подтвердился. Скорее всего Степаков сам, понимая, что меч над ним уже занесли, попросился в Китай. Однако Кремль в преддверии юбилея Ленина, повторю, тасовать по новой кадры не хотел. Он ограничился наказанием лишь двух «стрелочников» – историка партии С.Титаренко и консультанта ЦК Эрика Плетнёва.
Впрочем, на кухнях политиков и художников гуляли и другие версии. К примеру, в кругах, близких к журналу «Новый мир», были уверены в том, что в верхах вновь обострилась борьба за власть, а Степаков оказался в этой схватке лишь разменной монетой. Мол, не случайно накануне отдел пропаганды ЦК был в конце 1969 года отстранён от подготовки доклада для Брежнева. Якобы Степаков стал путаться у кого-то из сильных мира сего под ногами. Смотрите, что 4 апреля 1970 года записал в свой дневник Кондратович:

«Говорили о переменах и слухах. У Дементьева, как у систематика, целая теория, о которой он вчера разговаривал с А.Т. [Твардовским. – В.О.]. Дементьев идёт от декабрьского Пленума. Тогда доклад Брежнева был полной неожиданностью для Степаковского отдела. Это видно, они ничего не знали о нём и не готовили его. Уже тогда они были отстранены. Потом накладка с тезисами к ленинскому юбилею. Виноват отдел и Суслов, курировавший эти тезисы, вписавший в них что-то. Никто не пострадал за вопиющую ошибку – и это отчасти не случайно: видимо, всех защищал Суслов. Страсти, споры, видимо, теперь уже приняли критический характер».

Определённая логика тут присутствовала. Но, подчеркну, отнюдь не Суслов отстаивал Степакова. За Степаковым стоял Демичев. Но политический вес Демичева к 1970 году серьёзно снизился. Сохранить Степакова в партаппарате шансов у него уже не было. Он мог лишь отсрочить отставку своего протеже.
Почему отставка Степакова была неизбежна? Только ли из-за ошибки в тезисах ЦК? Нет, тезисы были всего лишь поводом. В противном случае власть рано или поздно наказала бы и директора Института марксизма-ленинизма Петра Федосеева, чей сотрудник вписал крамолу в тезисы ЦК. Но Федосеева Кремль лишь слегка пожурил, а потом и серьёзно повысил в званиях и должностях. Вот его-то действительно много лет оберегал Суслов.
Главная же вина Степакова заключалась в его принадлежности к команде Александра Шелепина, которая вроде бы никак не хотела отказаться от плана перехватить у Брежнева власть.
Всё разрешилось в конце 1970 года. 12 ноября секретариат ЦК назначил Степакова послом в Югославию (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 791, л. 185).

«Он, – писал в своём дневнике Кондратович, – был за что-то снят (только не за благородство) и направлен послом в Югославию. Назначение шагами у нас уже давно стало формой ссылки. Но Степакову место ссылки было определено довольно точно: дух Югославии наверняка ему противопоказан: тем вернее будет информировать. Недолго колыхался на идеологической волне этот уже давно остаревший, обрюзгший человечек, в сущности, канул в дипломатическо-ссыльное небытие. А ведь как старался!» (А.И. Кондратович. Новомирский дневник. М., 2011. С. 258).

Больше Степаков не поднялся. С должности посла его в 1978 году спровадили на пенсию.

 

3 комментария на «“СТРАШНЫЙ КОНФУЗ”»

  1. Поистине;»буря в стакане воды».Или»мышиная»/пардон-«партийная»/возня…Это вместо того,чтобы серьезно заниматься экономикой;как Ли Куан Ю-в Сингапуре и Дэн Сяо Пин-в Китае.Так»гора родила мышь».Начётчики из партейной бюрократии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *