Три клёна на Циттауэрштрассе 29…

Рубрика в газете: Культурные мосты, № 2019 / 7, 22.02.2019, автор: Олег ТАТКОВ

«Клёны выкрасили город колдовским каким-то цветом» – это, оказывается, и про Дрезден тоже. Тихий район города, старинный Прусский квартал, улица Циттауэрштрассе. Милые ухоженные, утопающие в зелени особняки XIX века. Встречаются и современные постройки, впрочем, не особо выделяющиеся архитектурно и ландшафтно по стилю от своих «пожилых» соседей. Это, как объяснили мне, – постройки на местах строений, уничтоженных в конце Второй мировой войны, – во время варварской и бессмысленной со всех точек зрения бомбардировки Дрездена войсками союзников.

Zittauer Straße/«Циттауэрштрассе». Дом номер 29. Скромная табличка на входе – «Deutsch-Russisches Kulturinstitut»/ «Немецко-русский институт культуры». Полуторавековое здание института стоит на российской земле, официально выкупленной в 1947 году Народным комиссариатом внешней торговли СССР у немецкого собственника. Это один из 150 так называемых «микояновских» объектов.


Справка: Немецко-Русский институт культуры (НРИК) – общественная организация, созданная с целью осуществления полноценного диалога немецкой и русской культур. Институт проводит встречи с российскими писателями, поэтами, актёрами, презентации книг, вернисажи и фотовыставки, а также симпозиумы, музыкальные вечера и другие мероприятия. Институт проводит интеграционную работу, особенно среди молодёжи. Здесь проходят курсы немецкого и русского языков и действует Сервисный центр для российских соотечественников.


«Четверть века назад, когда стремительно и бездарно выводились в чистые поля войска ГСВГ (Группа Советских войск в Германии), на обломках некогда могучего Общества германо-советской дружбы инициативой подвижников, пытающихся найти объективную опору в вихрях всеобщей растерянности тогдашней действительности, зародилась организация, которую старожилы Дрездена называют Русский Дом» (цит. из статьи газеты «Берлинский телеграф». – Авт.).

Основатели института – супруги Валерия Дмитриевна Сотникова-Шелике и Вольфганг Фрицевич Шелике (Wolfgang Schalike). В истории этой супружеской пары, возникшей в Москве в 1962 году, без преувеличения отразились все основные перипетии немецко-российских отношений 20-го века. Всю свою жизнь Валерия и Вольфганг Шелике, их сын с дочерью посвящают «наведению культурных мостов» между нашей страной и Германией. Москва подарила Вольфгангу Шелике захватывающую жизнь студента МАИ, здесь он ездил осваивать целину, защитил диссертацию кандидата технических наук, начал строить плодотворную карьеру. Единицы в Германии, как он, любят и знают русский язык. Единицы так понимают Россию. Он и занимается судьбой гарнизонного кладбища в Дрездене, и пробивает постройку нового здания библиотеки. Часть её фондов хранится в обычном гараже.

Сердце немецко-русского института культуры – библиотека им. Ф.М. Достоевского, начавшаяся с библиотеки советского дрезденского Дома офицеров, которая была спасена супругами Шелике и их единомышленниками. Сейчас фонд библиотеки, включая видеотеку, насчитывает более 30 тысяч единиц хранения. В библиотеку записаны немцы, – в основном те, кто переехал в Германию и хочет, чтобы их дети не теряли связь с русской культурой.

Я познакомился с Вольфгангом Шелике в декабре 2018 года, на одном из мероприятий немецко-русского института культуры. Мы проговорили с ним более 3-х часов, мой диктофон, отработав положенный час, остановился, но я этого даже не заметил. Часть этой беседы я предлагаю читателям «Литературной России».


Вопрос. Уважаемый Вольфганг Фрицович, расскажите о пребывании Фёдора Михайловича Достоевского в Дрездене, появлении здесь памятника Ф.М. Достоевскому и о вкладе возглавляемого Вами немецко-русского института культуры в это событие.

Вольфганг Шелике. Фёдор Достоевский вне России жил и творил дольше всего в Дрездене. И это было толчком для начала наших поисков его следов в Дрездене или в окрестностях Дрездена. Весной 1868 года, вскоре после свадьбы, Достоевский едет со своей женой Анной Григорьевной за границу. Утонувши в долгах, он бежит от кредиторов. Заскучав в Берлине, они перебираются в Дрезден. Вначале они поселились в центре – в гостинице, но вскоре переехали в более дешёвую меблированную квартиру. По городу передвигались пешком – на извозчиков попросту не было денег. Любили бывать в городском парке. Посещали бесплатные концерты, с удовольствием слушали музыку. Обедали в ресторане «Бельведер» на городской террасе и в итальянской деревушке, где Достоевский заказывал свежего угря, выловленного в Эльбе. В августе 1869 года, после путешествия по Европе, семья вернулась в уже знакомый им Дрезден. Через месяц – 14-го сентября 1869 года, на Виктория штрассе 5 у Достоевских родилась дочь Любовь.
Когда рождается человек – в книгу прихода, который посещают его родители, вносится запись. Мы нашли запись о крещении дочери Достоевских Любови в Храме Православного прихода города Дрездена.
Страсть Фёдора Михайловича к карточной игре привела семью писателя к финансовой пропасти, тем не менее его тянуло к карточным столам под Хомбург, Баден-Баден, откуда он слал жене телеграммы и письма с просьбой прислать ему денег, которые тут же проигрывал. В дрезденское время написаны 2 произведения – «Вечный муж» и «Бесы».


Справка:

Нечаевское дело

21 ноября 1869 г. произошло событие, которое потрясло в какой-то мере Россию и особенно Достоевского. Участники революционного кружка Нечаева убили одного из своих соратников. Об этом убийстве Достоевский узнал из газет. Оно поразило его ещё и потому, что буквально за пару месяцев до этого, в сентябре, к ним, к Достоевским – они в это время жили за границей, в Дрезден приезжал брат Анны Григорьевны, студент Петровской земледельческой академии. И он очень много рассказывал о студенте Иванове. Вот именно этот студент Земледельческой академии Иванов и стал жертвой нечаевцев. И рассказывал брат о нём, как вспоминает Анна Григорьевна, как об умном и выдающемся по своему характеру человеке – что очень важно, коренным образом изменившем свои прежние убеждения. То есть Иванов отрёкся от нигилизма и проделал тот путь, который проделал в своё время сам Достоевский. Очевидно, история этого молодого человека его крайне заинтересовала. И вот теперь он узнаёт о его страшном финале. Собственно, это событие и легло в основание сюжета его нового романа под названием «Бесы». В феврале 1873 г., когда роман уже вышел отдельным изданием, Достоевский пишет письмо наследнику престола, будущему императору Александру III. Тот очень заинтересовался романом и через К.П. Победоносцева просил автора разъяснить его основную идею. И Достоевский пишет следующее: «Это почти исторический этюд, которым я желал объяснить возможность в нашем странном обществе таких чудовищных явлений, как нечаевское преступление. Взгляд мой состоит в том, что эти явления – не случайность, не единичны, а потому и в романе моём нет ни списанных событий, ни списанных лиц». (цит. по Владимир Викторович. – Авт.).


Вольфганг Шелике. Писатель страдал от эпилептических припадков и быстро выходил из себя (по малейшему поводу). Он с трудом признавал западную цивилизацию, возмущался, – по его мнению – самодовольными мещанами-немцами, постоянно конфликтовал с окружающими. В воспоминаниях его жены описаны такие ситуации (случаи). Она их называет анекдотами.

«Пробыв два дня в Берлине, мы переехали в Дрезден. (…) Остановились мы на Neumarkt, в одной из лучших тогда гостиниц «Stadt Berlin» и, переодевшись, тотчас направились в картинную галерею, с которою муж хотел ознакомить меня прежде всех сокровищ города. Фёдор Михайлович уверял, что отлично помнит кратчайший путь к Цвингеру, но мы немедленно заблудились в узких улицах, и тут произошёл тот анекдот, который муж приводит в одном из своих писем ко мне в пример основательности и некоторой тяжеловесности немецкого ума. Фёдор Михайлович обратился к господину, по-видимому интеллигентному, с вопросом:

– Bitte, gnadiger Herr, wo ist die Gemalde-Gallerie?
– Gemalde-Gallerie?
– Ja, Gemalde-Gallerie.
– Konigliche Gemalde-Gallerie?
– Ja, konigliche Gemalde-Gallerie.
– Ich weiss nicht {*}.
{* Пожалуйста, милостивый государь, где находится картинная галерея?
– Картинная галерея?
– Да, картинная галерея.
– Королевская картинная галерея?
– Да, королевская картинная галерея.
– Я не знаю (нем.).}

Мы подивились, почему он так нас допрашивал, если не знал, где галерея находится (из дневников А.Г. Достоевской. – Авт.).

 

Вольфганг Шелике. Достоевского постоянно тянуло в картинную галерею и в первую очередь к «Сикстинской мадонне» Рафаэля. Он мог часами простаивать перед этой картиной. Он почти каждый день приходил; – с одной стороны, посмотреть на неё, а с другой – помолиться «Саксонской мадонне», и затем он этот образ, когда вернулся в Петербург, привёз с собой. В его доме-музее над кроватью этот образ Сикстинской Божьей матери висит до сих пор.

«Федя никогда не может хорошенько рассмотреть Сикстинскую мадонну, потому что не видит так далеко, а лорнета у Него нет. Вот сегодня он и придумал стать на стул пред Мадонной, чтоб ближе её рассмотреть. Конечно, я вполне уверена, что Федя в другое время ни за что не решился бы на этот невозможный скандал, но сегодня он это сделал; мои отговоры ничему не помогли. К Феде подошёл какой-то служитель галереи и сказал, что это запрещено. Только что лакей успел выйти из комнаты, как Федя мне сказал, что пусть его выведут, но что он непременно ещё раз станет на стул и посмотрит на Мадонну, а если мне это неприятно, то пусть я отойду в другую комнату. Я так и сделала, не желая его раздражать; через несколько минут пришёл и Федя, сказав, что видел Мадонну. Федя начал говорить, что за важность, если б его и вывели, что у лакея душа лакейская и т.д.». (из дневников А.Г. Достоевской. – Авт.).

Вольфганг Шелике. В апреле 1871 года за три месяца до возвращения из Дрездена в Россию Достоевский навсегда прекратил играть в карты… В июле 1871 года семья покинула Дрезден и вернулась в Петербург. После смерти Достоевского в 1881 году его вдова приезжала в Германию и провела некоторое время в Дрездене. На евангелическом кладбище Святой Троицы в Дрездене сохранились могилы двух друзей писателя. Здесь есть фамильное захоронение барона Александра Врангеля – царского посланника во многих европейских странах – в том числе, и в Саксонии. Он всю жизнь помогал Достоевскому. В нескольких шагах от могилы барона Врангеля находится могила протоиерея Александра Фёдоровича Розанова. Он был настоятелем Русской православной церкви и русской общины в Дрездене во время пребывания там Достоевских. Он крестил их дочь Любовь.

 

Одним из самых замечательных проектов, воплощённых в жизнь институтом немецко-русской культуры (на этот проект ушло десять лет), явилось открытие памятника Фёдору Михайловичу Достоевскому, работы российского скульптора Александра Рукавишникова. В 2006 году Дрезден праздновал своё 800-летие, это был год 185-летия Достоевского и 125-летия со дня его смерти. 10 октября 2006 года президент Российской Федерации В.В. Путин, канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министр Саксонии Георг Мильбрандт торжественно открыли памятник великому писателю в столице Саксонии. Памятник Ф.М. Достоевскому обрёл оптимальное место – на берегу Эльбы между зданиями Федерального парламента (Der Sachsische Landtag) и Конгресс-центра. Супруги Шелике шли против течения десять лет, обивая пороги, чтобы в Дрездене разрешили поставить памятник великому русскому писателю.

Вольфганг Шелике. Мы его и поставили против течения Эльбы в направлении востока.

Вопрос. Расскажите о планах института немецко-русской культуры на ближайшее время.

Вольфганг Шелике. Мы мечтаем о памятниках Сергею Рахманинову и Марине Цветаевой в нашем городе.
Три зимы – с 1906 по 1909 год Сергей Рахманинов провёл в Дрездене. В Дрездене родилась 2-я симфония, которая считается одной из вершин его творчества. Мы нашли запись в книгах общины русской православной церкви, в которой община благодарит Сергей Рахманинова за выделение средств на покупку угля для отопления Православного Храма Дрездена. Его старшая дочь Ирина венчалась здесь в 1924 году с князем Петром Волконским. Родители жены Рахманинова эмигрировали в 1921 году и поселились в Дрездене. На Гёте аллея 26 Рахманинов бывал у них и в 1927 году закончил здесь свой 4-й фортепианный концерт. Рахманинов писал домой, что Дрезден ему очень нравится и он чувствует себя здесь как дома.
Марина Цветаева выросла в семье, где немецкий язык был практически вторым родным языком. Её мама Мария Александровна Мейн, в жилах которой текла и немецкая кровь, говорила на немецком, как на родном языке, и в принципе,он считался её родным языком, поэтому обе сестры Цветаевы – Мария и Анастасия – превосходно говорили на немецком языке. Марина Цветаева относилась к Германии по-особенному. Не зря в своём стихотворении «Германии» она написала – «Германия моё безумие, Германия моя любовь»…

Ты миру отдана на травлю,
И счёта нет твоим врагам,
Ну, как же я тебя оставлю?
Ну, как же я тебя предам?

И где возьму благоразумье:
«За око – око, кровь – за кровь», –
Германия – моё безумье!
Германия – моя любовь! (…)

Марина Цветаева
1 декабря 1914 года

Вольфганг Шелике. Нашей работой мы как бы создаём и оставляем новые русские следы в Дрездене и наши гости из России Булат Окуджава, Евгений Евтушенко, Чингиз Айтматов, Белла Ахмадуллина, Даниил Гранин, Владимир Войнович, Дина Рубина, Анатолий Приставкин, Аркадий Ваксберг, Виктор Пелевин, Валерий Золотухин, Вениамин Смехов и многие другие оставили надолго следы русской культуры и русского искусства здесь, в Дрездене.

Надо отметить, что семье Шелике за эти годы удалось создать и сплотить вокруг института многонациональный коллектив, не побоюсь этого слова, – подвижников, готовых с утра до вечера заниматься пропагандой нашей культуры в Германии. Виталий Колесник, Наталья Загорская, Александр Ярышко и множество добровольных помощников в России и Германии трудятся над наведением культурных мостов не только в области литературы, но и кино, концертной деятельности, благотворительных мероприятий. Напоминаю, что Немецко-русский институт культуры в Дрездене – организация общественная и существует на дотации городской магистратуры Дрездена. Дотаций же из Минкульта России сотрудники института не видели.

Поиски русских следов в Саксонии лишь малая часть работы Немецко-русского института культуры в Дрездене. Сейчас они готовят кинофестиваль, посвящённый документальным и художественным фильмам о космосе, планируют комплекс мероприятий к 9 Мая, организовывают работу по оказанию российским детям, больным муковисцидозом – помощи в лечении в дрезденском институте муковисцидоза; готовится к показу в Дрездене выставка рисунков семилетнего художника из Сочи Гриши Рида.

Я знаю, что сотрудники института мечтают через несколько лет, – к 200-летию со дня рождения Ф.М. Достоевского, – устроить дни его памяти в Дрездене и пригласить артистов театра им. Е.Вахтангова со спектаклем «Бесы», который стал последним спектаклем, поставленным на прославленной вахтанговской сцене режиссёром Юрием Петровичем Любимовым. Мечтают они и о выставке фотохудожника Дмитрия Дубинского, который день за днём фиксировал на фото репетиции этого спектакля великим Мастером. Надеюсь, этот материал привлечёт внимание Министерства культуры России к будущему событию, и мечты сотрудников общественной организации – Немецко-русского института культуры – сбудутся.

«Пусть плохого никто не посмеет содеять
С Домом русской культуры под номером
двадцать девять.
Пусть и в будущем веке скрипят нам
приветливо: «Здрасьте» –
Эти добрые двери на Циттауэр штрассе»!

Е.А. Евтушенко. Июнь 1995 г.


Примечание автограф этого стихотворения Евгения Евтушенко (не вошедшего пока в его официальное издание стихотворений), как и множество других автографов писателей и поэтов, в разное время побывавших в дрезденском немецко-русском институте культуры, хранится в библиотеке института и ждёт исследователей российской современной литературы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *