ТРИДЦАТЬ ВТОРОЕ АВГУСТА

Рубрика в газете: ПОЭТИЧЕСКИЙ АЛЬБОМ, № 2018 / 47, 21.12.2018, автор: Ася АНИСТРАТЕНКО

 

Ася АНИСТРАТЕНКО

 

 

* * *

незнакомец в оконном проеме сутулясь

запускает веселое чувство беды

так бывает во сне из распахнутых улиц

поднимается теплое тело воды

и возносит тебя невозвратно и страшно

тополиная пена пивное стекло

и в заросших каналах стоит телебашня

и молчит забывая жужжание слов

повернись на живот и гляди напряженно

вот уже проступает в торфяной воде

недоступное счастье простое чужое

как пятерка по алгебре в солнечный день

 

* * *

как маетно, господи, дни — ни себе ни людям.

и сердце лежит за грудиной свинцовым грузом,

когда, что ни сделаешь, кто-то тебя осудит,

а круг понимающих узок, предельно узок.

 

один на один с бесполезной уже надеждой,

уткнувшись в экран, а особенно — среди ночи,

лежишь, провожаешь чужих, незнакомых прежде,

как дверь закрываешь за каждым поодиночке.

 

казалось бы, что там еще рассмотреть под лупой:

никто никого никогда не простит за это.

за глупых, которых в избытке, живых и глупых,

за мертвых и тех, кто не может за них ответить,

 

за жалкие, жидкие, горькие слезы грусти,

за слишком веселые в кои-то веки песни,

за все, что случилось, и не отменить, хоть тресни,

и не отпускает — но точно потом отпустит,

 

за все, что сквозь слезы идем исполнять по нотам,

как должно, навстречу живым, примиряясь с этим.

за то, что мы люди на черном и белом свете.

а кто-то на том.

и все больше мы знаем, кто там.

 

 

* * *

это мы моя радость действительно мы

после лета у самого края зимы

на вполне уже финишных наших прямых

мы застыли невидимым строем

наши шпалы лежат наши рельсы стучат

мы стучим по ночам в свой единственный чат

для которого как от начала начал

длится августа тридцать второе

 

мы проверили кажется все что могли

нам уже продадут все напитки земли

мы курили рожали бросали вели

мы любили спасали теряли

нам открыты все двери но хватит дверей

к этой странной полуночи в нашей игре

не останется фей дедморозов царей

до которых бы мы не достали

 

это мы середина закончился сет

мы ещё не уходим так сразу и все

мы стоим на нейтральной пока полосе

и засунули руки в карманы

ночью холодно слушай сентябрь извини

и уже не торгуясь за тёплые дни

мы исправно как все пропадаем одни

а в толпе чуть помедленней странно

 

дорогая толпа я найду ли ценней

мы горели в воде и тонули в огне

или просто мы были внутри и вовне

это нас не испортило вовсе

обними меня крепко товарищ и брат

нас такие уже закалили ветра

что ей-богу не страшно а просто пора

принимать эту осень

 

 

* * *

 

на одной ноге на тонком льду

дурачок у мира на виду

и куда вторую ни поставь

страшно что случится пустота

разные бывают тупики

берега заснеженной реки

до которых шаг полшага шаг

страшно что не так не так не так

и молчит безвидная вода

под хрустальным нежным слоем льда

тяжело себя перевести

говоришь прости прости

прости

 

* * *

 

когда людей друг к другу, скажем, тащит

грохочущим конвейером судьбы,

не думаешь же ты, что настоящей

причиной должен быть совместный быт,

 

что тайный смысл непрошеных явлений

лежит надежно в этом поколенье

и целеполагание лежит

в туда-сюда движении супругов,

не что там люди делают друг другу,

не просто, скажем, книжку одолжить.

 

пей кофе, чай, кури, сопротивляйся,

разгадывай кроссворд, беги в сельпо.

когда коту отстряпывают яйца,

и то он как-то властен над толпой,

поскольку кот не ведает сомнений,

приличий, обещаний и примет.

он может укусить, по крайней мере.

и может соскочить. а ты-то нет.

 

* * *

еще бывает, вещи говорят.

«откроешь ящик — там должны быть свечи».

не я решила так — решили вещи,

выстраивая свой незримый ряд.

им стало трудно здесь, в сплошном дыму.

когда бы мир стоял, как на параде —

но нет, трясет, колбасит, лихорадит,

куда-то тащит, по всему — во тьму.

 

что третий мир, четвертый, пятый рим?

что шторы, гладить? нет, не гладить. гладить.

когда же мы с тобой уже присядем

и просто так про все поговорим,

про день субботы, отдых от работы,

про кто я, кто ты — между прочим, кто ты,

куда идешь, идешь ли вообще?

и вещи странствуют по руслам комнат

и обещают обо всем напомнить,

у них на то есть интернет вещей.

 

ведь надо знать, куда кладут белье,

когда целуют хмурого подростка.

везде непросто, впереди непросто,

но есть уют, нагретое жилье,

и что-то, приготовленное мной,

и что-то впереди еще такое.

вот свечи положу и успокоюсь.

конечно, в ящик. правый, выдвижной.

 

 

* * *

мизогиния женских раздевалок

и душевых

стоишь среди разрозненных русалок

таких живых

никто из них не совершенен сразу

и ты и ты

куда бежать сознанию и глазу

от наготы

все виды увядающего тела

во всей красе

никто не хочет смертным и дебелым

как ты как все

никто не ждет игривых и влюбленных

хватать соски

уходит мыться целеустремленно

тянуть носки

яблонская и рембрандт и дейнека

закрой глаза

и гель забытый в душевом отсеке

и гулкий зал

и полчаса на плечи и коленки

и тишина

и пятьдесят от стенки и до стенки

и шесть до дна

 


 

Ася Анистратенко родилась в Иркутске. Закончила факультет иностранных языков Новосибирского педагогического университета. Жила и работала в Новосибирске, Петербурге, Москве. Лауреат нескольких фестивалей авторской песни, гран-при фестиваля «Топос» в 1999 году. В начале 2000-х — участник лито В. А. Лейкина. В 2001-2002 году — редактор, затем главный редактор поэтического сайта Stihi.ru. Составитель и участник одного из первых сборников сетевой поэзии «Тринадцать» («Скифия», 2002 год). Участник первого, неофициального слета поэтов в Липках (2001 год). Лауреат 2-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии-2013, член жюри нескольких Кубков мира и Чемпионатов Балтии по русской поэзии. Редактор раздела «Поэзия» в журнале «Сетевая словесность» (netslova.ru) с 2008 по 2014 год.

В 2005 году по инициативе А. Н. Житинского вышла дебютная поэтическая книга Анистратенко «Приближение к теме» (издательство «Геликон Плюс»), в 2013-м — книга стихов «Презеленый и синий» (Минск, «Более другое издательство»). В 2018 издатель И. Б. Белый выпустил третью поэтическую книгу Аси Анистратенко «Второй свет».

7 комментариев на «“ТРИДЦАТЬ ВТОРОЕ АВГУСТА”»

  1. Не знает, бедная, то ли совсем знаки препинания убрать, то ли везде ставить. Поэтому через раз на третий. Выглядит нелепо.

  2. Николай ЕРЁМИН Литературная ПАРОДИЯ
    РЕЛЬСЫ и ШПАЛЫ
    Ася АНИСТРАТЕНКО, цитаты:
    наши шпалы лежат наши рельсы стучат…
    обними меня крепко товарищ и брат
    и целеполагание лежит
    в туда-сюда движении супругов,
    когда коту отстряпывают яйца,
    никто не ждет игривых и влюбленных
    хватать соски
    лежишь, провожаешь чужих, незнакомых прежде
    ***
    — Я была игривой и влюблённой –
    Обнимал меня товарищ-брат
    Так, что до сих пор — О, время оно! —
    Если вспомнить, — рёбрышки стучат…

    А теперь лежишь, как будто шпала
    Между рельс, и думаешь: — Пропала! —
    …В грёзах, изнывая от тоски,
    Кот вопит… Ночь! ( Не видать ни зги…
    Поезд мчится… Всё короче путь…)
    Обними! — забыться и заснуть…

    Николай ЕРЁМИН 21 декабря 2018 г Красноярск

  3. А про стучащие рельсы надо бы в РЖД написать, пусть чинят. Смазаны плохо, вот и стучат.

  4. В голове каша, и эта каша выложена на бумагу. Кушайте, уважаемые читатели и не придирчивая к текстам редакция!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *