Я делаю всё для народа Или Скандал в благородном семействе

Рубрика в газете: Бочки с дёгтем, № 2020 / 39, 22.10.2020, автор: Тотон БЕКА

Оригинальный способ честного отъёма денег у граждан изобрёл тюменский писатель, член Союза писателей России Николай Ольков. Если вы думаете, что он написал хорошую книгу и теперь продаёт её у подземного перехода, то вынужден вас разочаровать. Увы…
Так о чём же речь? Да о том, как Н.М. Ольков подал исковое заявление в суд, требуя взыскать энную сумму с Елены Калининой, директора муниципального автономного учреждения библиотек Бердюжского района «Престиж» в качестве возмещения ущерба за причинённый ему моральный вред. Цена вопроса? Готовы? Пятьсот тысяч рублей. Переварили?
Чем же так не угодила писателю бедная сельская библиотекарша? Чем же она так его обидела?


Дай ему потачки…

История эта уходит своими корнями в теперь уже далекое прошлое.
В 2007 году администрация Бердюжского района Тюменской области, где имеет несчастье (для администрации, разумеется, а не для писателя) проживать Н.М.Ольков, объявила своего рода тендер на сбор материалов для книги, посвященной юбилею района. Участие в нём приняли два человека: бердюжский писатель Н. Ольков и писатель из соседнего, Казанского района О.Дребезгов. Победителем стал… Ну, выбор, на мой взгляд, был очевиден: кому же поручить сбор материалов о районе, если не его коренному жителю? Который и денег к тому же запросил меньше, чем его оппонент. Эх, если бы только глава района знал, что не на том экономит! Но и за эту работу Н.Ольков получил немало – 150 тыс.р.
Собранные материалы, согласно договору, теперь принадлежали администрации. Но толку от них никакого – так, субпродукты, из которых ещё предстоит приготовить вкусное блюдо. И глава района снова объявляет конкурс – теперь уже собственно на написание книги о районе с использованием тех самых, уже оплаченных из районного бюджета материалов. И опять же вполне логично, что выигрывает этот конкурс Н.Ольков. На этот раз он получает за работу 350 000 рублей.
В моём распоряжении имеется копия договора на оказание услуг по написанию книги, и всё в нём хорошо, кроме одного: там ни слова не сказано о передаче заказчику, т.е. администрации района, исключительных прав на рукопись. По незнанию своему заказчик не понимал, что при отсутствии такого пункта он не может считать книгу своей. Даже если заплатил за неё деньги. Это просто такое своеобразное спонсорство…
В истории собственно издания книги «Синеокая сторона. Очерки по истории Бердюжского района» тоже имеются тёмные пятна. Рукопись был передана для рецензирования тогдашнему руководителю Тюменской писательской организации Н.Денисову, тоже уроженцу Бердюжского района, и руководителю Бердюжского землячества Л.П.Третьякову. Замечаний было сделано немало, и, надо признать, вполне объективных, что называется – по делу. Но Николай Максимович не счёл для себя нужным прислушиваться к ним и дорабатывать рукопись. Он просто отвёз её в типографию, договор с которой к тому времени уже был заключён. И районной администрации ничего не оставалось, как оплатить тираж.
Что вызывает у меня искреннее удивление – так это бесконечное попустительство Н.М. Олькову со стороны местной власти и потакание всем его прихотям. Библиотека за счёт бюджетных средств постоянно приобретала его книги, то и дело изыскивала какие-то деньги, чтобы поддержать писателя материально… «Синеокая сторона» была издана дважды – сначала в 2008 году и еще раз – в 2010-м …
Но правильно говорят: положи палец в рот, он всю руку откусит. Впрочем, к Н.М.Олькову, большому знатоку (чего уж тут!) русского разговорного, больше подходит другая поговорка: дай ему потачки, так и сам от него на карачках. Вот-вот, как раз тот случай.

Не надо ссориться с Ольковым

Весной 2019 года Николай Максимович появился в кабинете директора МАУ «Престиж» Е.В.Калининой с предложением переиздать книгу «Синеокая сторона». Нет, ничего предосудительного в этом, конечно, нет! И никто, собственно говоря, не был против. Наоборот: Елена Витальевна написала главе района В.А Рейну: «Высказывая пожелания жителей Бердюжского района, Ишимского района неоднократного обращения граждан Омской и Свердловской областей, прошу помочь в издании переработанного и дополненного издания». И Олькову снова пошли навстречу! Хотя ничего дополнять и перерабатывать никто не спешил.
А теперь минуточку внимания: от очередного гонорара за книгу писатель отказался в присутствии нескольких свидетелей (!), заявив, что своё он сполна получил. Даже книг попросил не так много – с десяток, для друзей и для библиотек. «Я делаю все для народа!» – Елена Витальевна хорошо помнит эти громкие слова. Не стал он подписывать и договор, согласно которому должен был передать, наконец, исключительные права на книгу администрации района, посетовав, что оставил дома очки… И в течение нескольких месяцев к этому вопросу не возвращался.
А библиотека тем временем принялась разрабатывать план мероприятий по презентации и популяризации книги, одновременно активно сотрудничая с типографией и, разумеется, с писателем, обсуждая с ним то обложку, то аннотацию к книге, то стоимость одного экземпляра. Об этом свидетельствует их переписка по электронной почте, предоставленная суду. Согласно закону, обнародовать её нельзя, поэтому ограничусь вольным пересказом.
Спустя некоторое время в письмах появляются робкие намёки на то, что неплохо было бы всё-таки выплатить гонорар: «Вы там что-то говорили о предоплате? Тогда я отказался. Нужды не было, – теперь появилась. Тираж вышел – когда расчет? Неплохо было бы найти хоть десять тысяч…»
Но библиотека – не частная лавочка. Нельзя просто так взять из кассы деньги. Может, всё-таки заключить договор?
Не-е-ет, тогда в планах у Николая Максимовича этого не было. Но зимой 2019 года тон его общения с Калининой резко меняется. Сначала он требует найти с десяток (тысяч) рублей, затем «в воспитательных целях» ставку удваивает, потом начинается шантаж: купите другую книгу за 50 тысяч рублей или давайте подпишем договор на эту же сумму… Затем претензию получает глава района – уже на 100 тыс. р.
«Не надо ссориться с Ольковым», – угрожает он Калининой. И в переписке появляется упоминание о судебном иске, а тираж книги иначе, как пиратским, не называется. По словам Олькова, о переиздании книги он случайно узнал из интернета… И, разумеется, участвовать в мероприятиях, связанных с презентацией «Синеокой стороны», не намерен. «Спасибо пандемии, – радуется теперь Елена Витальевна. – Она не позволила нам проводить эти мероприятия».
Апогеем конфликта стало исковое заявление в суд:
«1. Признать незаконным переиздание моей книги «Синеокая сторона», произвести конфискацию и уничтожение контрафактной продукции.
2. Взыскать с ответчика в мою пользу компенсацию морального ущерба и унижения профессионального достоинства 500 (пятьсот) тысяч рублей».
Ответчик, как вы понимаете, руководитель МАУ «Престиж» Е.В.Калинина.
Удивление тут вызывает даже не сумма иска. Ну, решил человек ещё раз заработать на том, за что ему уже заплатили. Великое дело! Это раньше, в далекой юности, я наивно считал, что русский писатель – ум, честь и совесть народа. Теперь понимаю, что и с умом-то иногда не ахти, а уж про честь и совесть – часто и говорить нечего. Но уничтожение «контрафактной» продукции… Это писатель говорит о книге?! О своей собственной книге?! Той самой, которая, по его же собственным словам, для народа?! Тут даже про 70 тысяч рублей бюджетных денег, которые Ольков предлагает сжечь, вспоминать не хочется. Как и про то, что даже собака не кусает руку, которая ее кормит.
Бывает же так: внешность – прям такая благостная… Ну, ничего в нём демонического нет, а вот держаться подальше хочется.
На первом заседании суда Николай Максимович вёл себя вызывающе, кричал, что оскорблён. «Чем же вы оскорблены? – спросила его судья. – Вы хотели книгу для народа, – она есть. Какие у вас претензии?». Ольков отвернулся. На втором заседании неожиданно прикинулся глухим. Ну, хорошо ещё – не смертельно больным, это он может. На третье просто не пришел.
Точку в деле поставило заседание суда, состоявшееся 29 сентября. На него были приглашены не только истец и ответчик, но и многочисленные свидетели неблаговидного, мягко говоря, поступка писателя. Наверное, это в какой-то степени повлияло на то, что от своего иска Н.Ольков отказался…
Вот так. Вроде бы всё закончилось хорошо, но, как говорится, «ложки нашлись, а осадок остался».

P.S.
В распоряжении автора имеются все упомянутые в статье документы.

17 комментариев на «“Я делаю всё для народа Или Скандал в благородном семействе”»

  1. Здесь писатель Н.Ольков показан в неблагоприятном виде. Может быть, он объяснится здесь как-нибудь? Хотелось бы выслушать и вторую сторону конфликта.

  2. Постойте.
    Но он разве писатель?
    Он «член Союза писателей», а не писатель.
    Не путайте Божий дар с яичницей.

  3. Николай Ольхов, безусловно, писатель и у него есть имя в среде писателей. Он много публикуется в российских журналах. Здесь не обсуждается в исходной публикации писатель он или не писатель. Речь идёт о финансовом конфликте. Вот и судите не по творческим основаниям, а о том, что написано в публикации выше. Конечно, если все освещено так, как было на самом деле, то история неприглядная. Но я судить никого не берусь. Не то получится, как со скульптурой Есенину в Москве: ее заклеймили позором и об’явили памятником, а на деле это оказалось временным арт-проектом, не стоящим даже и упоминания и страстей.

  4. Уважаемый Guest, я бы на Вашем месте не был столь категоричен. Тот, кто «много публикуется в российских журналах», — разве обязательно писатель? Некоторые журналы и читать-то не хочется, — такая безграмотная галиматья там публикуется.
    Может, Вы еще скажете, что тот, кто обладает удостоверением члена какого-то союза писателей, — писатель?

  5. О качестве творчества Николая Олькова «Литроссия» уже писала в № 31 от августа 2020 г. «Как руководство Союза писателей России классиков лепит». Но поскольку сегодня разговор подняли о человеческих качествах этого писателя, внесу и я свои 5 копеек.
    Николай Ольков и Александр Можаев из Ростова в нарушение Положения о конкурсе современной прозы им. В.И.Белова «Всё впереди» представили на него уже опубликованные ранее произведения. Когда были названы лауреаты, сотрудники Бердюжской центральной библиотеки об этом нарушении Положения о конкурсе сообщили руководителю СПР Николаю Иванову и руководству департамента культуры Вологодской области. Николай Иванов ответил быстро, открестился тем, что СПР Олькова на конкурс не выдвигал, а рецензия в «Литроссии» на творчество Олькова, как раз именно на произведение, признанное в числе лучших, это просто нападки редакции на руководство Союза.
    О том, что Николай Ольков наглым образом обманул жюри, членам жюри тоже стало известно. Казалось бы, чего проще – во имя справедливости и в свете открывшихся обстоятельств пересмотреть итоги в отношении обманщиков – Николая Олькова и Александра Можаева, однако для этого надо иметь мужество признать себя обманутыми. Увы! Жюри стыдливо утёрлось от полученного двумя участниками плевка и оставило их лауреатами. Если среди других 248 честных писателей не нашлось достойных на пьедестал авторов, можно было не присуждать премию никому, как это было сделано с 1-й премией, но не поощрять прохиндеев. К сожалению, организаторы и жюри предпочли дискредитировать саму премию и опорочить имя Василия Ивановича Белова, человека честного и принципиального.
    Спросите: а судьи кто? Состав жюри конкурса «Всё впереди» опубликован на разных ресурсах интернета: жюри конкурса возглавил прозаик Виктор Лихоносов (Краснодар), в состав жюри вошли писатели Геннадий Иванов (Москва), Михаил Карачёв, Александр Цыганов, Виктор Плотников, Виктор Бараков (все из Вологды) и доктор филологических наук, профессор Вологодского государственного университета Гурий Судаков.
    Это их стараниями прохиндеи оказались в чести и с деньгами, а людей честных и порядочных, как теперь говорят, просто «кинули».

  6. Уважаемый Филфак Иванович! Я прочитал ваш комментарий в мой адрес и не нахожу, что вы заставили меня изменить мое мнение. Я не собираюсь уступать вам своё место и вполне доволен своей категоричностью. Доверяю редакторам журналов, выбранных мною для постоянного чтения и считаю большинство тамошних авторов безусловно писателями и согласен, чтобы их часто публиковали. Скажу также, что все знакомые мне авторы, имеющие билеты членов союзов писателей, на мой взгляд и вкус безусловно писатели. Писателю, впрочем, необязательно вступать в союз, если он этого не хочет. Не могу отвечать за всех: мое свободное время и интересы не безграничны. Журналов с безграмотной галиматьей я не встречал. Отвечаю вам только потому, что вы меня спросили. Надеюсь, ответил на все ваши недоумения.

  7. Если упомянутые писатели нарушили правила конкурса, то почему жюри не отклонило их от участия в нем? Не случилось ли так, что эти награждённые произведения все-таки заслуживали поощрения на фоне остальных конкурсных работ?

  8. Про памятник Потоцкого не надо сказки рассказывать задним числом. См. канал «Культура», «Российскую газету» и др. госсми. Они были на открытии памятника и писали именно о памятнике. Когда пошла волна возмущения, то руководство музея — Мать и Дочь, пильщицы бюджета, быстро переобулись, и стали рассказывать про арт-объект. Так что не надо лапши на уши.

  9. Такая категоричность выдает в Вас, уважаемый Guest, человека молодого и несведущего. Вполне, впрочем, допускаю, что годами Вы не столь молоды. Просто, видимо, обделены проницательностью. Что ж, всё у Вас впереди. Жизнь сама Вас поправит. Если, конечно, Вы не безнадежны.

  10. Татарин.
    Мне кажется, про Олькова стали писать больше, чем про Бунина. Они что – равнозначные фигуры в литературе? Или всё же один из них – признанный классик, а другой – отъявленный прохиндей, творчество которого в основном заключается в комментариях на сайте Дорошенко, где есть десятка два таких же постоянных комментаторов, страдающих дефицитом внимания к своей персоне? Они вовремя поддакивают своим вождям с Комсомольского, 13, пишут им дифирамбы. К примеру, Ольков в комментарии к материалу, что Президент приглашает на встречу не тех писателей, подразумевается – не Ивановых, Дорошенко и Котькало, пишет, что, очевидно, Президент кроме «Му-му» ничего не читал. Хамство самое настоящее, но начальникам своим леща подкинул. А на юбилейную подборку стихов Г.Иванова, очень даже посредственную, разразился изысканным велеречивым монологом, каких не были удостоены Пушкин с Есениным и Рубцовым. Как после этого не отметить лизоблюдство какой-нибудь премией? Не из своего же кармана.
    И напрашивается вывод: не высокий художественный уровень произведений является критерием отбора лауреатов конкурсов, а низкоплоклонство. Потому и кочуют из списка в список одни и те же авторы. Что касается меня, давно уже ничего на такие конкурсы не отправляю, так что не из зависти пишу об устоявшейся практике, а из сожаления, что в таком виде литературные конкурсы себя полностью дискредитировали.

  11. Татарин
    Отдельно скажу про работу в жюри Гены Иванова. Знакомы с ним сто лет. В принципе – хороший парень, добрый, общительный, но в последние лет десять лизоблюдство окружения незаслуженно вознесло его на литературный Олимп, и стал он считать себя крупнейшим экспертом, кочуя из состава одного жюри в другой, оценивая поэтов и прозаиков в десятке конкурсов ежегодно. И в каждом принимают участие сотни писателей. Очень сомневаюсь, что находясь в постоянных турне по стране, активно творя сам, он успевает ещё что-то читать кроме фамилии участника конкурса и названия книги. В лучшем случае – посмотреть аннотацию. Вот потому лауреаты не отбираются, а назначаются по принципу преданности и уже десятки раз отмеченные за былые заслуги. Иногда список для приличия разбавляется не очень ранее раскрученным автором.

  12. Читателю. Болтовню о «памятнике» начали СМИ, не разобравшись в ситуации. На самом деле около музея поставили скульптуру по соглашению музея с автором до 1 ноября. Никакого «открытия» не было. На открытиях памятников присутствуют серьезные деятели и чиновники. Установка — если это памятник — регламентируется городскими властями, художественным советом, советами по архитектуре, окружающей среде и тд и тп. Обычно город приобретает и устанавливает памятник, а в дальнейшем несёт за него ответственность по сохранности и уходу. В случае этой скульптуры она принадлежит автору, он установил ее и переместит за свой счёт. Она по-прежнему его собственность. Сами подумайте: может ли памятник простоять после его открытия месяц на одном месте, а потом переехать в другое?Так и «Российская газета», и канал «Культура» ввели людей в заблуждение. По сути это обман. Скульптуре Потоцкого тем самым обеспечили рекламу и пиар. Эта кампания привлекла многих в музей Есенина, что стало единственной пользой. Директор музея уже дала разъяснения по этому поводу.

  13. На комментарий no. 9 (читателю). Прочитайте на сайте «День Литературы» сообщение о заседании секретариата СПР от 20.10.2020. Там дается информация, полученная СПР и Рязанским землячеством от дирекции Музея Есенина о скульптуре, о ее собственнике, о ее статусе, о том, что это не памятник, что стоит он там временно как арт-объект и тд.

  14. 1. Хочу отметить постоянные хитромудрые попытки некоей партклички Guest защитить («отмазать») друзей или сподвижников из «своей» Литобоймы (см. ком. № 3). Пример — издевательство над личностью русского национального поэта С.А.Есенина путём постановки «памятника» Поэту в виде падающего алкоголика. Дурят зрителей «падающим ангелом» и Всё это под непотопляемость «Потоцкий так видит».Не оставляют в покое Есенина и русских читателей Поэта. Правильно подметил «читатель» в ком. № 9.
    2. По поводу премии им. В.И.Белова. Грубо нарушены условия конкурса. Почему Департамент культуры Вологодской области (организатор конкурса и финансирования через Администрацию Вол. обл.) не признаёт очевидные нарушения?
    3. Почему отмалчивается Ген. В. Иванов, как член жюри и секретарь Союза писателей России?

  15. А вот если бы Дорошенко Н.И. такой памятник посвятили или Н.Ф.Иванову, стали бы они паниковать по этому поводу? Думаю, за счастье бы посчитали. Так чего голосить? Тем более, что и не на площади стоит в центре Москвы, а где—то на задворках.
    Лучше бы начальнички с неблаговидными делами своих членов разобрались. Ольков — стяжатель, Ерпылёв — доносчик …..

  16. Уважаемый Татарин!
    На литературном Олимпе никогда не бывало Гены Иванова. Даже духу его там не чуялось никогда.
    Не путайте литературный Олимп с Комсомольским проспектом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *