Какие книги о Второй мировой войне сейчас читают больше всего?

Рейтинги продаж

08.05.2024, 13:24

Не так давно Захар Прилепин в своих соцсетях сокрушался, что из всей огромной русской литературы о Великой Отечественной в книжных магазинах продаётся в основном только роман Астафьева «Прокляты и убиты»:

«Зашёл в крупнейшую торговую сеть и посмотрел рейтинг продаж российских книг накануне 9 мая. Как и следовало ожидать – в пятёрке продаж роман Виктора Астафьева «Прокляты и убиты». Конкурирует с новинками! Вот какое отличное промо устроено у нас по всем телеканалам.

Пролистал топ-100 продаж и не нашёл там больше НИ ОДНОЙ книги о Великой Отечественной. На первых ста позициях нет ни Бондарева, ни Воробьёва, ни Евгения Носова, ни Курочкина, ни Бека. То есть читатель, который за неделю до 9 мая в самый разгар СВО, в 2024 году, идёт в магазин, чтобы купить книгу о Великой Войне – покупает именно эту книгу. Не эту и ещё две или три других. А эту в 99 случаях из ста.

Разговор, повторяю для малахольных и малоумных, вовсе не о том, чтоб Астафьева запретить. Это и невозможно, и не нужно. Разговор о том, как и кто добился того, что именно эта книга встала в центр читательского внимания в современной России. Кому выгодно, чтоб русскую Отечественную войну новое читающее поколение узнало по Астафьеву, а не по Бондареву?»

А сегодня стала известна официальная статистика книжного сервиса «ЛитРес», специалисты которого к 9 мая проанализировали продажи за последний год художественных произведений о Второй мировой войне в цифровом формате.

 

 

На первом месте у русскоязычных читателей оказались «Живые и мёртвые» Константина Симонова.

«Серебро, – как сообщает пресс-служба «ЛитРеса», – у книги «Время жить и время умирать» немецкого писателя Эриха Марии Ремарка. История разворачивается в 1944 году, когда немецкие войска отступают из Советского Союза. На третьей строчке расположился «Соловей» современной американской писательницы Кристин Ханны — роман о двух сёстрах, действие которого разворачивается в оккупированной Франции. Замыкают первую пятерку рейтинга аудиокниги «Семнадцать мгновений весны» Юлиана Семёнова в озвучке Александра Клюквина и «Соловей» Кристин Ханны».

На шестом месте «военного» рейтинга «ЛитРеса» расположилась уже аудиоверсия симоновского романа «Живые и мёртвые». Седьмая строчка – у ещё одной аудиокниги Юлиана Семёнова «Приказано выжить». А вот астафьевские «Прокляты и убиты» – только на восьмом месте.

4 комментария на «“Какие книги о Второй мировой войне сейчас читают больше всего?”»

  1. Юлиана Семёнова и Ремарка до сих пор иногда перечитываю, а Прилепин просто придумал очередной инфоповод, чтобы говорили не о книгах, а о его “великих” наблюдениях за книжным оборотом. Пиар в духе автора редакции Елены Шубиной.

  2. Тот, кто не воевал рядовым в годы Великой Отечественной, не смеет ни одного слова говорить против Астафьева.
    Мрази!

  3. В молодости читал только с октября по март. С апреля посевная, ремонт комбайнов, сенокос, уборочная с середины июля по сентябрь – в полшестого стоишь уже у магазина и человек двадцать едем на полевой стан, чтобы приехать вечером около десяти, а то и остаться на ночь еще покосить пшеницу в уборку. В нашем совхозе легкие супесчаные почвы и уборка зерновых с 15 июля, а в Димитрова или в Искре тяжелый чернозем и после уборки у себя нас молодых направляли туда, там уборка начиналась – в августе. А на востоке области уборка шла в сентябре и три сезона убирал хлеб там в Адамовском и Кваркенском районах – где снимался фильм “Бровкин на целине”. Такие командировки давали хорошо заработать. Март и сентябрь – сессии в институте и если с 20-го сентября сессия, то прямо с комбайна или с тайги сразу на сдачу экзамена, то бывало успеешь прочитать получебника и на экзамене какой-нибудь доцент удивляется, что на первые два вопроса студент-заочник ответил на “пять с плюсом”, а на третий несет такую ахинею и фантастику, будто сам учебники пишет на манер приключенческих романов… А в зачетке первые три сессии только “пятерки”. Спрашивает причину, отвечаю: “Вчера с лесоповала/с комбайна, а учебник по почте не прислали”. Ну, что ж – один препод ставит “тройку”, другой “неуд”-пересдачу и т.д. Зато зимой всю литературу художественную и прочую за год, что в библиотеку прислали, читал: “Юность”, “Роман газету”, “Наш современник”, “Москва”, “Вопросы философии”, “Молодой коммунист”, Лит.обозрение”, “Полит.самообразование” и прочие (сразу не вспомнишь). Из фронтовиков запомнились Бондарев, Бек, Астафьев, Быков и, конечно, книга генерала Шатилова – в его дивизии, бравшей Берлин, воевал мой отец-фронтовик и эта книга всегда лежала на его столе. А на выработку некоторых принципов характера жизни, наверное, повлияли две книжки: о Кобыланды батыре (во втором классе читал) и о Суворове. Я в 4-м классе зиму ходил в школу без шапки и пальто. Увидела учительница, пришлось объясняться, вот прочитал, мол, книжку о Суворове, он так зимой ходил и на морозе водой обливался… А в 5-м классе в интернате заразил всех интернатских обливанием в проруби реки Илек, бегали туда за полтора км. Узнал директор школы Николай Николаевич Рожков, в ВОВ лейтенант, брал в плен фельдмаршала Паулюса и друг моего отца, он меня убедил больше массовых обливаний на морозе не проводить, а лучше турником и гирями заниматься: “…ты ладно, а если кто из них заболеет, меня же накажут, понимаешь”?.. С Днем Победы, потомки победителей во второй мировой войне!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.