ВЫЗОВ СОРАТНИКОВ ДОРЕНКО МОСКОВСКОЙ МЭРИИ

Столичные чиновники, насаждая журналистам свою линию, действуют, как слон в посудной лавке

15.08.2019, 06:00

Разгорается скандал вокруг радиостанции «Говорит Москва». На днях её покинула внушительная группа сотрудников. Что же спровоцировало бунт на щедро финансируемом столичной властью корабле?

В основном везде и всюду озвучивается лишь одна версия. Мол, несколько сотрудников рассердились на то, что московское руководство прислало на радиостанцию без совета с ними нового главного редактора – Романа Бабаяна. Добавил поленья в костёр директор радиостанции Владимир Мамонтов. Он публично заявил, что по уставу радиостанции учредители не обязаны согласовывать назначение главного редактора.

Формально Мамонтов прав. Правда, есть одно «но». Ведь никто не будет отрицать, что по сути главный редактор радиостанции «Говорит Москва», как говорили бы прежние функционеры из ЦК КПСС, входит в неофициальную номенклатуру даже не Департамента СМИ и рекламы Москвы, а лично заместителя мэра столицы Александра Горбенко. А этому влиятельному функционеру, слывущему главным куратором московской медиасферы, в условиях штормовой погоды, в которых нынче оказалась Москва, на всех важных постах в столичных СМИ нужны только проверенные кадры, защищающие московскую мэрию от любой критики. Но журналистский мир – это особая каста. Там одними директивами ничего не сделать. Этих людей надо уметь убеждать. А вот это качество у Мамонтова, видимо, всегда отсутствовало.

Вообще, кто такой этот Мамонтов? В лихие девяностые годы он был шеф-редактором «Комсомольской правды». Однако толку от него в этом издании было мало. Все серьёзные решения в «Комсомолке» уже много лет обычно принимает в первую очередь Сунгоркин. Судя по всему, Мамонтова это не всегда устраивало. Он хотел полной самостоятельности. И в начале нулевых годов сменившая в Кремле Ельцина власть пошла ему на встречу. Он был командирован на первую роль в «Известия». Напомним, стартовые позиции у Мамонтова оказались просто блестящие. Предыдущие редакторы «Известий» Шакиров и Бородин превратили их в ведущее политическое издание страны. Однако Мамонтов за короткий срок умудрился подвести газету к краю пропасти. А всё потому, что уж очень хотел угодить своим кремлёвским кураторам. Это ведь он принял условия политтехнологов и не просто взял к себе одним из заместителей человека из партии «Единая Россия», а предоставил ему возможность в общенациональной газете выполнять роль партийного надзирателя (этот заместитель получил право снимать из номера газеты любой материал, если он не отвечал интересам «ЕдРа»). Неудивительно, что «Известия» быстро скатились на уровень провинциального официозного листка. И стали катастрофически терять свой тираж. Кстати, за это очень быстро Мамонтова с главредов попёрли.

Впрочем, такие услужливые люди никогда не пропадают. Вскоре Мамонтов получил номинальный пост президента газеты «Известия». Что это означало? Он за всё переживал, но ни за что не отвечал. Однако Мамонтову церемониального поста оказалось мало. Он хотел реальной власти на медиарынке. Тут весьма кстати подвернулась радиостанция «Говорит Москва». (Ну а кто конкретно продвинул Мамонтова на пост гендиректора этой станции – поэт-олигарх Гуцериев или люди из мэрии – это уже не столь важно). Однако на фоне Сергея Доренко Мамонтов смотрелся очень тускло. Неудивительно, что на радиостанции он стал бывать крайне редко, лишь заезжая раз в неделю на часок-другой подписать накопившиеся документы. Всю погоду на этой радиостанции делал, безусловно, Доренко.

Давайте признаем: радиостанция «Говорит Москва» все последние годы держалась прежде всего на харизме Доренко. Сергей Леонидович, конечно, не был ангелом. Нельзя забыть его колоссальную роль в травле Примакова и Лужкова на закате ельцинской поры. Но и отказать в высочайшем профессионализме Доренко тоже нельзя. Находясь в эфире, он запросто мог дозвониться практически до всех кремлёвских чиновников (исключение составлял разве что Путин). Для него не существовало запретных тем. Он сотрудничал не только с действующей властью, но и с умеренными либералами, и с коммунистами, и с анархистами, и с прочими «-истами». И это придавало его передачам определённый шарм, а у некоторых даже создавало иллюзию его полной независимости.

Впрочем, не стоит обольщаться. Безусловно, Доренко не был на сто процентов самостоятельной фигурой. Понятно, что радиостанция «Говорит Москва» находилась под полным контролем московской мэрии. (Гуцериев скорее помогал радиостанции финансами, ну, ещё иногда, видимо просил поставить в эфир номера известных эстрадных певцов с исполнением песен на его стишата, но самого Доренко вряд ли плотно опекал). Похоже, Доренко в своё время смог достичь с первыми лицами мэрии определённых договорённостей. Ему, видимо, было поставлено одно условие – никогда ни при каких обстоятельствам не подвергать масштабным атакам лично Собянина. Вероятно, ему было предложено грамотно выводить в радиоэфирах Собянина из-под любых ударов. Но эти договорённости не распространялись на других московских чиновников. Надо полагать, что Доренко получил право всех других московских функционеров разносить в хвост и в гриву – главное, чтобы это было доказательно и убедительно. А Собянин, видимо, на этом фоне должен был выступать в роли «отца родного» для москвичей.

Повторим ещё раз, Доренко, как правило, вёл себя во всех радиоэфирах эффектно, броско, но в то же время весьма убедительно. Большей части народа его передачи нравились. Публика его слушала. Многие ему, несмотря ни на что, продолжали доверять.

Понятно, что после неожиданной смерти Доренко найти равноценного руководителя оказалось невозможно. А, с другой стороны, власть, похоже, особо и не искала нового профессионала. Она навязала коллективу радиостанции уже не раз испытанного кадра, каковым является Роман Бабаян. Однако это оказался далеко не лучший выбор. И вот почему.

Во-первых, Бабаян уже много лет имеет своё политическое ток-шоу на московском телеканале «ТВЦ». У этого ток-шоу сложилась своя репутация. И нельзя сказать, что она однозначно положительна. Многих телезрителей раздражает, что из вечера в вечер в передаче Бабаяна фигурируют в основном одни и те же набившие оскомину лица. В его ток-шоу всё предсказуемо. Нет изюминок. Наверное, для времён горбачёвской перестройки эти передачи были бы замечательны. Но в цифровую эру, когда большая часть Москвы имеет свободный доступ к Интернету, ток-шоу Бабаяна смотрятся неким анахронизмом. Это плохо выполненная пропаганда, которая уже не даёт никакого результата. И в этом плане Бабаян, конечно, проигрывает прежним эфирам Доренко на все сто процентов.

Второй момент. Человек ещё при жизни Доренко объявил, что будет баллотироваться в Московскую городскую думу. Но тогда зачем ему понадобилось радио? Неужели только для увеличения своей популярности среди московских избирателей?

Отсюда вытекает третий момент – как Бабаян собрался сочетать своё телевизионное ток-шоу и возможное предстоящее депутатство с радиокарьерой? Как мы понимаем, ответы на все эти вопросы хотели услышать и соратники Доренко. Но они ни от Бабаяна, ни от Мамонтова, ни от Гуцериева, ни от других собственников радиостанции, ни от представителей заместителя мэра Москвы Горбенко их не услышали.

А что сейчас мы слышим в эфире радиостанции «Говорит Москва»? Утренние эфиры стал вести Алексей Гудошников. Раньше он вёл на этой радиостанции вечерние эфиры. Вёл, кстати, весьма и весьма неплохо. У этого парня есть и харизма, и определённое профессиональное мастерство, и некоторые знания (хотя до Доренко ему, конечно, пока ещё очень далеко). Но, похоже, парнишка быстро спёкся. Уже через месяц он занялся откровенным самолюбованием и самопиаром, и с каждым днём Остапа несёт всё больше и дальше. На днях он целое утро хвастался тем, что приобрёл по случаю новое «audi» из премиального сегмента. Но восторг был какой-то щенячий, всё свелось к каким-то пошлостям. Складывалось впечатление, что сбылась мечта мальчугана из оренбуржского захолустья и он по этому поводу никак не мог сдержать эмоции. А ведь радиослушатели ждали от него совсем другого – откровенных разговоров о своих нуждах и проблемах, о том, как жить дальше в условиях усиливающейся штормовой политической погоды в Москве.

А самое главное – после смерти Доренко в передачах радиостанции «Говорит Москва» существенно изменился тренд. Началось откровенное восхваление московской мэрии и игнорирование всех точек зрения, отличающихся от позиции Собянина. Думается, последнее и подтолкнуло большую группу соратников Доренко к массовому исходу с радиостанции «Говорит Москва». Кому из профессионалов хочется работать в лизоблюдских СМИ?!

 

Один комментарий на «“ВЫЗОВ СОРАТНИКОВ ДОРЕНКО МОСКОВСКОЙ МЭРИИ”»

  1. Ну, если лизоблюдские СМИ будут платить достойно, — все профессионалы ринутся в эти СМИ!
    На то они и профессионалы СМИ.
    Вторая древнейшая…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *