НА ОСТРОВЕ АЛДАШАЙ (Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым)

№ 2017 / 21, 16.06.2017

«Мы-то с вами, читатель, знаем и другое: за ширмой справедливого гнева чопорных стран скрывается банальный страх перед эпидемией, грозящей накрыть, как цунами, Европу, Америку, чтобы водрузить на пик Джомолунгма знамя мирового господства хомо-бактов…». Эта фраза – доверительный зачин сатирического романа Сергея Луконина «Переворот» (издательство «У Никитских ворот»), прозаика и художника, обращавшегося прежде в своем творчестве, в основном, к детям и юношеству. Но новое свое большое произведение он посвятил теме глобальной экологической катастрофы и, в какой-то степени, геополитике. Не случаен эпиграф романа из «Путешествия Гулливера» Джонатана Свифта: «… Несомненно, философы правы, утверждая, что понятие великого и малого суть понятия относительные». Ведь кто такие это «хомо-бакты»? Бактерии, разумные существа, инопланетяне. Мелочь пузатая.

А мне в этом выдуманном термине автора почему-то слышатся «хомо-баксы», «разумные доллары». Ведь именно они управляют миром. Угадал я авторскую мысль или только продолжил её, трансформировал по-своему – не суть важно, но человечеству уже давно грозит не только локальная эпидемия, а просто мировая пандемия – конечно же, экологическая, а еще сущностная – культурологическая, информационная, религиозная, вообще смысловая. А это уже – действительно конец всей человеческой и Божественной истории… Вот почему все авторы «гулливеров» затрагивают отнюдь не мелкие или большие вопросы великанов и лилипутов, а многоплановые, многоходовые комбинации, как в шахматной партии с полифоническим звучанием.
LukoninПроблемы, поднятые Сергеем Лукониным в этом романе, настолько серьезны, что облеки он их в научно-философский трактат (как и положено заданной теме) – и читатель пройдет мимо, не уцепится. Поэтому он обращается к столь излюбленному жанру мировой литературы – сатирическому памфлету, притче, утопии, политической фантастике, конструируя самые невероятные события, следуя по стопам Свифта, Рабле, Одоевского и Кафки, а вернее, идя своими нехожеными тропами. И путь этот – в неведомое. Хотя читать роман советую не только взрослым, но и юным пытливым познавателям мира, тем более что написан он на стыке детективно-приключенческого, авантюрного, социально-фэнтезийного и еще Бог знает каких жанров. Мне даже кажется, что не всякий взрослый его поймет, поскольку у многих детство ушло уже, увы, безвозвратно. А вместе с ним – и интуитивное понимание окружающего мира. А ребенок порой разбирается в шахматах гораздо больше, чем его отцы и деды, и легко обыгрывает их. Вот почему ему будет интересно читать этот роман, написанный безупречным доступным языком, метафорично, остроумно и колоритно. А кроме того «Переворот» несет и некий «переворот сознания», «поворот зрения» на мир под иным углом. Он познавателен, как увлекательная детская энциклопедия. Просвещает ум и душу.
Главное действие происходит на вымышленном острове Алдашай, находящемся в федеральном подчинении государства Имярекии. Инспектор-охотовед Ухан Кормаш и его сын, выпускник экологического колледжа, Глеб сталкиваются с браконьерами. Отец погибает. Сын клянется отомстить обидчикам. Раненому Глебу во сне приходит Зелона – слепая девушка, олицетворение природы. Она страдает, и находится на гране гибели из-за безжалостного отношения к ней человека. Но чувства любви к юноше окрыляют ее, она жертвует последней каплей живой воды ради спасения Глеба. Но это преамбула. Основное действие романа разворачивается на острове Алдашай, являющемся в административном подчинении государству Имярек.
Экология острова находится на грани катастрофы, жители острова, в буквальном смысле слова, загадили, отравили местность бытовыми и технологическими отходами. Людям нечем дышать, они вынужденным носить марлевые повязки. И только высоко в горах осталось маленькое поселение, где аборигены влачат, хоть и жалкое, но свободное от городской отравы существование. Там высятся две скалы – два «брата», прозванные в шутку народом Шер-Амин. Они — как ворота от реалий настоящего дня к мифологическому прошлому, путь к которому возможен лишь человеку с чистыми помыслами…
Некий микробиолог Олендра Тамила, пытаясь спасти «губернию» от экологического бедствия, выпускает на волю этих «хомо-бактов-баксов», полулюдей-полубактерий, которые совершают государственный переворот. Все это напоминает некоторые реалии современной жизни и читаются как зашифрованные аллюзии. Конца мировой истории не знает никто, но концовка романа неожиданна и драматична. Хотя нет, вселяет надежду. А впрочем, судить читателю. Нет смысла пересказывать роман, дело это неблагодарное, всё равно у рецензента получится хуже, чем у автора. А он, чувствуется, вложил в это произведение, которое писал с десяток лет, все силы своей души и сердца. Такие книги нужны, просто необходимы нашей литературе. Да не только русской, российской, отечественной, но и мировой, поскольку со временем они составляют её «золотой фонд».
Формула экологии, придуманная Глебом Кормашом, а по существу – Сергеем Лукониным, такова (она в той или иной степени прослеживается в романе). Числитель: энергетический потенциал Земли исчерпаем. Знаменатель: запас прочности зависит от нравственного поведение человека, его бережного отношения к природе, его умения соблюдать баланс в использовании недр, регулирования народонаселения, не алчного, но умеренного потребления продуктов питании и т.д. В Частном – каждый год эксплуатации природы равен мерой экологической безопасности.

Постскриптум.

Кто знает, может быть, подобные книги и отдалят грядущий Апокалипсис? Ведь Слово спасает, хотя и калечит тоже.

 

Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *