Вячеслав ОГРЫЗКО. НЕ ПОСПЕШИЛИ ЛИ? Первый блин напомнил ком

№ 2017 / 23, 27.06.2017

После многих лет игнорирования национальных литератур Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям наконец озаботилось тем, как развивается и продвигается на книжном рынке многонациональная культура России. Так, почти сразу после окончания Года литературы в России, весной 2016 года это агентство инициировало разработку программы поддержки национальных литератури сформировало федеральный редакционный совет этой программы. В качестве первого шага по реализации новой фундаментальной программы было решено подготовить серию антологий, посвящённых современной поэзии, прозе, драматургии и публицистике народов России. И вот весной 2017 года издательство «О.Г.И.» выпустило первый том «Поэзия».

 

КАК ОЦЕНИВАТЬ АНТОЛОГИЮ,
или Принцип построения книги

 

6 7 PoeziaВ предисловии к антологии «Поэзия» издатели сообщили, по каким критериям они отбирали материалы и строили книгу. «Каждой национальной поэзии, – отметили они, – в антологии предоставлен отдельный раздел, предваряющийся кратким обзором истории литературного языка и поэтического контекста. Разделы расположены по алфавитному списку названий национальных языков, принятых в русском языке. Авторы внутри каждого раздела располагаются по годам рождения. В авторских подборках представлены оригиналы стихотворений на национальных языках и переводы, сделанные на высоком художественном уровне современными поэтами, продолжающими и развивающими лучшие традиции русской переводческой школы. Все биобиблиографические материалы об авторах вынесены в отдельный раздел, построенный по принципу аннотированного указателя».

Издатели особо подчеркнули, что в антологию они включили только тех авторов, у которых имелись тексты, написанные на национальном языке (сознательно оставив в данном случае за бортом русскоязычных поэтов). Отдельно они отметили, что для антологии отбирали тексты, созданные на языке оригинала после 1991 года, с тем, чтобы дать срез именно современной поэзии.

Попробуем проследить, как издателям удалось соблюсти заявленные критерии и принципы отбора.

 

 

Почему издатели не представили целый ряд литератур

 

Начнём с того, насколько полной получилась антология с точки зрения представления всех народов России.

В данном сборнике я насчитал 57 разделов. В них представлена современная поэзия 57 народов. Однако я не нашёл в книге стихов современных авторов России, написанных на языке идиш и на иврите. Не оказалось в книге и образцов современной поэзии долган, ительменов, кетов, коряков, нганасан, селькупов, тофалар, удэгейцев и некоторых других народов. Не увидел я и произведений российских немцев на немецком языке.

Допускаю, что какие-то народности до сих пор не выдвинули своих поэтов, способных не только мыслить, но и писать на родном языке. А у каких-то народов, вполне возможно, письменные поэтические традиции по разным причинам и вовсе прервались. Но я точно знаю, что некоторые не представленные в антологии народы несомненно имеют сегодня собственных достойных стихотворцев.

Начну с долган. У этого народа своя письменная литература появилась лишь в начале 70-х годов прошлого столетия. В роли зачинательницы выступила подвижница с Таймыра Огдо Аксёнова. Её первая книга на долганском и русском языках «Бараксан» вышла в 1973 году. Стихи Аксёнова продолжала сочинять до самой своей смерти (скончалась она в ночь на 14 января 1995 года). В 90-е годы традиции Аксёновой по-своему попыталась развить на русском и долганском языках барганистка Ася Рудинская. Одно время стихи на долганском языке писал музыкант Владимир Чарду. Ещё несколько долганских авторов пишут стихи на якутском языке (они живут в основном в Анабарском улусе Якутии).

У ительменов поэзией много лет занималась Нэля Суздалова. Правда, начальство очень долго ей советовало забыть про родной язык и писать только по-русски. А она всячески пыталась сохранить культуру своих дедов. «Разгорайся ярче, – писала Суздалова, – памяти костёр, озари для дочери цепи древних гор и родного слога боль и торжество донеси до слуха внука моего».

Свои поэты есть сегодня и у коряков. Назову хотя бы Галину Уркачан.

 

 

Насколько насыщенными получились в антологии обзоры

 

Каждый раздел в антологии открывается материалом о языке и литературе того или иного народа. Материалы по объёму очень небольшие, но чрезвычайно насыщены важной информацией. В них приведены данные о количестве носителей конкретного языка, указаны время создания письменности на этом языке и точка отсчёта формирования национальной поэзии, а также перечислены имена зачинателей и классиков поэзии данного народа и фамилии наиболее ярких современных стихотворцев.

Подчеркну: большинство кратких обзоров написаны очень квалифицированно. Но есть и досадные исключения. У меня, к примеру, вызвала недоумение справка о нивхах. В ней указаны заслуги одного только Владимира Санги. Я ничуть не хочу умалить вклад этого писателя в формирование нивхской письменности. Он действительно сделал немало. Но, простите, буквари, учебники, словари Санги готовил не в гордом одиночестве. Ему в своё время огромную помощь оказали нивхская исследовательница Галина Отаина и учительница Тамара Паклина. Потом не надо забывать, что Санги участвовал в создании учебной литературы на восточно-сахалинском диалекте амурского языка, а есть ещё большая библиотека книг на амурском диалекте, над которой работали нивхский историк Чунер Таксами, учительницы Мария Пухта, Александра Вингун и Светлана Полетаева и ряд других нивхов. И поэзия у нивхов сегодня представлена не одним Санги. Мне непонятно, почему за бортом справки осталось такое имя, как Леонид Тывус.

Не удовлетворила меня и справка, предваряющая раздел ненецкой поэзии. Анонимный автор в двух словах сообщил о том, как развивается ненецкая поэзия в Нижнепечорье и на Ямале, и почему-то даже не упомянул о Таймыре, где так ярко проявился талант Любови Ненянг (Комаровой). Обойдено вниманием оказалось и поэтическое творчество лесных ненцев.

В справке о хантах, на мой взгляд, следовало подчеркнуть наличие нескольких диалектов. Дело в том, что носители шурышкарского диалекта практически не понимают носителей казымского и среднеобского диалектов. Некоторые учёные уверены, что сегодня надо вести речь не о едином народе ханты, а о целой группе хантыйских народов, сильно различающихся и по языку, и по истории, и по культуре.

Проблема диалектов очень существенна и для эскимосов, а про это в обзоре об эскимосском языке, увы, ничего не сказано. Дело в том, что советские издатели вплоть до конца 1970-х годов предпочитали печатать книги лишь на чаплинском диалекте, который некоторые приезжие учёные (но не сами северяне) положили в основу создававшегося письменного эскимосского языка. Но книги на чаплинском диалекте абсолютно не воспринимали носители, скажем, науканского диалекта. Кстати, в помещённую в антологию справку об эскимосском языке вкралось немало ошибок. Ни В. Богораз, ни П. Скорик, ни Л. Беликов, ни И. Вдовин, ни В. Цинциус не занимались созданием эскимосской письменности на основе кириллицы. При этом в антологии оказался не упомянутым Г. Меновщиков, чей вклад в изучение всех диалектов эскимосского языка и в формирование эскимосской письменности чрезвычайно огромен.

 

 

Идеально ли составлены все разделы антологии

 

Есть вопросы и по составу некоторых разделов. Наверное, хорошо, что в большинстве случаев издатели проявили железную волю и при отборе имён и текстов строго придерживались хронологических рамок, а именно включали лишь стихи (или переводы), созданные после 1991 года. Невзирая на прежние заслуги, они не стали включать в книгу хрестоматийные строки Кайсына Кулиева, Давида Кугультинова, Расула Гамзатова, других классиков, рождённые в советскую пору. И это, повторю, в принципе оказалось правильным решением. Однако в некоторых случаях издатели всё-таки не устояли, проявили малодушие и включили в сборник старые-престарые стихи Мустая Карима, Андрея Пассара, Владимира Санги и ряда других авторов.

Другой вопрос: во всех ли разделах оказались действительно весомые авторы? Не попали ли в книгу случайные имена? Меня, к примеру, удивило отсутствие в антологии произведений ханта Леонтия Тарагупты, эвенской подвижницы Евдокии Боковой и некоторых других серьёзных и значимых поэтов. А более всего возмутил меня раздел, посвящённый эрзянской поэзии. По сути, этот раздел превратился в бенефис Николая Ишуткина и его молоденьких учениц.

Если учесть количество включённых в антологию текстов Ишуткина – восемь стихотворений (чего не удостоились в данной антологии даже признанные в Европе мастера), то следует предположить, что Ишуткин – новый гений. Но до гения ему, судя по напечатанным текстам, очень далеко. Есть вопросы и к его ученицам. И при этом в антологию не попало ни одного стихотворения лучшего эрзянского поэта Александра Арапова, который, увы, не так давно скончался. Хотя Арапов, подчеркну, действительно был великим (да, да, великим) лириком, сумевшим по-своему воспеть любовь.

Ещё одно замечание. Мне не очень понравились разделы, посвящённые поэзии народов Дагестана. Я уже не говорю о том, что за бортом антологии почему-то оказался один из лучших поэтов страны гор Адалло. Я так понял, что составители этих разделов перепутали гражданскую лирику с рифмованной голой публицистикой, очень похожей на казённые передовицы газеты «Правда» застойной эпохи. Для примера приведу стихотворение лакского поэта Сибирбека Касумова «Руки прочь от Дагестана» в безобразном переводе Марины Ахмедовой-Колюбакиной. Процитирую хотя бы такие строки: «Помним мы истории уроки / И другим напомнить их готовы… / Ни какие лживые «пророки» / Нас не смогут сбить с пути прямого». Это что – поэзия? Это плохо зарифмованные прописные истины. Неужели у Касумова не нашлось ни одного действительно талантливого образца гражданской лирики? Или так бездарно его замысел донесла до нас Ахмедова-Колюбакина?

 

 

Соображения на будущее

 

Я сейчас обозначил только часть проблем. В будущем обязательно стоит поговорить о качестве переводов. Пока же сделаю ещё два замечания, но уже общего характера. Антология «Поэзия» могла бы получиться более представительной, если бы организаторы не забыли про Камчатку, Таймыр, Забайкалье и некоторые другие регионы России. Это первое. И второе. Хотелось бы, чтобы в будущем организаторы собирали федеральный редсовет программы поддержки национальных литератур народов России не только для парадных разговоров. Почему бы заранее не рассылать членам федерального совета списки авторов и тексты произведений, предлагаемых для антологии? Никто не говорит, что предложения и замечания членов редсовета должны обязательно учитываться. Понятно, что последнее слово должно оставаться или за составителем, или за главным редактором издания. Однако разве лишним будет узнать мнения специалистов?

Впереди нас ждут антологии прозы, детской литературы и публицистики. Давайте подойдём к работе над ними более ответственно.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *