СО-НЕБЫТИЕ КАК ЕДИНСТВЕННОЕ СОБЫТИЕ «ОСТАТОЧНОЙ» АЛЬТЕРНАТИВЫ

№ 2017 / 27, 28.07.2017

Узнал из личной ленты новостей, как говорится. Почему-то Петя Жаворонков (IFK), с которым начинали мы играть рок ещё на школьной сцене, стал в последнее время вестником таких печалей – и про самоубийство Криса Корнелла узнал ещё до того, как СМИ, у него. Причём и Честер Беннингтон и Крис теперь связаны в своём уходе, ведь днём своей самовольной смерти Чарльз «отметил» первый после самоубийства Корнелла, вокалиста «Саундгарден» и «Аудиослэйв», день его рождения, 20 июля. Вот такая невесёлая синхронизация…

 

Может, со-небытие этих видных лишь определённым поколениям личностей и не заставило бы сфокусироваться на себе, однако резонанс-то пошёл по стране, именно по России: Москва, Питер, Ставрополь, Волгоград, Воронеж, и Тюмень аж, в этих городах молодёжь создаёт памятные уголки, и 29–30 июля планирует петь и плакать… Стихийные мемориалы – напоминающие те, что были и после смерти Майкла Джексона – в Москве он примостился у памятника Шаляпину. Сейчас от него не осталось и следа. Красноречива такая «память», ибо Шаляпин-то останется в веках, а этот писклявый танцор…

 

3 chris cornell

Крис КОРНЕЛЛ

 

Честно говоря, Linkin Park для меня был группой за пределами внимания. Вот всё, что делал и пел Крис – да, за этим следил. А «Ленкин парк», как я прозвал про себя эту, на мой взгляд, девочковую группу – казался эпигонством и электронством. Слишком уж резко там чередовалась альтернатива (грозный, надсадный вокал Честера на грани гроулинга) и клавишные лирические отступления, а работы на гитаре не ощущалось… Да и познакомила меня с этой группой случайно в 2004-м девушка не лучшего полёта в судьбе, проходящая в книге «Верность и ревность» под псевдонимом Вера The Стерва – а я был готов слушать всё из её рук, честно просыпался под концерт «Ленкиного парка», но особенно не вслушивался. Это уже поколение, рождённое в девяностых, определяло ориентиры для нас – забавно, ведь стиль, ведь гранж с альтернативой-то рождались на наших глазах. Точнее – попадали в первые уши, которые были наши. В 91-м году, например.

 

3 Charles Bennington

Честер БЕННИНГТОН

 

Тоска была обязательна, а самоубийство как венец рок-карьеры – тоже. Так водилось в 90-х – и Курт Кобэйн лишь выразил «преемственность» с теми семидесятниками, кто умирал либо от наркотиков, либо по причине утраты «равновесия в мозгах» от наркотиков же, только своей рукой лишая себя жизни. Так в это нехитрое и непочётное событие Рок добавлял смысла – причём смысла ретроспективного…

Время этого суицидального романтизма прошло, причём давно – доблести в самоубийстве не осталось никакой, причём утяжеляющаяся даже в шоу-бизнесе жизнь не оставляет просторов для таких жестов. Как говорил уже решивший поступить таким образом Маяковский, после выставки своей, которую никто из ЦК не посетил: «знаю, это не выход, но…» Это в 90-х нам было интересно толковать о том, что же подтолкнуло и вообще обмозговывать суициды – сейчас на это просто нет времени. Ведь слишком запущенной стала «необустроенная для веселья» планета – причём по вине людей. И требует планета а особенно человек на ней как вид – самого деятельного участия, в том числе и в режиме рок-усиления определённых идеологем, мыслей, мечтаний человечества. Песни же про ничтожные события и эмоции должны уступить место «глобальным лампочкам», однако пока-то побеждают… У «Ленкиного парка» были удачно заострённые социально песни – однако они не стали мессиджем. Повод ли это для отчаяния и суицида? Нет, это не моя версия самоубийства – это моя версия того, что надо ещё много работать тем, кто жив в этом направлении.

Это я как раз о том, что прежде вызывавшие почти восхищения «уходы на пике» – теперь выглядят как пике от бессилья изменить мир песней. А бесконечное шоу мало кого привлекает – того кто на сцене. Без мессиджа, выражаясь на языке самоубийцы Честера – нечего делать на сцене, нечего терзать струны и орать нечего. Стиль буквально вымирает: гранж с его изначально тоскливым, но громким сердцебиением, альтернатива, метал-кор, ню-металл… Громкий рок уходит как-то тихо и малодушно.

И самое печальное, что повестка не изменилась со времён «Письма Есенину» Маяковского – суицид становится атрибутом гламура, а не вынужденным бегством из борьбы (которое ещё можно было бы понять), но вот случилась опечатка и она досказала что я имел в виду: «моДно понять». Модно умереть… Нет, никогда даже самым понятным и любимым рокерам я такого не прощу. Это бегство, не имеющее оправданий – дооравшись до стольких миллионов нужно их воспитывать и тянуть вверх, а не бросать со всего маху себя в них трупом.

Трусливо это, в конце концов. Чувак, да ты ж меня на год младше – имею право критиковать! Оставить стольких детей (пятеро) без отца и стольких слушателей (миллионы) оглоушенными и одинокими духом. Не покойся с миром, а хрипи и ворочайся «там» (в наушниках и колонках)…

 

Дмитрий ЧЁРНЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *