ПРОВАЛ МЕДИЦИНСКОЙ РЕФОРМЫ В СТОЛИЦЕ. В московских поликлиниках врачи предпочитают пациентов не лечить, а направлять к частникам, которые обирают народ до нитки

№ 2017 / 27, 28.07.2017

В последнее время у нас в стране много говорят про внедрение цифровых технологий в медицинских учреждениях. Несколько дней назад Правительство дополнило перечень электронных услуг, которые можно получить через «Единый портал государственных услуг». Ещё чуть раньше Владимир Путин призывал Госдуму поскорее создать единую цифровую систему в российском здравоохранении. Наши читатели наверняка не забыли и страсти вокруг большой медицинской реформы в Москве, которая проходила активную фазу три года назад (мы писали об этом, в том числе о митингах уволенных столичных медработников, в нашей газете). Тогда, в 2014 году, на реформу мэр Собянин выделил огромные средства: доступность и качество услуг здравоохранения для горожан вроде должны были с тех пор увеличиться в разы, и с записью к врачам, благодаря цифровым технологиям и электронике, ожидался полный порядок. Ну а что в действительности?

 

Признаться, я давненько не бывал в поликлиниках и, тем более, больницах. Но вот мне лично пришлось посетить мою районную марьинскую поликлинику № 36 (Филиал № 1), чтобы попытаться залечить последствия отравления. Оформление больничного меня волновало в последнюю очередь. Для начала надо было понять, что делать с больным желудком, в котором и давило, и жгло, и насколько всё это опасно. Не буду описывать подробности, что мне назначали сначала, чтобы добить проникшую в меня отраву. Тошноты у меня давно не было, волновало лишь то, что тяжело (почти невозможно) было принимать пищу из-за боли в районе солнечного сплетения. Наконец, со второго прихода к терапевту у меня (полагаю, совершенно верно) заподозрили гастрит, спровоцированный отравлением, и выписали ряд лекарств именно для заживления желудка. А кроме того, и мы подходим к самому интересному, дали направления на анализы: ЭКГ, кровь и гастроскопию. Сказали, что надо «последить» за моим организмом, как будет развиваться ситуация. Но сразу предупредили, что гастроскопии я могу дожидаться долго, и если есть возможность, наверное, стоит быстренько пройти эту процедуру в какой-нибудь частной клинике, чтобы сразу понимать ситуацию с моим желудком. А так: пейте, дескать, выписанные таблеточки и суспензии, а если почувствуете острую боль – вызывайте скорую. Затем я с направлениями должен был пройти к дежурным медсёстрам на соответствующих этажах поликлиники, чтобы они определили мне уже конкретные даты сдачи анализов (посещения специализированных врачей). С ЭКГ никаких проблем не возникло, его мне устроили через пару дней. Распечатал уже сформированный талон, и порядок. Со сдачей крови было уже посложнее. Оказалось, ближайшая дата чуть ли не через три недели. Естественно, никаких больничных дней на такое не запасёшься, и вообще не понятно, нужны ли мне уже будут эти анализы через три недели, кроме как из общих соображений диспансеризации, которую я действительно давненько не проходил… Ну, ладно, записали. А вот с гастроскопией, которая по идее была мне нужнее всего, как и предупреждала врач-терапевт, всё было совсем «интересно». У меня взяли направление, номер телефона и сказали, что позвонят, когда процедура станет возможной, причём не уточняя, через сколько дней, недель или месяцев это случится. В итоге прошло уже почти две недели, я вроде бы иду на поправку, а никакого звонка мне так и не было. И большой-большой вопрос, нужна ли мне будет, допустим, через месяц или два эта самая гастроскопия. Надеюсь, со мной-то, даст Бог, всё будет хорошо. Но я представляю себе человека с язвой, для которого результаты гастроскопии являются вопросом жизни и смерти: ситуация ведь может не то что через два месяца, а через неделю усугубиться. Получается, ему, чтобы обезопасить жизнь и просто понять, как быть дальше, нужно идти в частную клинику и платить денежки? А для чего тогда существует полис ОМС, медицинская страховка?

Как мне потом подсказали сведущие люди, по-хорошему такую важную для меня процедуру мне обязаны были назначить на дату максимум через трое суток после выписки направления, а в случаях, когда что-то этому мешает (оборудование на ремонте, врачей не хватает (хотя этот второй вариант абсурден с учётом проведённых в столице сокращений) или очень большая очередь на данный вид обследования), пациента, извинившись, должны перенаправить в другую поликлинику, где он сможет получить необходимую медицинскую услугу. Но, как мне объяснили, такой вариант невыгоден и нежелателен для руководства любой конкретной поликлиники: и с точки зрения рейтинга-имиджа, и с точки зрения страховых средств, которые в таком случае уйдут в соседнее учреждение, где будет оказана услуга. Поэтому, если пациент не поднимает бучу, то ему назначают посещение врача не так, как необходимо для его здоровья, а так, как выгодно поликлинике. Как вам такая система, а?! Если такое вообще возможно (а это, судя по всему, практикуется повсеместно), то с новой системой здравоохранения в столице (а Москва, естественно, позиционируется в нашей стране как флагман!) после реформы явно не всё в порядке. Стоит ли добавлять такие детали, что в один из дней в поликлинике просто-напросто потеряли мою карту, хотя посещение терапевта было назначено заранее и сотрудники поликлиники имели в запасе двое суток на доставку карты в нужный кабинет. В итоге врач, естественно, не имея сведений, ничего не мог мне внятного сказать по моему лечению, и ей оставалось только продлить мне больничный ещё на три дня: мол, к следующей встрече с врачом, будем надеяться, карту найдут. Ну а я лишние три дня просто продолжил наудачу то лечение, которое было назначено мне ранее.

На днях я обменивался соображениями по поводу нашей медицины с одним восьмидесятилетним поэтом, у которого недавно случился инсульт. То, что он мне рассказал, а это опять же касалось Москвы (страшно подумать, как всё происходит в отдалённых регионах!), также наводит на грустные мысли. Когда случился приступ, сопровождавшийся сильным головокружением, вызванная скорая сначала даже не забрала его в больницу. Дескать, сейчас погодные аномалии, и всякие-такие нелады со здоровьем, особенно у стариков, случаются сплошь и рядом. Поставили какой-то укольчик, посоветовали пить какие-то таблеточки и уехали. А через день-другой – опять приступ. Теперь уже врачи скорой признали, что это инсульт и увезли в реанимацию (а ведь человек мог и не пережить второго раза!). Про реанимацию и последующий больничный неврологический стационар наш поэт рассказывал мне со смешанными чувствами ужаса, недоброй иронии и возмущения. Мол, больных более недели там держать просто-напросто не принято. Через неделю, даже если пациент еле шевелится и ходить не может, требуют его увозить на долечивание на дому и в поликлинике. При этом, по словам моего собеседника, чуть ли не каждый день он наблюдал картину, как уже на следующие сутки такого пациента привозили назад после нового приступа и чуть ли не в ещё худшем состоянии. Самому поэту, который мне это рассказал, кое-как удалось удержаться (это рекорд) в больнице аж 10 дней, после чего, всё ещё едва живого, его увезли домой. Вот такая, видимо, оптимизация в здравоохранении нашем произведена: в стационарах надо держать людей недолго, не более семи дней, а затем лечить в поликлинике по месту жительства. Только по замыслу (и об этом говорил в своём выступлении даже Владимир Путин), сокращённое по времени лечение должно быть связано с гораздо более высокой эффективностью, с новейшим оборудованием и более квалифицированными врачами. А у нас зачастую просто соблюдают норматив: независимо от того, в каком состоянии человек, пролежал столько-то дней в больнице – дальше сам долечивайся в поликлинике! А то, что такое хождение по поликлиникам (где поди ещё дождись назначения на анализы) зачастую только усугубляет здоровье недолечившегося, никого не волнует.

Суть подхода к своей работе многих врачей после всех проведённых реформ, кажется, можно выразить одним тезисом: неважно, как там себя чувствует человек и что ему нужно для улучшения здоровья, главное формально соблюсти новые нормативы с выгодой для себя и своего учреждения.

Возникает законный вопрос: нужны ли нам все эти грандиозные реформы и цифровые новшества, если после них, несмотря на огромные выделенные средства, остаётся такое равнодушие к людям?

 

Евгений БОГАЧКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *