На краях идеологии

№ 2006 / 28, 23.02.2015


СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ ФЕОДАЛИЗМА

По мнению теоретиков реформ, в России идёт построение постиндустриального, информационного общества. Но, как отмечает автор, этот процесс происходит скорее в умах его адептов, а не в реальности. В реальности Россия скатывается к доиндустриальному обществу – в «светлый» мир феодализма. С крушением советской системы постиндустриальное общество стало явно антисоциальным.
Автор отмечает, что строительство нового общества шло в СССР не совсем по Марксу. Искажение его идей началось ещё при Ленине. Так как реальность не хотела вписываться в отвлечённые схемы. Именно Ленин попытался придать марксизму сугубо российскую специфику. И общество шагнуло из «белого» феодализма в «красный» социализм путём тяжелейших испытаний. Трагическое несоответствие теории и реальности, по мысли автора, привело к окончательному краху советскую реальность. Так как, по словам Валянского, общество, его социальная организация это прежде всего результат сознательной деятельности в иерархии идей – то есть в идеологии, а не в экономике и власти.
Большинство же идеологов реформ не знают ни своей страны, ни другие страны, так как не понимают истинных причин происходящего. Постиндустриализм – обычный людоедский строй, не имеющий будущего. Сейчас в нашей стране происходит физическое уничтожение носителей цивилизационных ценностей и замена их на менее образованных, то есть на более легкоуправляемых чужаков.
Наши миллионеры не создали ни одного вида продукции. Отхваченные ими по дешёвке компании не открыли и не освоили ни одного нового месторождения.
Сейчас из-за деградации роли страны в системе мирового хозяйства Россия превратилась в периферию Запада, страдающего сырьевой зависимостью и слабой конкурентоспособностью обрабатывающей индустрии.
В научно-технической сфере России за годы реформ произошла катастрофа. Последовательно уничтожены отраслевая наука, прикладная, добиваются остатки фундаментальной.
По сути, страна лишилась информации. Хотя либералы и утверждают, что создают институт информационного общества.
Практически уничтожено среднее профессиональное образование. Добивается – высшее. Всё это – «магистральный путь» не в пост-, а в доиндустриальную цивилизацию.
С помощью цифр и логики доказывает автор свою позицию. Также автор утверждает, что СМИ сегодня – не средство информации, а массовый агитатор и «успокоитель».
Требование сегодняшнего дня – переход на новые технологии – в великий русский полдень, а не в попугайничанье об отсутствии выбора, иного пути и так далее.
И выделять здесь следует не только технологии информационные. Информационное общество – это миф. Никакого такого общества на самом деле нет.
В издании подробно освещена тема глобализации. Оспорено утверждение о необходимости встраивания страны в этот процесс. Как точно подмечает С.Валянский, сегодня уже видно, что у желающих реализовать её не хватает ресурсов, так как идея эта антиэволюционна.

Валянский С. За какие идеи мы умираем. – М.: Алгоритм.



СЫНЫ СВЕТА ИЛИ КОЗЛИНЫЙ ШАБАШ?

В новом справочнике представлено много интересной информации о молодёжных движениях современной России. От движений антиправительственной направленности до проправительственных организаций. Указаны имена их лидеров, спонсоров и покровителей, обозначены программные задачи партий. Показано, каким образом и из каких источников финансируются эти организации.
Книга состоит из двух разделов: «революционные» и «контрреволюционные» молодёжные союзы. В кавычках эти слова стоят у автора.
Но мне кажется, что включать в отдел «революционные» союзы такие движения, как «Авангард Красной Молодёжи», НБП Лимонова и «Молодёжный левый фронт», ставить их в один ряд с Молодёжным СПС», «Мы», «Молодёжным «Яблоком», «Обороной», «Порой!» – несообразно.
Последние движения главным образом – это апологеты «цветных» и «бархатных» революций, своеобразных карнавальных постановок, за которыми неизменно прослеживается хорошая режиссура и дорогостоящие декорации, выдающие голливудские навыки продюсеров этих революций.
Эти организации – АКМ, НБП, МЛФ, частично новые опричники (Евразийский союз молодёжи) – за революцию социалистическую, революцию красную. Основанную либо на традиционных коммунистических ценностях, как АКМ, МЛФ, либо на причудливой смеси национализма и социализма, как аморфная идеология НБП. Либо на эзотеризме, мистике, геополитике и евразийстве, как движение Дугина (ЕСМ).
Без сомнения, к контрреволюционным, то есть направленным против языческого, карнавального шествия Запада на Россию, следует отнести лишь союзы, полностью поддерживающие политику государства на данном этапе. Это движение «Наши» («нашисты», «наци» – что весьма симптоматично для движения, позиционирующего себя как антифашистское), «Идущие вместе», «Молодёжное единство», альтерглобалистское движение «Вал».
Многих читателей также может заинтересовать приложение к справочнику, в котором показано американское влияние на обработку общественного мнения и на молодёжные движения в России.

Мухин А. Поколение 2008: Наши и не наши. – М.: Алгоритм.



ГОСПОДИН ЭТНОС

Создаётся впечатление, что герои романа не живые, одухотворённые люди, а носители определённого типа идей и представлений, своеобразные биороботы – куклы.
Ко всему следует отметить, что человеческая душа не интересует автора. Его, как и главного героя, больше интересует «душа» машины. Так как изображать думающие, «одухотворённые» механизмы – любимое занятие автора. Например, сверхсовременный истребитель превращается в птицу судного дня, теория государства – в мегамашину, развивающуюся по своим законам.
Каковы же люди-тени, люди-идеи в романе?
Основной женский образ, это Елена Солим, жена Марка, в девичестве Саблина. Эта женщина цветущего возраста, намного младше мужа. По мысли автора, именно она, изнасилованная собственным братом – так же как и она носящим в генах страшную память о предках-бунтарях, проливших немало в гражданскую войну крови белых, олицетворяет архетип Родины. Такой, поруганной, она достаётся престарелому еврею, получившему Елену в обмен на долги на неопределённый срок.
Елена ищет мужчину своей мечты. Того человека, что заставил бы её забыть о страшном прошлом (связь с братом) и мрачном настоящем – жизнь с нелюбимым человеком.
Следует отметить, что, по мнению автора, в 70-х – 80-х годах в России готовился гигантский прорыв во всех сферах от техно-сферы до сферы духовной – русский мир должен был распуститься как прекрасный бутон розы. Эта выражалось бы в изменении сознания советского этноса, в развитии сверхспособностей людей с помощью новейших технических разработок, в своеобразном омоложении, связанном с переливанием, в переносном смысле конечно, крови.
Так вот, поэтому чрево Елены готово к принятию плода нового человека – конструктора иного, русского бытия и своеобразно родить его, «непорочным образом», с помощью кесарева сечения.
Родить ребёнка от рода иного, не опороченного кровосмешением и кровопролитием или прощённым за них, там, на небесах, через крещение и исповедь.
Таким человеком становится журналист Михаил Владимирович Коробейников, потомок христианских предков, родители и родственники которого жестоко пострадали во время репрессий, часть их уехала за границу, читает библию на английском, как его сестра и бабушка, даже сменила веру.
Михаил вступает в связь с замужней Еленой и дарит ей ребёнка. Следует отметить, что крестится он уже после у отца Льва Русанова – своеобразного носителя идей богословия, ортодоксального православия но и гуляки, гусара, этакого «провинциального гитариста».
Лев Русанов – истинный носитель белой идеи, но, по мнению писателя, она была опошлена именно своей попсовостью, массовостью. Что в конченом счёте и отравило её хмелем блуда, блуда почти узаконенного на Западе, так как брат Елены – Рудольф Саблин заставил разговориться и напоил священника, после отречения от огненной воды, связанного с принятием Русановым сана.
Русанов и Саблин нашли общий язык. Крайности всегда сходятся – русская вольница и германский порядок, носителем которого является Рудольф.
Рудольф Саблин – самая загадочная личность в романе. И не понять, когда он смеётся над всеми, когда хочет быть «своим со всеми», а когда говорит искренне. Этот истинный сын Европы, сверхчеловек – без страха и упрёка. Не случайна и его смерть. Самоубийство. Рудольф вскрывает вены в ванной, в Голландии. После визита к мастеру татуировок, который начертал на его лбу свастику и дедовские усы – дед красный комиссар (усы, кстати, не получились). Не зная голландский, он общается с ним на плохом английском. После этого покупает толстую шлюху и с улыбкой и непреклонностью убивает свою злобу в себе.
Подведём итоги, что понесёт в себе для новой эры родившийся новый этнос.
Больше всего: иудейское мессианство, Серебряный век русской культуры, связанный как с «бесовщиной» декадентов, так и с православием Кесаря, церкви мира сего, и обновленческой ересью. А ещё идею «красной истории», русской вольницы – анархии и соборности (коммунизма) Ленина – Сталина.
Будем надеяться, что новый этнос, новое дитя цивилизации, выросшей на осколках русского народа, соберёт эти горные ручейки и полноводные реки и вольёт их в новый океан, океан русского мира.

Проханов А. Надпись. – М.: Ад Маргинем.
Виктор ТРУШКИН
г. Санкт-Петербург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *