Вокруг «Аксёнов-феста» скрестили шпаги наследники и подвижники

№ 2017 / 32, 22.09.2017

В писательских кругах – и не только – уже месяц обсуждают скандал, возникший вокруг литературно-музыкального фестиваля «Аксёнов-фест», посвящённого знаменитому «шестидесятнику» Василию Аксёнову. Фестиваль ежегодно проходит, начиная с 2007 года, на родине писателя в Казани. Однако в этом году ещё до начала праздничных мероприятий один из наследников Аксёнова заявил, что собирается подать иски в суд против властей Казани за нарушение авторских прав. В чём тут дело и почему эта проблема не теряет своей актуальности?

У одного из наследников (сына сестры второй жены писателя) возникли претензии к организаторам фестиваля (то есть, по сути, к мэрии Казани) и его координатору Ирине Барметовой: дескать, они, используя имя Василия Аксёнова, проводят мероприятия всё меньше и меньше имеющие отношения к образу писателя и к его творческому наследию.

Как объясняет сам недовольный наследник Алексей Змеул, побывав на фестивале в прошлом году, он был удивлён, «насколько Аксёнов неинтересен его устроителям. Вернее, интересен как бренд, под который можно получить деньги, устроить литературную тусовку в Казани, пообщаться с мэром, ну и мимоходом вспомнить Аксёнова. Главным хранителем наследия Аксёнова в Казани отчего-то считают главного редактора журнала «Октябрь» Ирину Барметову, которая именуется координатором фестиваля. Правда, наследники и правообладатели не в курсе её заслуг в деле памяти Аксёнова…»

В последнем замечании уже явно чувствуется и обида человека, который немало делает для памяти знаменитого родственника (работа с архивами, публикация неизданных произведений, создание портала «Остров Аксёнов», на котором и размещена официальная позиция Змеула), но при этом оказывается в тени большого и громкого праздника, устроители которого полностью игнорируют работу и даже мнение племянника писателя о том, каким должен быть фестиваль, посвящённый Аксёнову.

Усугубляет конфликт и придаёт ему особую тональность то, что на фестиваль городскими властями выделяются немалые средства (в этом году 5,5 миллионов рублей), по поводу «эффективного использования» которых у рачительного родственника, очевидно, также есть много вопросов.

«Анонс появился буквально за неделю, – возмущается неродной племянник Аксёнова, – тема фестиваля – «Аксёнов без цитат», то есть вроде бы праздник, посвящённый Аксёнову, но без всякого намёка на самого Аксёнова». Впрочем, понятно, что концепция «без цитат» скорее похожа на защиту организаторов от возможных правовых претензий наследников.

Вообще, когда речь заходит о выделяемых на что-то деньгах, то сразу возникает желание не только их поделить и использовать, но и вообще переоценить саму необходимость растраты бюджетных средств. Однако, вопрос о нужности самого «Аксёнов-феста» никто в этой распре не ставит. Всё-таки Аксёнов, как ни относись к его «общественной» деятельности, достаточно значительная фигура, яркий выразитель эпохи «шестидесятничества», и посвящённый ему фестиваль Казани, да и всей нашей культуре явно не помешает. А вот кто должен быть его координатором, кто должен входить в попечительский совет, распределять выделяемые мэрией или президентскими грантами средства и т.д. – эти вопросы, конечно, остаются.

Надо ли удивляться, если руководство журнала «Октябрь», который в последнее время испытывает большие трудности (достаточно вспомнить недавнее выселение редакции из исторически занимаемых помещений, не говоря уже о сложностях выживания всех «толстых» литературных журналов и литературной периодики вообще), пытается, выиграв тендер на проведение «Аксёнов-феста», использовать полученные средства, чтобы в том числе и как-то поддержать собственные «штаны» (точнее «штаны» журнала). Да, возможно, не будь этой «бедняцкой» вводной, фестиваль в чём-то прошёл бы поинтересней (хотя не факт). Но можно ли тут осуждать Ирину Барметову, заботящуюся и о своём литературно-художественном детище (не обязательно напрямую финансами, но и засвечиванием на фестивале проектов «Октября», своих авторов и т.п.)? Вопрос философский. Здесь, между прочим, стоит отметить другое. Государство у нас создало такие условиях для культуры и литературы, что деятелям её (в том числе руководителям литературных изданий) приходится подчас идти на всевозможные ухищрения и трюки, чтобы выживать и продолжать поддерживать очаги этой самой культуры.

Ещё одна проблема, которую вскрывает изложенный сюжет с «Аксёнов-фестом», это проблема «творческих» наследников и законодательства в сфере авторского права. На претензии Алексея Змеула представители культурных властей Казани и организаторы фестиваля отвечают, что, с одной стороны, у части наследников Аксёнова (сына писателя) никогда не было претензий к программе фестиваля и использованию имени писателя или его произведений. С другой стороны, права на фестиваль принадлежат его создателям, а наследнику принадлежат лишь права на тексты. Нужно, мол, различать наследство и наследие. Ирина Барметова, отвечая на запрос газеты «Собеседник», расследовавшей скандал с «Аксёнов-фестом», заявила и вовсе резко: «Рядом с наследниками по доверенности считаю недопустимым высказывать свою точку зрения» (Алексей Змеул действительно занимается творческим наследием дяди по доверенности от своей матери – сестры жены писателя.)

Наследники по доверенности, зачастую не имеющие никакого отношения к самому творцу и никакого интереса к его творчеству, кроме материальной корысти, – это действительно проблема. Взять хотя бы случай с давно покойным Александром Вертинским, замечательные произведения которого частенько отсутствуют в опять же замечательных поэтических антологиях, где им самое место, по прозаической причине: с составителей / издателей требуют кругленькую сумму.

Начальник управления культуры Казани Азат Абзалов, не отказываясь, разумеется, от соблюдения законов об авторском праве, заявил тем не менее в связи с обсуждаемым нами скандалом: «У Аксёнова прекрасные произведения, я считаю, что они «переросли» просто авторское право, они принадлежат нашей стране, всему миру..

Вот так же переросли авторское право многие произведения выдающихся писателей, поэтов, художников. Но горе-наследники нередко плюют на интересы культуры, а хотят денег (или хоть славы).

Правда, непохоже, чтобы это всё относилось к ситуации с Алексеем Змеулом, который действительно занимается именно творческим наследием Аксёнова, сделал интересный портал, посвящённый прославленному родственнику, и даже в упомянутом судебном процессе по поводу нарушения авторских прав собирается требовать с оппонентов символический 1 рубль, полагая главным – принудить организаторов считаться с собой и согласовывать программу фестиваля.

Что по этому поводу скажет суд, если он состоится, мы, наверное, скоро узнаем. Но проблема «наследников по доверенности» в любом случае останется. И законодательство в сфере авторского права, особенно касающегося творческого наследия, нуждается в серьёзной доработке. Бывает, что равнодушным наследникам (не то что по доверенности, а даже и прямым) противостоят бескорыстные подвижники. Бывает и наоборот: дельцам-прохиндеям, желающим нажиться на чьём-то имени, противостоят истинные бескорыстные наследники. Очевидная беда, если с обеих сторон преобладает корысть и равнодушие к творчеству. А что делать, если с обеих сторон люди искренне заботятся о доброй памяти и творческом наследии художника, но имеют разное представление о том, как этим наследием управлять?

Вот так на примере одного только культурного события и связанного с ним скандала вскрывается целый ряд важнейших вопросов и болевых точек для современной отечественной культуры в целом.

 

Евгений БОГАЧКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *